Трудовые споры

Практика привлечения к административной ответственности органами Департамента государственной инспекции труда

Надзор за соблюдением законодательства о труде и об охране труда осуществляет Департамент государственной инспекции труда Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь (далее – Департамент). Должностные лица Департамента за нарушение законодательства о труде и об охране труда вправе привлекать юридических лиц и должностных лиц нанимателя к административной ответственности. Рассмотрим практику привлечения вышеуказанных лиц к административной ответственности по ст. 10.12 КоАП «Нарушение законодательства о труде».

Самосейко Владимир

Юрист, магистр права

Ответственность за уклонение от ежегодного предоставления трудового отпуска

Судебное постановлениепостановление суда Ленинского района г. Бобруйска от 02.08.2022 по делу № 13Жн2233

Вывод суда: суд подтвердил правомерность привлечения должностного лица нанимателя к административной ответственности за уклонение в предоставлении работнику трудового отпуска. Наниматель должен предоставлять работнику трудовой отпуск ежегодно, а в случае увольнения работника по истечении срока трудового договора (контракта) у него нет правовых оснований для отказа работнику в предоставлении такого отпуска в последний месяц перед увольнением (при прочих равных условиях).

Обстоятельства дела

Постановлением начальника Брестского областного управления Департамента от 16.06.2022 № 60 директор филиала «А» ОАО «Б» М. признан виновным в несоблюдении должностным лицом нанимателя установленного порядка предоставления работникам отпусков, то есть в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 6 ст. 10.12 КоАП, и подвергнут административному взысканию в виде штрафа размере 3 базовых величин, то есть в сумме 96 рублей.

По мнению представителей Департамента, директором филиала «А» ОАО «Б» М. было допущено нарушение порядка предоставления (трудовых) отпусков.

Так, решением суда Кобринского района Брестской области от 14.03.2022 гражданка Г. была восстановлена на работе в качестве водителя автомобиля 6-го разряда пассажирской автомобильной колонны пригородных маршрутов в филиал «А» ОАО «Б» с 17.12.2021.

Нанимателем был издан приказ от 14.03.2022 № 76-К о восстановлении Г. на работе, с которым Г. была ознакомлена 15.03.2022.

В этот же день должностным лицом нанимателя Г. было вручено уведомление о непродлении контракта и увольнении в связи с истечением срока его действия 05.04.2022.

По мнению представителей Департамента, нанимателю было известно, что 05.04.2022 заканчивается рабочий год Г., никаких препятствий для разрешения в этот же день (15.03.2022) вопроса о предоставлении Г. трудового отпуска, согласования с ней даты предоставления трудового отпуска и издания соответствующего приказа не имелось.

Части 1 и 5 ст. 170 ТК устанавливают обязанность нанимателя предоставлять трудовой отпуск в течение каждого рабочего года работникам, имеющим право на дополнительные отпуска за работу с вредными и (или) опасными условиями труда и за особый характер работы.

В такой ситуации начальник Брестского областного управления Департамента государственной инспекции труда пришел к выводу о несоблюдении директором филиала «А» ОАО «Б» М. как должностным лицом нанимателя установленного порядка предоставления работнику отпуска, за что предусмотрена административная ответственность по ч. 6 ст. 10.12 КоАП.

Позиция должностного лица нанимателя

Директор филиала «А» ОАО «Б» М. подал в суд жалобу на указанное постановление начальника Брестского областного управления Департамента.

В жалобе М. ссылалась на следующее:

  • на момент утверждения графика отпусков филиала «А» ОАО «Б» на 2022 год Г. не являлась работником предприятия, трудовой отпуск должен был ей предоставляться индивидуально по предварительной договоренности между работником и нанимателем в соответствии со ст. 169 ТК, однако стороны к договоренности не пришли;

Справочно.
В соответствии со ст. 169 ТК наниматель обязан уведомить работника о времени начала трудового отпуска не позднее чем за 15 календарных дней, за исключением случаев, когда трудовой отпуск предоставляется индивидуально по предварительной договоренности между работником и нанимателем.

  • поскольку предоставление трудового отпуска Г. по ее заявлениям повлекло бы нарушение нанимателем положений ст. 176 ТК, отпуск не мог быть предоставлен.

Справочно.
Наниматель обязан выплатить средний заработок за время трудового отпуска не позднее чем за два дня до начала отпуска (ст. 176 ТК).

М. в суде пояснил, что был согласен предоставить Г. трудовой отпуск, пытался согласовать с ней дату предоставления отпуска, однако стороны к договоренности не пришли. Следовательно, в действиях М. отсутствует состав административного правонарушения. Он просил постановление отменить и прекратить дело об административном правонарушении.

Решение суда

Суд признал постановление начальника Брестского областного управления Департамента законным и обоснованным, оснований для отмены или изменения постановления не нашел.

С учетом требований ч. 1 и 5 ст. 170 ТК, которые устанавливают обязанность нанимателя предоставлять трудовой отпуск в течение каждого рабочего года работникам, имеющим право на дополнительные отпуска за работу с вредными и (или) опасными условиями труда и за особый характер работы, судья отклонил доводы жалобы о том, что трудовой отпуск не был предоставлен Г., так как между нанимателем и работником не была достигнута договоренность относительно даты предоставления отпуска, а предоставление отпуска по заявлениям Г. повлекло бы нарушение положений ст. 176 ТК.

Вывод автора 

Как показывает практика, могут быть ситуации (как в данном случае ‒ увольнение работника в конце года и его восстановление в начале), когда время ухода работника в трудовой отпуск за второй и последующие рабочие годы не предусмотрено графиком трудовых отпусков (ст. 167168 ТК), но это никак не освобождает нанимателя от обязанности предоставить трудовой отпуск ежегодно. В случае, когда у работника остается всего месяц до увольнения (как в рассмотренном случае в связи с увольнением по истечении срока действия контракта), у нанимателя нет правовых оснований для отказа работнику в предоставлении трудового отпуска как по причине отсутствия работника в графике трудовых отпусков, так и в случае недостижения соглашения о конкретной дате начала трудового отпуска (ч. 3 ст. 168 ТК).

Ответственность за нарушение порядка увольнения руководителя

Судебное постановлениепостановление суда Бобруйского района и г. Бобруйска от 01.09.2022 по делу № 128Жн2235

Вывод суда: Суд несколько раз отменял постановление должностного лица Департамента и направлял дело на новое рассмотрение по причине нарушений, допущенных в ходе ведения административного процесса, выразившихся в неправильном указании обстоятельств дела, неисследовании доказательств, нарушении сроков рассмотрения дела об административном правонарушении и иных существенных нарушений норм ПИКоАП.

Обстоятельства дела 

Суд отменил постановление начальника Бобруйского межрайонного отдела Могилевского областного управления Департамента о привлечении П. к административной ответственности и направил дело на новое рассмотрение. В соответствии с новым постановлением начальника Бобруйского межрайонного отдела Могилевского областного управления Департамента П. признан виновным в том, что, являясь должностным лицом нанимателя ‒ директором ОАО «Б», он издал два приказа об увольнении Р. ‒ директора ТПУП «Х» ОАО «Б», учредителем которого является ОАО «Б», по разным основаниям.

Согласно одному приказу Р. уволен по соглашению сторон на основании п. 1 ст. 35 ТК, согласно второму приказу он уволен по п. 2 ст. 257 ТК. При этом соглашения сторон о расторжении контракта достигнуто не было, в связи с чем у нанимателя (по мнению ДГИТ) не имелось законных оснований для издания приказа об увольнении Р. по п. 1 ст. 35 ТК, чем нарушены требования законодательства о труде, предусмотренные ст. 37 ТК, а Р. причинен вред, выразившийся в лишении его конституционного права на труд.

Позиция должностного лица нанимателя

В жалобе П. указал, что он не согласен с вынесенным постановлением, считает его незаконным, просил суд постановление отменить и прекратить дело об административном правонарушении в связи с отсутствием в его действиях состава правонарушения.

В качестве доводов П. указал на то, что недостатки протокола об административном правонарушении, указанные в постановлении суда, не были устранены, для составления нового протокола дело не возвращалось органу, ведущему административный процесс, был нарушен процессуальный срок рассмотрения дела, не приняты во внимание его доводы о том, что он не является должностным лицом нанимателя – ТПУП «Х», а Р. не является работником ОАО «Б».

Позиция Департамента 

По мнению Бобруйского межрайонного отдела Могилевского областного управления Департамента, жалоба удовлетворению не подлежит, поскольку факт совершения П. административного правонарушения установлен и подтвержден приведенными в постановлении доказательствами.

Протокол об административном правонарушении не возвращался для устранения недостатков и не изменялся, так как постановлением суда дело было направлено на новое рассмотрение, а не на стадию подготовки к рассмотрению.

Выявленные недостатки были устранены при рассмотрении дела путем запроса необходимых документов, изменения времени совершения правонарушения и уточнения других фактических обстоятельств правонарушения в самом постановлении по делу об административном правонарушении.

Решение суда

Суд вновь отменил постановление начальника Бобруйского межрайонного отдела Могилевского областного управления Департамента в отношении П. по ч. 6 ст. 10.12 КоАП и направил дело на новое рассмотрение.

Справочно.
Первое постановление по данному делу об административном правонарушении, вынесенное 15.04.2022 начальником Бобруйского межрайонного отдела Могилевского областного управления Департамента, было отменено постановлением суда Бобруйского района и г. Бобруйска. Среди оснований для отмены первого постановления судом были отмечены недостатки протокола об административном правонарушении, составленного в отношении П. по ч. 6 ст. 10.12 КоАП, выразившиеся в наличии исправления в дате его составления, несоответствии действительности времени совершения правонарушения, отсутствии указания на специальный субъект правонарушения – должностное лицо нанимателя, несоответствии фабулы протокола требованиям диспозиции ч. 6 ст. 10.12 КоАП в части определения вида вреда, причиненного работнику. Также в постановлении суда было указано на необходимость проведения дополнительной проверки.

По мнению суда, вместо возврата дела для устранения недостатков, как того требует ст. 12.3 ПИКоАП, должностное лицо, уполномоченное рассматривать дело об административном правонарушении, вышло за рамки вмененных обстоятельств совершения правонарушения и в описательной части постановления по делу об административном правонарушении в отношении П. изложило иные установленные в ходе рассмотрения дела обстоятельства совершения административного правонарушения, которые существенно отличаются от изложенных в протоколе, не мотивировав каким-либо образом свои выводы и игнорируя невозможность таких действий в соответствии с ПИКоАП.

Таким образом, в постановлении по делу об административном правонарушении обстоятельства правонарушения (время совершения правонарушения, признаки специального субъекта правонарушения, указание, работником какого предприятия является Р. и какую должность занимает, вид причиненного вреда) существенно отличаются от указанных в протоколе об административном правонарушении, что является недопустимым и фактически влечет нарушение права лица, в отношении которого ведется административный процесс, знать, в связи с совершением какого административного правонарушения в отношении него начат административный процесс.

После отмены постановления по делу об административном правонарушении в отношении П. данное дело повторно рассмотрено тем же должностным лицом инспекции, что противоречит требованиям законодательства.

Дело об административном правонарушении после отмены постановления было рассмотрено с нарушением 15-дневного срока, предусмотренного ст. 12.2 ПИКоАП. Обоснованных причин для этого не установлено, что свидетельствует о волоките при рассмотрении дела.

В обжалуемом постановлении имеется указание о том, что ходатайств об исследовании письменных доказательств не поступало. Это позволяет сделать вывод о том, что рассмотрение дела было окончено без исследования доказательств. Указанное свидетельствует о нарушении ч. 3 ст. 12.6 ПИКоАП, поскольку в данном случае лицо, в отношении которого ведется административный процесс, не признавало свою вину.

Также в постановлении и его мотивировочной части имеется ссылка на приказ, содержащий неверное указание даты его издания.

При описании в постановлении административного правонарушения, признанного доказанным, должностное лицо Департамента указало, что правонарушение выражается в издании П., являющимся должностным лицом нанимателя, двух приказов об увольнении Р. по разным основаниям, и нормой права, которая в данном случае нарушена П., является ст. 37 ТК. Однако в мотивировочной части сделан вывод о том, что П. нарушил требования законодательства о труде в части увольнения Р. без законных на то оснований. Из мотивировочной части решения суда Бобруйского района и г. Бобруйска, составленной 22.06.2022 по делу № 128ГИП221250, следует, что действия П. по изданию приказа об увольнении по соглашению сторон являются неправомерными, в связи с чем указанный приказ подлежит отмене. Незаконным же признано увольнение Р. по п. 2 ст. 257 ТК, а не по п. 1 ст. 35 ТК, что и стало основанием для взыскания с ОАО «Б» в пользу Р. морального вреда согласно ст. 246 ТК.

Таким образом, в постановлении содержатся противоречащие друг другу выводы, а имеющимися материалами дела не подтверждается причинно-следственная связь между нарушением П. нормы ст. 37 ТК (прекращение трудового договора по соглашению сторон) и причинением незаконным увольнением морального вреда работнику Р.

При определении времени совершения правонарушения должностное лицо, уполномоченное на рассмотрение дела, не дало оценки имеющимся в материалах дела копиям приказа о направлении П. в указанный день в командировку в г. О. и табеля учета рабочего времени.

Также оставлено без внимания то обстоятельство, что увольнение Р. произведено на основании приказа об увольнении, вынесенного должностным лицом ТПУП «Х» ОАО «Б», а не ОАО «Б», как это имело место. Причины этого не выяснялись.

В протоколе об административном правонарушении не указано время обнаружения правонарушения. В соответствии с ч. 1 ст. 13.16 ПИКоАП основаниями к отмене не вступившего или вступившего в законную силу постановления по делу об административном правонарушении являются:

1) односторонность, неполнота и необъективное исследование обстоятельств административного правонарушения;

2) существенное нарушение требований ПИКоАП.

В силу ч. 1 ст. 2.2 ПИКоАП суд, орган, ведущий административный процесс, при ведении административного процесса обязаны соблюдать требования настоящего Кодекса. Согласно ст. 2.10 ПИКоАП суд, орган, ведущий административный процесс, обязаны принять все предусмотренные законом меры по всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств совершения административного правонарушения, устанавливая как уличающие, так и оправдывающие, как смягчающие, так и отягчающие ответственность обстоятельства, а также другие обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, защиты прав, свобод и законных интересов лиц, участвующих в административном процессе.

Вывод автора 

Данный случай обращает внимание на особенность правового положения (точнее, ответственности) руководителя вышестоящей организации, который управомочен либо законодательством, либо уставом нижестоящей организации принимать решения по приему и увольнению руководителя такой организации.

А в целом приведенное дело показывает, что органы Департамента тоже могут ошибаться, и если у нанимателя есть уверенность в правомерности своих действий, то, как показывает судебная практика, есть реальный шанс доказать такую правомерность в суде.

Ответственность за несвоевременную выплату окончательного расчета при увольнении

Судебное постановление: постановление суда Октябрьского района г. Витебска от 19.08.2022 по делу № 24Жн2213

Вывод суда: суд посчитал, что должностное лицо Департамента ненадлежащим образом провело административный процесс, отменил постановление по нему и направил дело на новое рассмотрение. К отмене постановления привело неполное выяснение обстоятельств дела, должностное лицо Департамента не учло, что организация находится в стадии ликвидации и в этом случае действует особый порядок удовлетворения требований кредиторов, в том числе уволенных работников с требованием о выплате окончательного расчета при увольнении.

Обстоятельства дела

Постановлением заместителя начальника Витебского областного управления Департамента гражданка Б., антикризисный управляющий ООО «М», была признана виновной в невыплате в установленный срок всех денежных выплат, причитающихся З. (директору ООО «М») на день увольнения из ООО «М», в соответствии с законодательством и на основании ч. 4 ст. 10.12 КоАП была подвергнута административному взысканию в виде штрафа в размере 17 базовых величин в сумме 544 рубля.

Позиция Департамента

Витебское областное управление Департамента руководствовалось положениями ч. 1 ст. 77 и ч. 4 ст. 179 ТК, согласно которым при увольнении работника все причитающиеся ему выплаты от нанимателя производятся не позднее дня его увольнения. Данные выплаты антикризисный управляющий ООО «М» Б. не произвел, чем были нарушены вышеуказанные нормы ТК.

Позиция антикризисного управляющего

Б. в жалобе указала, что нарушения указанных требований трудового законодательства с ее стороны были вызваны финансово-экономическим состоянием предприятия, находящегося в стадии ликвидации, чего учли должностные лица Департамента при рассмотрении данного дела об административном правонарушении. При этом не дана оценка нормам трудового законодательства, административного, а также законодательства о банкротстве, не проанализирован порядок удовлетворения требований кредиторов в процедурах банкротства.

Ссылаясь на изложенные в жалобе доводы, Б. просила суд данное постановление по делу об административном правонарушении отменить, дело об административном правонарушении прекратить.

Решение суда

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 13.10 ПИКоАП постановление заместителя начальника Витебского областного управления Департамента было отменно с направлением дела на новое рассмотрение.

Согласно ст. 2.10 ПИКоАП орган, ведущий административный процесс, обязан принять все предусмотренные законом меры по всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств совершения административного правонарушения, имеющих значение для правильного разрешения дела, защиты прав, свобод и законных интересов лиц, участвующих в административном процессе.

В соответствии со ст. 12.7 ПИКоАП должностное лицо органа, ведущего административный процесс, уполномоченное рассматривать дело об административном правонарушении, при рассмотрении дела об административном правонарушении обязано выяснить в том числе, виновно ли данное физическое лицо в совершении административного правонарушения.

Определением экономического суда Витебской области ООО «В», директором которого является Б., было назначено антикризисным управляющим ООО «М».

В связи с проведением в отношении ООО «М» процедуры экономической несостоятельности (банкротства) директор З. был уволен на основании п. 1 ст. 257 ТК с выплатой соответствующей компенсации.

В установленный срок выплата причитающихся З. денежных средств произведена не была.

При рассмотрении дела, по мнению суда, не было выяснено, были ли приняты ликвидатором Б. своевременные меры по выявлению и получению дебиторской задолженности, имелось ли у юридического лица имущество, достаточное для удовлетворения требований кредиторов второй очереди, были ли кредиторы первой очереди, когда работник был уведомлен об увольнении в связи с ликвидацией, проведена ли инвентаризация активов и обязательств, составлен ли ликвидационный баланс.

Также отсутствуют сведения о наличии и стоимости имущества юридического лица, о том, осуществляла ли Б. продажу имущества юридического лица с публичных торгов в установленном актами законодательства порядке и когда именно, на какие суммы, имелся ли на предприятии резервный фонд заработной платы, было ли арестовано имущество предприятия, и если да, то обращалась ли Б. в соответствующие органы о снятии ареста с расчетного счета предприятия для выплаты причитающихся выплат и когда именно.

То есть, по мнению суда, должностным лицом Департамента не была дана надлежащая оценка вышеуказанным обстоятельствам, в том числе должным образом не исследовались доводы Б. в части наличия оснований для применения указанного выше законодательства, недостаточно мотивировано решение, на основании которого указанное законодательство неприменимо к рассматриваемой в отношении нее ситуации, что не соответствует требованиям ст. 6.15 ПИКоАП. В связи с этим суд посчитал, что обстоятельства административного правонарушения исследованы односторонне, неполно и необъективно, а вывод о виновности Б. является преждевременным.

Кроме того, протокол об административном правонарушении в обоснование правонарушения содержит ссылку на контракт с З. (директором ООО «М»), который решением суда Октябрьского района г. Витебска признан незаконным (недействительным), что является недопустимым.

Вывод автора

Согласно положениям ст. 59 и 60 ГК в период ликвидации осуществление операций по счетам юридического лица и совершение им сделок, не связанных с ликвидацией, запрещаются, а требования его кредиторов в части выплаты выходных пособий, оплате труда лиц, работающих по трудовым и (или) гражданско-правовым договорам, осуществляются во вторую очередь. Аналогичные положения содержатся в пп. 10 и 11 Положения о ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования, утвержденного Декретом Президента Республики Беларусь от 16.01.2009 № 1 «О государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования».

В ходе ведения административного процесса должностные лица Департамента не приняли во внимание, что организация находится в стадии ликвидации и что в этом случае необходимо учитывать не только нормы ТК в части выплаты окончательного расчета при увольнении, но и законодательства о банкротстве в части порядка удовлетворения требований кредиторов в процедурах банкротства. 

Последнее
по теме