Взыскание оплаты за поставленный товар: когда договор считается заключенным?

Белорусский законодатель требует от белорусских участников внешнеторгового оборота заключения внешнеторгового договора, сторонами которого они являются, обязательно в письменной форме. Несоблюдение письменной формы внешнеторгового договора с участием белорусского субъекта приводит к его ничтожности согласно п. 3 ст. 163 ГК. Вместе с тем необходимо учитывать, что существуют различные варианты, при которых достигается письменная форма договора.

Функ Ян
Функ Ян

Председатель Международного арбитражного суда при БелТПП, доктор юридических наук, профессор БГУ

Перерва Инна
Перерва Инна

Кандидат юридических наук, начальник информационно-консультационного центра МАС при БелТПП

Несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет недействительность сделки. При этом очень важным представляется определение того, как белорусский законодатель видит письменную форму договора, особенно в так называемых «пограничных ситуациях». 

В соответствии с положениями пп. 2 и 3 ст. 404, п. 3 ст. 408 ГК письменная форма договора в белорусском праве достигается одним из следующих путей:

— составление договора в письменной форме в виде единого документа;

— обмен документами, в том числе посредством тех способов связи, которые обеспечивают идентификацию подписей и подписанта, то есть дают возможность достоверно установить то обстоятельство, что именно сторона договора или уполномоченное стороной договора лицо совершили волеизъявление на заключение договора путем проставления именно своей подписи под договором;

— направление письменной оферты (предложения заключить договор) и вместо получения на нее письменного акцепта (согласия заключить договор) совершение действий (в гражданском праве именуемых конклюдентными действиями) по исполнению своих обязательств по договору.

Рассматривая указанные пути заключения договора в простой письменной форме, необходимо отметить, что в рамках имущественного оборота, в том числе международного имущественного оборота, встречаются различные варианты «модификации» указанных путей, а точнее, их практической реализации. 

В частности, в качестве надлежащей письменной формы договора может быть признано направление письменной оферты — письменного договора, подписанного лишь одной стороной сделки (продавцом), с одновременным оформлением данным лицом товарно-сопроводительного документа, содержащего ссылку на указанный договор, и принятие товара второй стороной сделки (покупателем) с подписанием универсального передаточного документа уполномоченным лицом. 

Вышеуказанное подтверждается следующим примером из практики Международного арбитражного суда при БелТПП (далее — МАС при БелТПП). 

Обстоятельства дела

Спор возник между ООО «А» (Российская Федерация) (далее — истец, продавец) и ОАО «Б» (Республика Беларусь) (далее — ответчик, покупатель). 

В исковом заявлении истец указал, что 08.08.2018 ответчику путем самовывоза был передан пиломатериал в количестве 65 куб. м на общую сумму 591 500 рос. руб. 

В связи с неоплатой поставленного товара истец обратился в МАС при БелТПП с иском о взыскании оплаты за поставленный товар в сумме 591 500 рос. руб.

Позиция истца

Истец утверждал, что факт отгрузки товара подтверждается универсальным передаточным документом (далее — УПД). Товар был получен на складе истца. 

Истец указывал, что покупатель, принявший товар, обязан уплатить за него денежную сумму в определенном (общем, суммированном) размере непосредственно после получения последней партии товара. 

По утверждению истца, по состоянию на дату подачи искового заявления ответчик свои обязательства по оплате поставленного ему товара на общую сумму 591 500 рос. руб. не исполнил. 

К своему исковому заявлению истец приложил копию договора купли-продажи товаров от 14.06.2018, предусматривающего поставку истцом ответчику пиломатериалов, количество и стоимость которых указывается в спецификации (приложение 1 к данному договору). Договор был подписан со стороны истца, но не подписан со стороны ответчика. 

Позиция ответчика

В ответе на исковое заявление ответчик подтвердил факт поставки в августе 2018 г. пиломатериала на сумму 591 500 рос. руб. в полном объеме, а также указал, что для проведения расчетов с нерезидентом Республики Беларусь в соответствии с п. 3 Правил проведения валютных операций, утвержденных постановлением Правления Национального банка Республики Беларусь от 30.04.2004 № 72 (далее — Правила № 72), необходим подписанный сторонами договор поставки, который отсутствует, в связи с чем оплатить указанную сумму истцу не представляется возможным. 

Справочно. 
Валютные операции проводятся резидентами и нерезидентами в рамках требований законодательства Республики Беларусь на основании заключенных ими договоров либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Республики Беларусь или законодательством иностранных государств (п. 3 Правил № 72).

Рассмотрение спора судом

При разрешении возникшего между сторонами спора состав суда руководствовался положениями Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (заключена в г. Вене 11.04.1980) (далее — Конвенция), а субсидиарно — гражданским правом Российской Федерации, где имеет основное место деятельности сторона, являющаяся продавцом. 

Кроме того, в силу предписаний п. 1 ст. 1100 ГК составом суда были применены императивные нормы права Республики Беларусь, регулирующие соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права.

Императивные нормы права Республики Беларусь содержатся, в частности, в п. 2 ст. 1116 ГК, которым предписывается, что внешнеэкономическая сделка, хотя бы одним из участников которой является юридическое лицо Республики Беларусь или гражданин Республики Беларусь, совершается независимо от места заключения сделки в письменной форме.

Справочно. 
Согласно п. 1 ст. 1116 ГК форма сделки подчиняется праву места ее совершения. Однако сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования права Республики Беларусь.

В соответствии со ст. 414 ГК в случае, если в договоре не указано место его заключения, договор признается заключенным в месте жительства гражданина или месте нахождения юридического лица, направившего оферту.

Поскольку местом заключения договора между сторонами спора является Российская Федерация, состав суда при рассмотрении вопроса о письменной форме данного договора руководствовался нормами гражданского права Российской Федерации, а также императивными нормами права Республики Беларусь. 

Обстоятельства, установленные судом

Исследовав имеющиеся в деле доказательства, состав суда установил следующее. 

Передача истцом и принятие ответчиком пиломатериалов в количестве 65 куб. м стоимостью 9100,00 рос. руб. за один кубический метр на общую сумму 591 500,00 рос. руб. на основании универсального передаточного документа подтверждены обеими сторонами. В графе «Основание передачи (сдачи) —получения (приемки)» универсального передаточного документа содержалась ссылка на договор от 14.06.2018. 

В силу п. 1 ст. 402 ГК договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законодательстве как существенные, необходимые или обязательные для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

В п. 2 этой же статьи указывается, что договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной.

Пунктом 3 ст. 404 ГК предусматривается, что письменная форма договора считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор путем направления текстового документа, включая документ в электронном виде (в том числе электронный документ), принято в соответствии с п. 3 ст. 408 ГК

Справочно.
Согласно п. 3 ст. 408 ГК совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора (отгрузка товаров, предоставление услуг, выполнение работ, уплата соответствующей суммы и т.д.) считается акцептом, если иное не предусмотрено законодательством или не указано в оферте.

В соответствии с п. 2 ст. 434 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа (в том числе электронного), подписанного сторонами, или обмена письмами, телеграммами, электронными документами либо иными данными в соответствии с правилами абз. 2 п. 1 ст. 160 данного Кодекса.

В п. 3 этой же статьи указывается, что письменная форма договора считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 438 данного Кодекса.

Справочно. 
Пунктом 3 ст. 438 ГК РФ определено, что совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора (отгрузка товаров, предоставление услуг, выполнение работ, уплата соответствующей суммы и т.п.) считается акцептом, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте.

В силу п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Согласно п. 2 этой же статьи договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной.

Решение суда

На основе вышеприведенных положений гражданского законодательства Республики Беларусь и Российской Федерации состав суда пришел к выводу о том, что между сторонами был заключен договор купли-продажи пиломатериалов в количестве 65 куб. м стоимостью 9100,00 рос. руб. за один кубический метр на общую сумму 591 500,00 рос. руб. 

Данный договор был заключен путем оформления в письменной форме договора купли-продажи товаров от 14.06.2018, подписанного истцом, и УПД, содержащего ссылку на указанный договор, что в совокупности может рассматриваться как письменная оферта со стороны истца, а также принятия товара с подписанием УПД со стороны ответчика, что может рассматриваться как акцепт со стороны ответчика. 

В п. 4.1 договора купли-продажи товаров от 14.06.2018 указывалось, что в момент его подписания осуществляется авансовый платеж в размере 100 % общей стоимости пиломатериалов на расчетный счет истца. Поскольку оплата поставленного истцом по заключенному таким образом договору ответчиком не была осуществлена, сумма основного долга составила 591 500,00 рос. руб. 

В ст. 53 Конвенции указано, что покупатель обязан уплатить цену за товар и принять поставку товара в соответствии с требованиями договора и данной Конвенции. 

В силу ст. 59 Конвенции покупатель обязан уплатить цену в день, который установлен или может быть определен согласно договору и Конвенции, без необходимости какого-либо запроса или выполнения каких-либо формальностей со стороны продавца. 

Статья 62 Конвенции предоставляет продавцу право потребовать от покупателя уплаты цены, принятия поставки или исполнения им других обязательств, если только продавец не прибег к средству правовой защиты, не совместимому с таким требованием. 

Согласно п. 1 ст. 486 ГК покупатель обязан оплатить полученные товары в срок, предусмотренный договором поставки либо установленный законом и иными правовыми актами, а при его отсутствии — непосредственно до или после получения товаров. 

С учетом вышеизложенного состав суда определил удовлетворить требование истца о взыскании с ответчика основного долга по заключенному сторонами договору в сумме 591 500,00 рос. руб., а также отнести на ответчика расходы истца по оплате арбитражного сбора.

Последнее
по теме