Споры по договорам поставки (купли-продажи)

Установление факта ничтожности договора купли-продажи в части условия о предоставлении отсрочки оплаты и перехода права собственности в момент подписания акта приема-передачи

Наличие исполнительных производств в отношении должника само по себе не является обстоятельством, препятствующим должнику заключать и исполнять договоры о реализации товара на условиях отсрочки.

Жуковская Ксения

Адвокат адвокатского бюро «Верховодко и партнеры Л.Л.С.», магистр права

(Дело № 159-6/2019/4А/231К) 

Истцом подана кассационная жалоба на решение об отказе в удовлетворении исковых требований об установлении факта ничтожности договора купли-продажи в части условия об отсрочке по оплате товара до 31.12.2020 (п. 3.2) и переходе права собственности на имущество (п. 4.6).

Кассатор в обоснование жалобы указал, что договор на оспариваемых условиях заключен частным торгово-производственным унитарным предприятием «П» со своей аффилированной структурой – частным унитарным предприятием по оказанию услуг «С» (собственником имущества обеих сторон сделки является физическое лицо) при наличии значительной задолженности перед кассатором и другими взыскателями в рамках исполнительных производств в целях уклонения от ее погашения. Кассатор также отметил, что должник (предприятие «П») различными способами уклоняется от погашения задолженности перед истцом, предпринимая меры по выводу активов в адрес подконтрольных предприятий, в том числе путем заключения оспариваемого договора.

В обоснование ничтожности условий договора кассатор указал, что данные условия лишают оспариваемую сделку какого-либо экономического смысла для продавца, а также нарушают подп. 2.6 п. 2 Порядка расчетов между юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями в Республике Беларусь, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 29.06.2000 № 359, ст. 4, 70, 122 Закона Республики Беларусь от 24.10.2016 № 439-З «Об исполнительном производстве», ст. 27 ХПК, ст. 2, 9 ГК, ст. 242 УК, ст. 17 Закона Республики Беларусь от 13.07.2012 № 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)».

По мнению кассатора, принцип свободы договора не является абсолютным, а ограничен конкретными правилами поведения, предписанными нормами действующего законодательства, а также фактом наличия у истца судебного постановления о взыскании с частного торгово-производственного унитарного предприятия «П» задолженности в пользу истца.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований, так как пришел к выводу, что перечисленные правовые нормы, как нарушенные при совершении сделки, не регулируют правоотношения, связанные с установлением, изменением или прекращением гражданских прав и обязанностей, не содержат каких-либо требований, касающихся формы сделки в целом или ее части, условий ее совершения либо результата сделки, и не могут рассматриваться в качестве основания для установления факта ничтожности оспариваемых пунктов договора. Суд также установил, что должником планомерно погашается его задолженность перед истцом, которая существенно уменьшилась к моменту рассмотрения жалобы.

Комментарий: 
Установить факт ничтожности договора возможно только в том случае, если его положения прямо противоречат каким-либо нормам законодательства. Как справедливо указал в данном случае суд, приведенные кассатором (истцом по делу) нормы права не устанавливают обязательные требования к договору, а направлены на установление порядка и очередности исполнения обязательств в рамках исполнительного производства. Указание на нормы УК и ХПК также является неверным ввиду следующего. УК устанавливает круг общественно-опасных деяний. При наличии в действиях лиц преступления истцу надлежало обратиться в правоохранительные органы, а не с требованием об установлении факта ничтожности сделки. Несостоятельность ссылок на нарушение ХПК обусловлена тем, что данный нормативный акт устанавливает правила судопроизводства, а не порядок заключения и исполнения сделок.

Последнее
по теме