Взыскание окончательного расчета при увольнении: последствия неправильного применения закона - sudpraktika
Трудовые споры

Взыскание окончательного расчета при увольнении: последствия неправильного применения закона

Законодательством предусмотрено, что при увольнении работника все выплаты, причитающиеся ему от нанимателя на день увольнения, производятся не позднее дня увольнения. В статье рассмотрим трудовой спор о взыскании окончательного расчета при увольнении в части компенсации за неиспользованный трудовой отпуск.

Кеник Ксения

Кандидат юридических наук, доцент, заслуженный юрист Республики Беларусь

Обстоятельства дела

Работник (далее — истец) с 2010 г. работал в ООО «Д» (далее — ответчик), в том числе с 28.12.2012 — в должности начальника отдела прикладных систем. С истцом был заключен трудовой договор на неопределенный срок.

13.03.2017 истец подал заявление об увольнении по собственному желанию и с этого же дня перестал выходить на работу. Приказом нанимателя от 11.04.2017 истец был уволен с работы 11.04.2017 по п. 5 ст. 42 ТК (совершение прогула без уважительных причин).

В день увольнения расчет с истцом произведен не был (в организации выплата заработной платы производится на карт-счет).

Справочно. 
При увольнении работника все выплаты, причитающиеся ему от нанимателя на день увольнения, производятся не позднее дня увольнения. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие выплаты должны быть произведены не позднее следующего дня после предъявления им требования о расчете (ч. 1 ст. 77 ТК).

В связи с этим истец обратился в суд с иском о взыскании компенсации за неиспользованный трудовой отпуск.

Справочно. 
Работнику, который не использовал или использовал не полностью полагающийся ему трудовой отпуск, при увольнении выплачивается денежная компенсация (ч. 1 ст. 179 ТК).

Обоснование позиции истца

Истец в исковом заявлении указал, что 14.04.2017 в счет окончательного расчета ему было перечислено 318 руб.

03.05.2017 истец обратился к ответчику с требованием о выплате окончательного расчета в полном объеме в виде компенсации за 116 календарных дней неиспользованного трудового отпуска, однако ответчик отказал в выплате причитающихся сумм, ссылаясь на то, что в ходе проведенной проверки была выявлена переплата истцу премий на общую сумму 8417 руб.

В исковом заявлении истец просил взыскать в его пользу 2553 руб. компенсации за неиспользованные 116 дней трудового отпуска за период с 23.10.2011 по 13.03.2017.

Обоснование позиции ответчика

Ответчик исковые требования не признал и предъявил встречный иск о взыскании с истца 8417 руб., указывая на то, что в связи с увольнением истца была проведена проверка правильности начисленных ему премий за период с января 2016 г. по март 2017 г. По результатам проверки установлено, что премии истцу начислены необоснованно, поэтому компенсация за неиспользованный отпуск была начислена истцу исходя из его заработной платы без учета премии.

Приказом от 28.03.2017 приказы о премировании в части выплаты истцу премий признаны недействительными.

В результате излишне выплаченных истцу премий нанимателю причинен ущерб в размере 8417 руб., которые ответчик просил взыскать с истца в счет возмещения ущерба, причиненного работником при исполнении трудовых обязанностей.

В связи с предъявлением встречного иска исковые требования истцом были дополнены. В дополнении истец просил суд признать незаконным приказ нанимателя от 28.03.2017 о признании недействительными приказов о начислении истцу премий.

Решение суда

Решением суда постановлено:

1) признать приказ ответчика от 28.03.2017 об отмене приказов в части выплаты истцу премий недействительным;

2) взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию за неиспользованный отпуск в сумме 2553 руб.;

3) взыскать с ответчика в пользу истца расходы за оказание юридической помощи в размере 1290 руб.;

4) отказать ответчику в удовлетворении встречного иска о взыскании с истца 8417 руб.;

5) взыскать с ответчика государственную пошлину в размере 553 руб.

Обоснование решения суда

При увольнении работника все выплаты, причитающиеся ему от нанимателя на день увольнения, производятся не позднее дня увольнения. К выплатам, причитающимся при увольнении, относится также компенсация за неиспользованный отпуск (ст. 179 ТК).

Ответчик не оспаривал, что за период работы у него истца последний не использовал полностью трудовые отпуска за период с 23.10.2011 по 13.03.2017 в количестве 116 календарных дней.

Однако в нарушение Инструкции о порядке исчисления среднего заработка, утвержденной постановлением Министерства труда Республики Беларусь от 10.04.2000 № 47 (в редакции, действующей на момент возникновения спора) (далее — Инструкция), расчет компенсации за неиспользованный отпуск наниматель произвел без учета премий, начисленных и выплаченных истцу ежемесячно на основании приказов нанимателя, что противоречит подп. 2.5 п. 2 Перечня выплат, учитываемых при исчислении среднего заработка (приложение к Инструкции).

Установив, что при начислении компенсации за неиспользованный отпуск нанимателем неправомерно не учтены суммы премий, предусмотренных системой оплаты труда и носящих регулярный характер, суд произвел расчет компенсации за неиспользованный отпуск с учетом начисленной истцу премии и взыскал с ответчика в пользу истца компенсацию за неиспользованный отпуск в размере 2553 руб.

Заявляя встречный иск о взыскании с истца 8417 руб., ответчик указал, что данная сумма является ущербом ответчика, поскольку премия выплачена истцу необоснованно без учета результатов хозяйственной деятельности возглавляемого им отдела. Приказом нанимателя от 28.03.2017 признаны недействительными приказы о премировании в части выплаты премий истцу.

Суд установил, что приказы о премировании сотрудников, в том числе истца, изданы уполномоченным лицом — генеральным директором ответчика в соответствии с действующим в организации Положением о премировании. Поэтому суд пришел к выводу об отсутствии оснований для признания таких приказов недействительными.

При этом суд исходил из того, что в обязанности истца, как начальника отдела прикладных систем, не входило осуществление контроля за правильным использованием финансовых ресурсов, обеспечение правильности расчетов, осуществление контроля за правильностью начисления и выплаты премий.

Распоряжений, послуживших основанием для начисления и выплаты премий, истец не издавал и не имел на это полномочий. Указанные обязанности были возложены на иных должностных лиц ответчика.

Ответчик не представил достаточных и достоверных доказательств противоправности действий истца при начислении и выплате премии, наличия причинной связи между его действиями и начислением и выплатой премии.

Суд пришел к выводу, что выплаченная истцу сумма премии не является ущербом, причиненным при исполнении трудовых обязанностей, и не подлежит взысканию по правилам, предусмотренным главой 37 ТК. В судебном заседании установлено, что премия была начислена и выплачена истцу, как и другим работникам общества, на основании приказа генерального директора, поэтому законных оснований для взыскания с истца суммы премий в пользу ответчика не имеется.

Справочно. 
В соответствии с ч. 3 ст. 107 ТК заработная плата, излишне выплаченная работнику нанимателем, в том числе при неправильном применении закона, не может быть с него взыскана, за исключением случаев счетной ошибки.

С учетом установленного в судебном заседании суд обоснованно признал недействительным приказ ответчика от 28.03.2017 о недействительности приказов о премировании истца за 2016–2017 гг. и взыскал в его пользу компенсацию за неиспользованные дни отпуска в размере 2553 руб., а также отказал ответчику во встречном иске о взыскании с истца 8417 руб.

Суд кассационной инстанции оставил решение суда без изменения, а кассационную жалобу ответчика — без удовлетворения.

Мнение автора:
В данном судебном споре раскрываются ошибки, которые наниматель допустил при увольнении работника.
Одной из важнейших обязанностей нанимателя при увольнении работника является обязанность своевременно выдать трудовую книжку и произвести с ним окончательный расчет.
Судебная практика исходит из того, что к выплатам, причитающимся от нанимателя в день увольнения, относятся:
1) заработная плата, причитающаяся за отработанное время, кроме выплат, установленных системами оплаты труда, размер которых определяется по результатам работы за месяц или иной отчетный период;
2) денежная компенсация за неиспользованный трудовой отпуск. При этом денежная компенсация выплачивается за все неиспользованные трудовые отпуска, независимо от того, за какие периоды отпуск не предоставлялся. С учетом того, что у истца имелись неиспользованные частично отпуска более чем за 6 лет в количестве 116 календарных дней, следует отметить, что в организации нанимателя ненадлежащим образом велся учет предоставления и использования трудовых отпусков;
3) другие выплаты, предусмотренные законодательством о труде, соглашениями, коллективным или трудовым договором (выходное пособие, пособие по временной нетрудоспособности, компенсация, выплачиваемая при досрочном расторжении контракта по требованию работника, компенсация руководителю организации за досрочное расторжение с ним трудового договора по решению собственника, компенсация за использование транспорта работника, если это предусмотрено договором, и др.).
Наниматель в нарушение Инструкции при исчислении размера компенсации за неиспользованные дни отпуска не включил в средний заработок выплаченные работнику премии, предусмотренные системой оплаты труда.
Поскольку в организации ответчика выплата заработной платы производилась на карт-счет работника, то наниматель обязан был в день увольнения произвести окончательный расчет с работником путем перевода денежных средств на его карт-счет.
Наниматель неправильно произвел окончательный расчет и несвоевременно выплатил работнику причитающуюся ему сумму.
В данном случае работник имел право обратиться в суд с иском не только о взыскании недоплаченной суммы окончательного расчета, но и о взыскании среднего заработка за каждый день задержки расчета пропорционально невыплаченным при расчете денежным суммам (за период со дня увольнения до вынесения судом решения).

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ: Анжела Кудина, главный государственный инспектор Минского городского управления Департамента государственной инспекции труда Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь

Согласно главе 8 Конвенции Международной организации труда от 01.07.1949  № 95 «Об охране заработной платы» (вступила в силу для Республики Беларусь 04.08.1962) удержания с заработной платы разрешается производить лишь в условиях и в пределах, предписанных национальным законодательством или определенных в коллективном договоре или в решении арбитражного органа.
Основываясь на международно-правовых нормах, ТК определяет, что удержания из заработной платы могут производиться только в случаях, предусмотренных законодательством (ч. 1 ст. 107 ТК).
Таким образом, наниматель не вправе производить по собственному усмотрению иные удержания, не предусмотренные законодательством, в том числе на основании локальных нормативных правовых актов. В целях обеспечения охраны причитающейся работникам заработной платы установлен ограниченный перечень оснований для производства удержаний, а также порядок осуществления удержаний, их пределы и размеры (ст. 107109, 408 ТК).
Заработная плата, излишне выплаченная работнику нанимателем, в том числе при неправильном применении закона, не может быть взыскана, за исключением счетной ошибки. При этом под законом понимается не только вид нормативного правового акта законодательного органа, но и в целом нормативные правовые акты законодательства о труде.
Если заработная плата выплачена работнику в большем размере, чем ему причиталось в силу каких-либо других причин (например, в связи с неправильным применением закона, ошибочным применением положения о премировании), то полученная работником заработная плата также не может быть взыскана обратно.
В рассматриваемой ситуации наниматель посчитал выплаченную работнику премию ущербом, причиненным нанимателю. Однако для привлечения работника к материальной ответственности за ущерб, причиненный при исполнении трудовых обязанностей, нанимателю необходимо доказать наличие условий, указанных в ст. 400 ТК:
1) ущерба, причиненного нанимателю при исполнении трудовых обязанностей;
2) противоправности поведения (действия или бездействия) работника;
3) прямой причинной связи между противоправным поведением работника и возникшим у нанимателя ущербом;
4) вины работника в причинении ущерба.
Как видно из обстоятельств дела, ответчик не представил доказательств противоправности действий истца при начислении и выплате премии, наличия причинной связи между его действиями и начислением и выплатой премии.
Таким образом, излишне выплаченная заработная плата не может быть взыскана с работника, которому она выплачена.
Однако причиненный излишними денежными выплатами ущерб может быть взыскан с работника, который допустил эти излишние денежные выплаты (например, экономиста по труду, бухгалтера по расчету заработной платы, главного бухгалтера и т.д.).

Последнее
по теме