Досрочное прекращение обязательств при уменьшении уставного фонда хозобщества: практика МАС при БелТПП

Гражданским законодательством предусмотрено, что уменьшение уставного фонда общества допускается после уведомления всех его кредиторов, которые вправе в этом случае потребовать досрочного прекращения или исполнения соответствующих обязательств общества и возмещения им убытков.

Проанализируем спор, рассмотренный в МАС при БелТПП, в котором кредитор (заимодавец) потребовал в судебном порядке досрочного исполнения обязательств, вытекающих из договора займа, и в качестве правового обоснования такого требования указал уменьшение уставного фонда заемщика.

Функ Ян

Председатель Международного арбитражного суда при БелТПП, д.ю.н., профессор БГУ

Перерва Инна

Кандидат юридических наук, начальник информационно-консультационного центра МАС при БелТПП

Содержание:


Национальное белорусское право предусматривает защиту интересов кредиторов при определенных «корпоративных изменениях» в юридических лицах, подъюрисдикционных праву Республики Беларусь.

Так, в частности, белорусский законодатель установил требования об обязательном наличии уставного фонда в коммерческих организациях, подъюрисдикционных праву Республики Беларусь, и предусмотрел определенные правовые последствия в связи с уменьшением такими организациями уставного фонда, считая, что подобное уменьшение может прежде всего ущемить интересы кредиторов таких организаций.

В соответствии со ст. 28 Закона Республики Беларусь от 09.12.1992 № 2020-XII «О хозяйственных обществах» (далее – Закон о хозобществах) в случае принятия решения об уменьшении уставного фонда хозяйственное общество в течение 30 дней с даты принятия такого решения обязано:

  • письменно уведомить кредиторов общества об уменьшении уставного фонда общества и о его новом размере либо
  • разместить в глобальной компьютерной сети Интернет на официальном сайте юридического научно-практического журнала «Юстиция Беларуси» с последующим опубликованием в приложении к указанному журналу сообщение о принятом решении.

В этом случае кредиторы хозяйственного общества вправе в течение 30 дней с даты направления им уведомления или в течение 30 дней с даты размещения сообщения о принятом решении письменно потребовать досрочного прекращения или исполнения соответствующих обязательств этого общества и возмещения им убытков.

В связи с указанным если общество с ограниченной ответственностью, подъюрисдикционное праву Республики Беларусь, является участником внешнеэкономического обязательства, то иностранный контрагент такого общества, так же как и его национальный кредитор, при уменьшении уставного фонда данного общества может потребовать досрочного прекращения или исполнения обязательств и возмещения убытков.

При этом такое право принадлежит любому иностранному кредитору белорусского общества с ограниченной ответственностью, в том числе и если между обществом с ограниченной ответственностью, созданным по праву Республики Беларусь, заключен договор займа и заемщиком по такому договору выступает иностранный контрагент.

При этом в случае, если в рассматриваемой ситуации не удается получить сумму займа в добровольном порядке, такая сумма может быть возвращена принудительно на основании решения суда или международного арбитражного (третейского) суда, в том числе Международного арбитражного суда при БелТПП (далее – МАС при БелТПП).

Однако для реализации вышеизложенного иностранный субъект должен доказать уменьшение уставного фонда белорусского общества с ограниченной ответственностью.

Если же такие доказательства отсутствуют, то и право на досрочное погашение займа также отсутствует.

В связи с указанным приведем пример из практики Международного арбитражного суда при БелТПП. 

Обстоятельства дела

Спор между обществом с ограниченной ответственностью «А» (Литовская Республика) (далее – истец) и обществом с ограниченной ответственностью «Б» (Республика Беларусь) (далее – ответчик) возник из заключенного сторонами 07.09.2016 договора займа (далее – договор).

Согласно п. 1.1 договора истец в качестве заимодавца принял на себя обязательство передать в собственность являющегося заемщиком ответчика денежные средства в евро в сумме, определенной договором, а ответчик обязался возвратить по истечении определенного договором срока такую же сумму денежных средств и уплатить проценты.

В связи с принятием решения об уменьшении уставного фонда ответчика истец потребовал досрочного исполнения обязательств по договору займа и просил взыскать с ответчика часть основного долга по договору и проценты за пользование займом.

Позиция истца

Истец утверждал, что он исполнил обязательства по договору надлежащим образом, но денежные средства ответчик ему не возвратил.

Истец также указал, что согласно данным из Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей ответчик 14.04.2018 осуществил государственную регистрацию изменения размера уставного фонда. При этом истец, как кредитор ответчика, об изменении уставного фонда уведомлен не был. Соответствующие публикации в журнале «Юстиция Беларуси» отсутствуют.

Истец полагал, что ответчик зарегистрировал изменения, касающиеся уменьшения уставного фонда, не уведомив об этом истца, вследствие чего у последнего возникло право требовать досрочного исполнения обязательств из договора в судебном порядке.

Истец, сославшись на п. 5 ст. 89 ГК и ст. 28 Закона о хозобществах, утверждал, что ответчик не исполнил свою обязанность по уведомлению истца об уменьшении уставного фонда, лишив его тем самым возможности реализовать свое право потребовать досрочного исполнения обязательств по договору до регистрации изменения размера уставного фонда.

Истец отметил, что гарантия права кредитора на получение информации о предстоящем уменьшении уставного фонда его должника и гарантия права кредитора требовать досрочного исполнения обязательства должником являются безотносительными, неотъемлемыми и безусловными.

По мнению истца, уменьшение уставного фонда может привести к существенному ущемлению прав и законных интересов кредиторов, поскольку уставный фонд по своей правовой природе призван определять минимальный размер имущества общества, гарантирующего интересы его кредиторов.

Поскольку кредиторы не могут повлиять на процесс изменения размера уставного фонда должника, то право требовать досрочного исполнения обязательств является безусловной гарантией прав кредитора, а неисполнение этого требования само по себе влечет нарушение прав и законных интересов кредитора.

Если хозяйственное общество не соблюдает порядок, обеспечивающий реализацию прав кредитора, последний все равно вправе реализовать свое право требования на досрочное исполнение обязательств вне зависимости от применения 30-дневного срока, поскольку такой срок не начал течь. Наличие или отсутствие такого права не может ставиться в зависимость от неосуществления ответчиком своих обязательств. В отсутствие события, указывающего на начало течения пресекательного срока, такой срок применяться не может.

Истец полагал, что он вправе в судебном порядке требовать погашения задолженности по договору в связи с принятием решения об уменьшении уставного фонда ответчика.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. 89, 290 и 760 ГК, истец просил взыскать с ответчика часть основного долга по договору в сумме 7900,00 евро и проценты за пользование займом в сумме 2100,00 евро, а всего 10 000,00 евро.

Кроме того, истец просил отнести на ответчика расходы по оплате арбитражного сбора.

В дополнении к исковому заявлению истец указал, что 17.08.2017 между сторонами договора было подписано дополнительное соглашение, в соответствии с которым срок возврата займа по договору по всей сумме, а также сумме начисленных процентов за пользование займом установлен до 20.12.2022.

По мнению истца, хотя срок исполнения обязательств по договору не наступил, истец вправе требовать досрочного исполнения обязательств в связи с принятием решения об уменьшении уставного фонда ответчика.

Позиция ответчика

В отзыве на исковое заявление ответчик не признал иск в полном объеме, полагая, что исковые требования являются незаконными и необоснованными.

В ходе разбирательства по делу ответчик подтвердил факты заключения договора и получения им займа по договору, но отметил, что срок возврата займа не наступил ни по основному долгу, ни по процентам.

Ответчик, утверждая, что размер его уставного фонда не изменялся, представил для обозрения страницы своего устава.

Решение суда

Заслушав объяснения представителей сторон, исследовав имеющиеся в деле письменные доказательства, состав суда установил, что, исполняя обязательства по договору, истец перечислил ответчику заем.

Согласно п. 1 ст. 760 ГК по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Пунктом 1 ст. 763 ГК предусмотрена обязанность заемщика возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и порядке, которые предусмотрены договором займа.

В силу п. 1 ст. 764 ГК в случае, если иное не предусмотрено законодательством или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном п. 1 ст. 366 ГК, со дня, когда она должна была быть возвращена, по день ее возврата заимодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных п. 1 ст. 762 ГК.

В соответствии с п. 1.5 договора (в редакции дополнительного соглашения к договору от 17.08.2017) срок возврата займа по договору, включая сумму начисленных процентов в соответствии с пп. 1.3 и 3.1 договора, ‒ 20 декабря 2022 г., то есть срок возврата займа не наступил.

Истец, заявляя требование о взыскании с ответчика части основного долга в сумме 7900,00 евро и суммы процентов за пользование займом в сумме 2100,00 евро, полагал, что он вправе требовать досрочного исполнения обязательств в связи с принятием решения об уменьшении уставного фонда ответчика.

Пунктом 5 ст. 89 ГК предусмотрено право кредитора потребовать досрочного прекращения или исполнения соответствующих обязательств общества и возмещения им убытков при уменьшении уставного фонда общества после уведомления всех его кредиторов.

Согласно ч. 5 ст. 28 Закона о хозобществах в случае принятия решения об уменьшении уставного фонда хозяйственное общество в течение 30 дней с даты принятия такого решения обязано письменно уведомить кредиторов общества об уменьшении уставного фонда общества и о его новом размере либо разместить в глобальной компьютерной сети Интернет на официальном сайте юридического научно-практического журнала «Юстиция Беларуси» с последующим опубликованием в приложении к указанному журналу сообщение о принятом решении. Кредиторы хозяйственного общества вправе в течение 30 дней с даты направления им уведомления или в течение 30 дней с даты размещения сообщения о принятом решении письменно потребовать досрочного прекращения или исполнения соответствующих обязательств этого общества и возмещения им убытков.

Вместе с тем из п. 4.1 устава ответчика, зарегистрированного 29.04.2016, с изменениями в редакции приложения 2 к уставу, зарегистрированного 14.04.2018, и с изменениями в редакции приложения 3 к уставу, зарегистрированного 29.12.2018, следует, что размер уставного фонда ответчика не уменьшался. Соответственно, основания для применения п. 5 ст. 89 ГК и ч. 5 ст. 28 Закона о хозобществах отсутствуют, и истец не вправе требовать погашения задолженности по договору займа.

На основании вышеизложенного суд отказал в удовлетворении требования истца о взыскании с ответчика основного долга в сумме 7900,00 евро, процентов за пользование займом в сумме 2100,00 евро, а всего 10 000,00 евро.

Последнее
по теме