Компетенция МАС при БелТПП. Примеры из практики

Рассмотрим конкретные примеры из практики МАС по делам, в рамках которых были разрешены заявленные ответчиком отводы о неподсудности споров указанному арбитражному органу.

Функ Ян

Председатель Международного арбитражного суда при БелТПП, д.ю.н., профессор БГУ

Перерва Инна

Кандидат юридических наук, начальник информационно-консультационного центра МАС при БелТПП

Соблюдение досудебного порядка. Неточности в наименовании суда

Между компанией «A» (Эстония), выступившей в качестве истца, и совместным обществом с дополнительной ответственностью «Б» (Республика Беларусь), являющимся ответчиком, возник спор из агентского соглашения, содержащего следующую арбитражную оговорку: 

«Все споры, возникшие в связи с исполнением Соглашения (если их нельзя разрешить путем переговоров), будут решаться в Международном арбитражном суде при Торгово-промышленной палате г. Минска». 

Позиция ответчика

Ответчик оспорил компетенцию МАС по двум основаниям. 

Во-первых, по мнению ответчика, на момент подачи искового заявления не был соблюден предусмотренный сторонами досудебный порядок урегулирования споров путем переговоров. Переговоры являются самостоятельным способом урегулирования коммерческих споров, и стороны при подписании соглашения пришли к согласию в отношении их использования до обращения в арбитраж. Поскольку претензия, направленная истцом ответчику, не содержит ни предложения об урегулировании споров путем переговоров, ни указания на лицо, которое назначается для проведения переговоров, на сроки и порядок проведения таких переговоров, ответчик пришел к выводу о том, что направление данной претензии не может считаться проведением переговоров или попыткой их проведения. Аналогичным образом ответчик предлагал расценивать и предварительное уведомление истца. 

Ответчик также полагал, что факт проведения сторонами переговоров не подтверждается и текстом искового заявления. 

По мнению ответчика, истец, считая, что его право нарушено и существует спор, должен был заявить о необходимости переговоров и предложить порядок их проведения. 

Во-вторых, ответчик указал, что в г. Минске и в Республике Беларусь в целом не существует «Торгово-промышленная палата г. Минска», соответственно не существует и «Международного арбитражного суда при Торгово-промышленной палате г. Минска». По мнению ответчика, в связи с указанием в арбитражной оговорке несущест­вующего арбитражного органа компетенция МАС на рассмотрение возникшего между сторонами спора отсутствует. 

Аргументы в пользу наличия компетенции МАС

Толкование п. 10.1 соглашения позволяет сделать вывод о том, что передаче в «Международный арбитражный суд при Торгово-промышленной палате г. Минска» подлежат споры, которые нельзя разрешить путем переговоров. 

При этом положение о проведении переговоров сформулировано в самом общем виде. 

Более того, в нем отсутствует четкое требование о необходимости проведения переговоров.

При таких обстоятельствах состав суда счел необоснованным довод ответчика о том, что истец должен был представить предложения об урегулировании споров путем переговоров, указать лицо, которое назначается для проведения переговоров, сроки и порядок проведения таких переговоров. 

Для того чтобы требовать соблюдения вышеизложенных условий, необходимо представить соглашение сторон о необходимости их соблюдения. 

Поскольку порядок и организация переговоров не регулируются нормами законодательства Республики Беларусь, в отсутствие соответству­ющего соглашения сторон предъявление со стороны ответчика ранее перечисленных требований к процессу переговоров лишено правового основания. 

Вместе с тем материалами дела подтверждается факт направления истцом и получения ответчиком (копия соответствующего почтового уведомления находится в материалах дела) претензии об уплате задолженности (в порядке досудебного производства). 

В данной претензии истец просил в течение 10 дней с момента получения претензии уплатить задолженность, а в случае неуплаты декларировал свое намерение обратиться в «Международный арбитражный суд при Торгово-промышленной плате г. Минска» с иском о взыскании с ответчика указанной суммы, а также пени или процентов за просрочку исполнения денежных обязательств за весь просроченный период. 

В контексте п. 10.1 соглашения положение о проведении переговоров означает способ урегулирования спора непосредственно между его сторонами до передачи дела в МАС вне зависимости от того, в какой — устной или письменной форме это произойдет. 

Истец надлежащим образом выполнил требование о проведении переговоров до обращения с исковым заявлением в МАС, предусмотренное п. 10.1 соглашения, обратившись к ответчику с претензией. 

Ответчик, получив претензию истца от 20 июля 2009 г., никак не отреагировал на предложения истца в отношении досудебного урегулирования спора. 

Более того, ответчик не представил доказательств извещения истца о своей позиции в отношении сроков и порядка проведения переговоров. 

Что же касается утверждения ответчика о том, что арбитражная оговорка содержит указание на несуществующий арбитражный орган, то неточность в наименовании Белорусской торгово-промышленной палаты не имеет значения для подсудности данного дела МАС. 

Специфика содержания арбитражного соглашения заключается в необходимости максимально полного указания наименования арбитражного органа для того, чтобы исключить сомнения в его компетенции.

Расплывчатое либо неполное указание наиме­нования арбитражного органа влечет за собой не­обходимость толкования арбитражного соглашения с целью выяснения волеизъявления сторон.

Вместе с тем отсутствие буквальной идентичности наименования арбитражного органа не вли­яет на наличие его компетенции при условии, что воля сторон выражена достаточно ясно. 

Неточность в наименовании арбитражного органа в данном случае не имеет значения для подсудности этого дела МАС, поскольку в Республике Беларусь в г. Минске действует единственная торгово-промышленная палата — Белорусская торгово-промышленная палата, при которой учрежден единственный международный арбитражный (третейский) суд — Международный арбитражный суд при БелТПП. 

Отметим также, что, руководствуясь такой логикой, МАС признавал себя компетентным разрешать споры, вытека­ющие из или в связи с договорами, содержащими арбитражные оговорки с указанием «Международного коммерческого арбитража при БелТПП», «Арбитражного суда ТПП РБ, г. Минск», «Арбитража при ТПП РБ», «Торгового арбитражного суда при ТПП РБ», «Высшего Арбитражного суда при БелТПП», «Международного суда при ТПП РБ», «Арбитража Палаты промышленности и торговли в г. Минске», «Международного арбитражного суда при ТПП, г. Минск», «Международного арбитражного суда при Торговой палате в г. Минске». В данном же случае ответчик оспорил вынесенное составом суда определение о признании компетенции в Президиум МАС. Президиум счел позицию, изложенную в определении состава суда, обоснованной и признал наличие у МАС компетенции на рассмотрение дела.

Признание арбитражной оговорки незаключенной

Унитарное предприятие «А» (Республика Беларусь), обратившееся с исковым заявлением в МАС, и фирма «В» (Германия) заключили контракт международной купли-продажи товаров. Пункты 11.2–11.4 данного контракта стороны изложили в следующей редакции:

«11.2. В случае если стороны не в состоянии прийти к дружественному соглашению, все споры, разногласия и претензии в отношении настоящего Контракта или нарушения, прекращения действия, недействительности передаются на рассмотрение в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате. Место заседаний Арбитражного суда — г. Минск, Республика Беларусь. 

11.3. Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате, г. Минск, считается окончательным и обязательным для обеих сторон. 

11.4. Настоящий Контракт регламентируется и толкуется в соответствии с законодательством Республики Беларусь. 

В случае если стороны не в состоянии прийти к дружественному соглашению, все споры, разногласия и претензии в отношении настоящего Контракта или нарушения, прекращения действия, недействительности передаются на рассмотрение Международной торговой палаты, Париж (МТП). Арбитражный суд должен совершаться в составе коллегии присяжных, состоящей из 3 арбитров, один из которых назначается Продавцом и один — Покупателем. 

Назначенные таким образом арбитры избирают председателя в соответствии с правилами Арбитражного суда МТП. Судопроизводство Арбитражного суда осуществляется на английском языке и производится в г. Цюрих (Швейцария). Место заседаний Арбитражного суда — Минск, Республика Беларусь. Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате, г. Минск, считается окончательным и обязательным для обеих сторон».

Позиция ответчика

По мнению ответчика, арбитражное соглашение, содержащееся в п. 11 контракта, в силу предписаний ст. 11, 22 Закона и ст. 402 ГК является незаключенным в связи с отсутствием соглашения сторон о международном арбитражном органе, который компетентен рассматривать все споры, разногласия и претензии в отношении данного контракта. 

Ответчик привел довод о том, что п. 11.2 конт­ракта, предусматривающий положение о передаче споров в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, и п. 11.4 контракта, содержащий ссылку на Между­народную торговую палату, Париж, представ­ляют собой арбитражную оговорку, указывающую на рассмотрение спора двумя разными арбитраж­ными органами. 

Аргументы в пользу наличия компетенции МАС

Из анализа п. 1.4 контракта следует вывод о наличии в нем внутренних противоречий, не позволяющих установить волеизъявление сторон, поскольку в данном пункте содержится ссылка одновременно и на Арбитражный суд Международной торговой палаты, Париж (МТП), и на Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, г. Минск. 

В то же время в п. 11.2 контракта стороны договорились о передаче споров, возникших из контракта, на рассмотрение в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате. 

В контракте содержатся две арбитражные оговорки.

Одна из них включена в пп. 11.2 и 11.3 контракта, а вторая — в п. 11.4 контракта. 

При этом содержание и форма арбитражной оговорки, содержащейся в пп. 11.2 и 11.3 контракта, отвечают всем требованиям ст. 11 Закона и ст. 402 ГК. 

Арбитражная оговорка, включенная в п. 11.4 контракта, не содержит соглашения сторон в отношении конкретного международного арбитраж­ного суда в качестве органа для разрешения всех споров, разногласий и претензий в отношении контракта или его нарушения, прекращения действия, недействительности и в соответствии с вышеназванными правовыми нормами является незаключенной. 

Соответственно стороны связывает действительная арбитражная оговорка, включенная в пп. 11.2 и 11.3 контракта. 

Составом суда было вынесено определение о наличии компетенции на рассмотрение возникшего между сторонами спора. Ответчик обратился в Президиум МАС, который принял окончательное постановление о наличии компетенции. Впоследствии ответчик обратился в Высший Хозяйственный Суд Республики Беларусь уже с ходатайством об отмене решения по делу по основанию недействительности арбитражного соглашения. Определением Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 9 апреля 2009 г. в удовлетворении ходатайства об отмене решения МАС по данному основанию было отказано. 

Срок действия договора и арбитражной оговорки

В договоре международной купли-продажи товаров, заключенном между компанией «А» (Турция), выступившей в качестве истца, и являющимся ответчиком обществом с дополнительной ответственностью «Б» (Республика Беларусь), содержалась следующая арбитражная оговорка: 

«Все споры и разногласия, которые могут возникнуть из настоящего контракта или в связи с ним, будут, по возможности, решаться путем переговоров между сторонами. В случае если стороны не придут к соглашению, споры подлежат рассмотрению в Международном арбитражном суде при Белорусской торгово-промышленной палате в соответствии с регламентом и применением материального права страны покупателя, решения которого являются окончательными и обязательными для обеих сторон».

Позиция ответчика

По мнению ответчика, возникший между сторонами спор является неподведомственным МАС, так как арбитражное соглашение утратило силу в связи с истечением срока его действия. 

В обоснование своей позиции ответчик ут­верждал, что стороны, исходя из гражданско-правовой природы арбитражного соглашения и руководствуясь п. 3 ст. 395 ГК, в п. 13.1 контракта определили срок действия договора, а в п. 13.10 контракта установили годичный срок исковой давности по требованиям, вытекающим из контракта. По мнению ответчика, из этого следует, что в соответствии с п. 13.10 контракта обязанности сторон по обращению в случае возникновения спора в МАС прекращаются в связи с окончанием срока действия договора 7 июля 2008 г. 

Об этом же, как полагает ответчик, свидетель­ствуют действия истца, обратившегося ранее (9 февраля 2010 г.) с тем же требованием, вытекающим из спорного контракта, в хозяйственный суд г. Минска.

Аргументы в пользу наличия компетенции МАС

В соответствии с частью первой ст. 22 и ст. 11 Регламента арбитражная оговорка, являющаяся частью договора, рассматривается как соглашение, не зависящее от других условий договора.

Арбитражное соглашение сторон является самостоятельным договором, и в силу принципа автономности прекращение действия основного договора не влечет за собой прекращения действия арбитражной оговорки. 

Не может быть принята во внимание ссылка ответчика на истечение срока исковой давности, установленного в п. 13.10 контракта, который яв­ляется по своей природе материально-правовым. Истечение срока исковой давности не может влечь процессуальных последствий и не препятствует ни обращению за защитой прав в суд, ни использованию любой юрисдикции — третейского разбирательства либо хозяйственного судопро­изводства. 

К сведению.
В арбитражной практике общепризнано, что, если стороны хотят, чтобы вместе с прекращением действия договора прекратила действие (утратила силу) арбитражная оговорка, они должны специально включить указанное условие в договор.

Кроме того, правовая позиция ответчика в МАС противоречит его доводам при обжаловании вынесенного хозяйственным судом г. Минска оп­ределения о судебном приказе, о чем свидетельствуют имеющиеся в материалах дела апелляционная жалоба ответчика на определение хозяйственного суда г. Минска и постановление апелляционной инстанции хозяйственного суда г. Минска. Из апелляционной жалобы видно, что ответчик, оспаривая в 2010 г. законность определения о судебном приказе, ссылался в первую очередь на наличие в контракте, из которого возник спор, арбитражного соглашения, и именно наличие указанного соглашения послужило основанием для отмены определения о судебном приказе апелляционной судебной инстанцией. Более того, из апелляционной жалобы следует, что общество с дополнительной ответственностью «Б» заявило о своем несогласии на рассмотрение дела в хозяйственном суде и ходатайствовало о его передаче на разрешение постоянно действующего третейского суда.

Ответчик оспорил вынесенное Председателем МАС определение о признании компетенции в Президиум МАС, который счел позицию, изложенную в определении Председателя, обоснованной и признал наличие у МАС компетенции на рассмотрение дела.

Выбор суда при альтернативной оговорке

Обратившееся в МАС с исковым заявлением открытое акционерное общество «А» (Республика Беларусь) и общество с ограниченной ответственностью «В» (Украина) заключили договор международной купли-продажи, содержащий следующую арбитражную оговорку (п. 10.2 договора): 

«Все споры и разногласия, могущие возникнуть из исполнения настоящего Договора или в связи с ним, когда они не разрешены путем переговоров, разрешаются по выбору истца в соответствии с Соглашением стран СНГ «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности» от 20.03.1992 либо в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате в г. Минске в соответствии с его регламентом и применением норм материального права Республики Беларусь, либо в Арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в г. Киеве в соответствии с его регламентом и нормами материального права России, по месту нахождения истца».

Согласно п. 10.2 договора решение суда является окончательным и обязательным для обеих сторон. 

Позиция ответчика

Ответчик оспаривал компетенцию МАС, приводя нижеизложенные аргументы. 

Содержащаяся в п. 10.1 договора альтернатива рассмотрения споров либо МАС в г. Минске, либо Арбитражным судом при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в г. Киеве не является соглашением сторон в контексте ст. 4 Регламента. 

Ответчик считал, что истец должен был поставить его в известность о принятом им единолично решении о передаче спора в конкретный суд. 

Аргументы в пользу наличия компетенции МАС

Арбитражная оговорка устанавливает четкий критерий, необходимый для осуществления истцом выбора между двумя ранее названными постоянно действующими международными арбитражными судами. 

Во-первых, право соответствующего выбора принадлежит истцу, во-вторых, оно зависит от местонахождения истца. 

Содержание арбитражного соглашения позволяет сделать вывод об отсутствии в нем требо­вания о необходимости дополнительного согласования сторонами конкретного международного арбитражного (третейского) суда. 

Таким образом, истец правомерно реализовал предоставленное ему п. 10.1 договора право, обратившись с исковым заявлением по месту сво­его нахождения в МАС. При этом допущенная в арбитражном соглашении в наименовании международного арбитражного (третейского) суда неточность не вли­яет на подсудность рассматриваемого спора МАС, поскольку в Республике Беларусь в г. Минске дей­ст­вует единственная торгово-промышленная палата, именуемая «Белорусская торгово-промышленная палата», при которой учрежден также единственный Международный арбитражный суд при БелТПП. 

Ответчик оспорил вынесенное составом суда определение о признании компетенции в Президиум МАС. Президиум счел позицию, изложенную в определении состава суда, обоснованной и признал наличие у МАС компетенции на рассмотрение дела.

Толкование арбитражного соглашения

Между совместным предприятием с иностранными инвестициями в форме общества с ограниченной ответственностью «А» (Украина), выступившим в качестве истца, и обществом с дополнительной ответственностью «Б» (Республика Беларусь), являющимся ответчиком, возник спор из договора международной купли-продажи товаров, содержащего следующую арбитражную оговорку (п. 8.1 договора): 

«Все противоречия и разногласия, которые могут возникнуть из этого Контракта или в связи с ним, будут, по возможности, разрешаться путем переговоров между сторонами. Если стороны не достигнут согласия, дело подлежит передаче на рассмотрение в арбитражный или приравненный к нему суд по месту нахождения ответчика в соответствии с международными правилами разрешения споров в этом суде».

Позиция ответчика

Возражая против компетенции МАС, ответчик отметил, что п. 8.1 договора не содержит соглашения сторон по такому существенному условию арбитражной оговорки, как указание четкого наименования конкретного арбитражного учреждения. 

Кроме того, по мнению ответчика, в п. 8.1 договора отсутствует прямое указание на то, что именно МАС является органом, который уполномочен по согласованию сторон рассматривать возникший между сторонами спор, а также не позволяет определить и какой-либо иной компетентный международный арбитражный (третейский) суд. 

Ответчик указал, что формулировка п. 8.1 договора относительно обращения сторон в суд, приравненный к арбитражному суду, предполагает возможность обращения сторон не к третейскому суду, а к различным учреждениям системы государственных судов. Из такого предположения при подписании договора исходил и ответчик, считая возможным обращение в государ­ственный суд по месту нахождения стороны-ответчика. 

Обратив внимание на длительность осуще­ствления истцом хозяйственной деятельности с контрагентами различных государств, ответчик счел возможным отнести содержащуюся в п. 8.1 договора арбитражную оговорку к типовым оговоркам, относящим рассмотрение споров к подсудности государственных судов. 

По мнению ответчика, даже если предположить, что истец имел в виду третейский суд, то следует отметить отсутствие в арбитражной оговорке указания на порядок осуществления его де­ятельности (институциональный (постоянный) или ad hoc (временный)), его специализацию, что особенно актуально в связи с формулировкой «или приравненный к нему суд». 

Аргументы в пользу наличия компетенции МАС

Пункт 8.1 договора содержит соглашение сторон о том, что в случае, если стороны не достигнут согласия, дело подлежит передаче на рассмотрение в арбитражный или приравненный к нему суд по месту нахождения ответчика в соответствии с международными правилами разрешения споров в этом суде. 

Толкование данной арбитражной оговорки позволяет сделать вывод о достижении сторонами соглашения о передаче возникших между ними споров на рассмотрение постоянно действующего международного арбитражного (третейского) суда по месту нахождения ответчика. Об этом свидетельствует указание на «международные правила разрешения споров в этом суде», а только уже существующий постоянно действующий международный арбитражный суд может иметь правила разрешения споров, в данном случае — Регламент Международного арбитражного суда при БелТПП. 

Кроме того, указанная арбитражная оговорка устанавливает четкий критерий выбора постоян­но действующего международного арбитражного суда в зависимости от страны ответчика. 

Поскольку ответчик находится на территории Республики Беларусь, истец вправе был обратиться с исковым заявлением в МАС, который на момент заключения договора являлся единственным постоянно действующим международным арбит­ражным (третейским) судом на территории Республики Беларусь. 

Утверждение ответчика о том, что формулировка п. 8.1 договора, указывающая на возможность обращения в суд, приравненный к арбитражному суду, предполагает выбор между третейским и государственным судом, несостоятельна, так как природа деятельности третейских и государственных судов исключает возможность приравнивания их друг к другу. 

Ответчик оспорил вынесенное Председателем МАС определение о признании компетенции. Президиум счел позицию, изложенную в определении, обоснованной, и признал наличие у МАС компетенции на рассмотрение дела.

Ссылка на Регламент третейского суда. Примеры арбитражных оговорок

Обратившаяся в МАС с исковым заявлением акционерная компания «А» (Королевство Нидерланды) и совместное предприятие «Б» в форме открытого акционерного общества (Республика Беларусь) заключили договор аренды, содержащий следующую арбитражную оговорку: 

«10.2. Все вопросы, которые не могут быть решены путем переговоров, подлежат рассмотрению в соответствии с Регламентом Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате.

10.3. Решение арбитражного суда, подписанное большинством арбитров, является окончательным и обязательным для обеих сторон».

Позиция ответчика

Ответчик выразил мнение о том, что между сторонами отсутствует арбитражное соглашение о передаче спора на рассмотрение МАС.

По мнению ответчика, ни Закон, в частности ст. 12, ни Регламент, в частности ст. 1, ни какой-либо иной правовой акт не содержат норм, преду­сматривающих возможность рассмотрения спора постоянно действующим международным арбитражным судом в случае, если стороны прямо не договорились об этом, а лишь сослались на регламент данного суда. 

Ответчик указал, что ст. 12 Закона регламентируется иная ситуация: «если стороны преду­смотрели в арбитражном соглашении передачу спора на рассмотрение постоянно действующего международного арбитражного суда, то таким об­разом при отсутствии соглашения об ином они согласовали и порядок рассмотрения спора в соответствии с арбитражным регламентом». 

Ответчик акцентировал внимание на том обстоятельстве, что п. 10.2 договора не содержит договоренности сторон о том, что споры должны рассматриваться именно МАС. 

Кроме того, ответчик привел аргумент о том, что формулировка п. 10.2 договора не соответствует ни одному из рекомендуемых МАС для включения в договоры вариантов арбитражных оговорок, в каждом из которых указывается, что спор подлежит рассмотрению в МАС. 

Аргументы в пользу наличия компетенции МАС

Деятельность МАС подчиняется законодательству Республики Беларусь. Кроме того, п. 2 ст. 1 Регламента предусматривает в деятельности МАС наряду с Регламентом и Законом применение и иного законодательства Республики Беларусь. 

Статья 1 Закона определяет арбитражный регламент как свод правил, регулирующих организацию постоянно действующего международного арбитражного суда и процесс разрешения споров в нем.

Формулировка п. 10.2 договора о том, что все вопросы подлежат рассмотрению в соответствии с Регламентом, означает, что стороны имели в виду не суд, образуемый для разрешения конкретного спора (третейский орган, специально образуемый по соглашению сторон спора вне постоянно действующей арбитражной (третейской) организации для рассмотрения отдельного спора — ст. 1 Закона), либо какой-то другой постоянно действу­ющий третейский суд, а именно МАС. 

В данном случае нашла применение общепризнанная и распространенная практика оформления арбитражной оговорки посредством указания на регламент того арбитражного (третейского) суда, к подсудности которого стороны относят рассмотрение возможных между ними споров.

И в доктринальных источниках указывается, что признание соблюдения надлежащей формы арбитражного соглашения в случае ссылки на какой-либо арбитражный регламент не встречает особых осложнений*.

* Регламенты международных арбитражных судов: сборник / сост. Л. И. Орлов, И. М. Павлов. — М.: Юристъ, 2001. — С. 251.

Таким образом, сославшись в п. 10.2 договора на Регламент Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате и договорившись таким образом о применении при разрешении возникшего спора совокупности правил, которые содержатся в Регламенте, стороны согласовали подсудность возникшего между ними спора МАС. 

Аргумент ответчика о том, что содержащаяся в п. 10.2 договора арбитражная оговорка не соответствует рекомендуемым МАС для включения в договоры вариантам арбитражных оговорок, также не может являться основанием для признания отсутствия компетенции МАС на рассмотрение возникшего между сторонами спора, поскольку рекомендуемые МАС арбитражные оговорки имеют необязательный (факультативный) характер и стороны конкретных договоров не обязаны придерживаться их. 

Ответчик оспорил вынесенное Председателем МАС определение о признании компетенции в Президиум, который счел позицию, изложенную в определении, обоснованной и признал наличие у МАС компетенции на рассмотрение дела.

Последнее
по теме