Привлечение к субсидиарной ответственности: имеет ли Декрет № 7 обратную силу?

На протяжении ряда лет была сформирована судебная практика, когда банкротство организации, имеющей долги перед бюджетом, автоматически приводило к взысканию этих долгов с учредителей и руководителей должника-банкрота в субсидиарном порядке. Изменения произошли в связи со вступлением в силу Декрета Президента Республики Беларусь от 23.11.2017 № 7 «О развитии предпринимательства» (далее — Декрет).

А как же быть тем, кого уже привлекли к субсидиарной ответственности до вступления в силу Декрета? Судебная практика в этом плане сформировала однозначную позицию: Декрет обратной силы не имеет. Рассмотрим конкретный судебный спор.

Михайлов Александр

Специалист таможенного дела


(Дело № 105-10/2017/126А/1478К)

Обстоятельства дела

Решением экономического суда Могилевской области от 21.08.2017 удовлетворен иск о взыскании с группы ответчиков в порядке привлечения к субсидиарной ответственности суммы в размере 125 364,49 руб. по обязательствам ООО «К». Решение суда вступило в законную силу.

21.05.2018 ответчики Б. и М. обратились в апелляционную инстанцию (решение суда первой инстанции оставлено без изменений), а затем — с кассационной жалобой на указанные судебные постановления суда в судебную коллегию по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь.

Позиция ответчиков

В заявлении ответчики Б. и М. указали, что вновь открывшимся обстоятельством является вступление в силу подп. 5.6 п. 5  Декрета, нормы которого, по мнению ответчиков, распространяют свое действие на период рассмотрения дела. При этом заявители указали, что в ходе рассмотрения дела виновность (умышленность) их действий не была доказана, в связи с чем имеются основания для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Решение суда

В п. 3 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 31.05.2007 № 10 «О применении Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь при пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам» разъяснено, что перечень оснований для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам установлен ч. 2 ст. 319 ХПК и является исчерпывающим; возобновление дела по вновь открывшимся обстоятельствам не допускается, когда такие обстоятельства отсутствуют, а имеются основания для пересмотра судебного постановления в кассационном порядке или в порядке надзора.

Частью 2 ст. 319 ХПК определены основания, которые влекут возобновление дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

В рассматриваемом случае предусмотренных ч. 2 ст. 319 ХПК оснований для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам не имеется.

Судебные инстанции правомерно исходили из того, что действие гражданского законодательства во времени регулируется ст. 4 ГК. Поскольку Декретом не предусмотрено иное, действие подп. 5.6 п. 5 Декрета во времени регулируется ч. 1 ст. 4 ГК.

Согласно ч. 1 ст. 4 ГК, если иное не предусмотрено Конституцией Республики Беларусь и принятыми в соответствии с ней иными законодательными актами, акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим: после введения их в действие; до введения их в действие в части прав и обязанностей, возникших после введения их в действие.

Учитывая изложенное, оснований для отмены вступивших в законную силу обжалуемых судебных постановлений не имеется.

Мнение автора:
Как показывает данный спор, принятые акты законодательства, смягчающие ответственность граждан, не всегда имеют обратную силу.
Статьей 11 Закона Республики Беларусь от 13.07.2012 № 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» установлено, что если экономическая несостоятельность (банкротство) должника — юридического лица вызвана собственником его имущества, учредителями (участниками) или иными лицами, в том числе руководителем должника, имеющими право давать обязательные для должника указания либо имеющими возможность иным образом определять его действия, то такие лица при недостаточности имущества должника для расчета с кредиторами солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника.
В свою очередь в ст. 370 ГК закреплено, что субсидиарная ответственность является дополнительной ответственностью к ответственности другого лица, являющегося основным должником. При этом данный вид ответственности возникает в силу акта законодательства либо условий имеющегося обязательства не перед государством, а перед кредитором (то есть перед физическими и юридическими лицами).
Фактически признав субсидиарными должниками Б. и М., суд улучшил положение кредиторов, позволив им погасить имеющиеся перед ними неисполненные обязательства за счет обязательств иных лиц.
Подпунктом 5.6 п. 5 Декрета предусмотрено, что собственник имущества юридического лица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), его учредители (участники) или иные лица, в том числе руководитель юридического лица, имеющие право давать обязательные для этого юридического лица указания либо возможность иным образом определять его действия, несут субсидиарную ответственность при недостаточности имущества юридического лица только в случае, если экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица была вызвана виновными (умышленными) действиями таких лиц.
Однако в соответствии с ч. 2 ст. 67 Закона Республики Беларусь от 10.01.2000 № 361-З «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» нормативные правовые акты, иным образом ухудшающие положение граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, и юридических лиц (возлагающие дополнительные (увеличенные) по сравнению с ранее существовавшими обязанности или ограничивающие в правах либо лишающие имеющихся прав), не имеют обратной силы, если иное не предусмотрено законодательными актами Республики Беларусь.
Поскольку в Декрете отсутствует норма о том, что положения данного документа имеют обратную силу, а распространение нормы подп. 5.6 п. 5 Декрета на ранее возникшие отношения ухудшает положение кредиторов, суд оставил ранее принятое решение в силе.

Последнее
по теме