Допустима ли рассрочка исполнения определения суда об утверждении соглашения о примирении? - sudpraktika
Иные судебные споры

Допустима ли рассрочка исполнения определения суда об утверждении соглашения о примирении?

Согласно ч. 1 ст. 211 ХПК суд, принявший судебное постановление, вправе по ходатайству стороны, поданному до истечения срока, установленного для предъявления исполнительного документа к исполнению, отсрочить или рассрочить исполнение судебного постановления, изменить способ и порядок его исполнения. При положительном окончании примирительной процедуры судом тоже выносится судебное постановление: соответствующим определением суда утверждается заключенное сторонами соглашение о примирении (ч. 4 ст. 157 ХПК). В связи с этим возникает вопрос, вправе ли суд осуществить указанные в ч. 1 ст. 211 ХПК действия в отношении определения, утвердившего соглашение о примирении, в частности рассрочить исполнение данного определения. Варианты решения проблемы проиллюстрируем на примере конкретного дела. 


Скобелев Владимир

Кандидат юридических наук, заместитель декана по заочному обучению юридического факультета Белорусского государственного университета, арбитр Международного арбитражного суда при БелТПП

(Дело № 662-12из/2019/248А/168К)

Обстоятельства дела

ООО «Н» предъявило в экономический суд Гомельской области иск о взыскании с ОАО «Б» задолженности за поставленную продукцию (лом черных металлов). Определением экономического суда от 08.07.2019 утверждено заключенное сторонами соглашение о примирении и производство по делу прекращено.

В соответствии с соглашением ответчик признал исковые требования о взыскании 750 621 840,77 рос. руб. задолженности за лом черных металлов, поставленный в соответствии с контрактом от 20.12.2017, а также 2 247 282,44 долл. США задолженности за лом черных металлов, поставленный в соответствии с контрактом от 20.09.2018. Расходы по госпошлине в сумме 2 246 586,34 рос. руб. отнесены на ответчика.

Частично выполнив свои обязательства по соглашению о примирении, ОАО «Б» обратилось в экономический суд Гомельской области с ходатайством о предоставлении рассрочки исполнения определения суда от 08.07.2019 в неисполненной части (а именно в размере 568 613 989,47 рос. руб.) на 10 месяцев.

Определением от 22.10.2019 экономический суд отказал ОАО «Б в предоставлении рассрочки исполнения определения суда от 08.07.2019. Апелляционная инстанция экономического суда Гомельской области постановлением от 22.01.2020 отменила определение суда первой инстанции от 22.10.2019 и предоставила рассрочку исполнения определения от 08.07.2019 в неисполненной части (к этому моменту размер задолженности уменьшился и составил 366 754 254,27 рос. руб.). Кассационная инстанция согласилась с позицией апелляционного суда.

Позиция должника

Прежде всего ходатайство ОАО «Б» о предоставлении рассрочки в исполнении определения суда от 08.07.2019 было обосновано ссылкой на крайне тяжелое финансовое положение организации. Так, у ОАО «Б» имелась значительная кредиторская задолженность, которая по состоянию на 01.08.2019 составила 1 153 287 тыс. бел. руб., в том числе просроченная задолженность — 277 809 тыс. бел. руб.

Должник также указал на негативные последствия, к которым может привести единовременное исполнение обязательств в пользу ООО «Н». По мнению ОАО «Б», отвлечение его финансовых ресурсов грозит срывом поставок сырья и материалов, простоями оборудования, потерей объемов производства и продаж и как результат — задержками в выплате заработной платы работникам и невозможностью выполнения своих обязательств перед другими кредиторами. Между тем ОАО «Б» должно обеспечивать выплату заработной платы 11 000 работникам, а основными кредиторами ОАО «Б» является целый ряд социально значимых предприятий Беларуси.

Наконец, ОАО «Б» было отмечено, что требование о взыскании в пользу ООО «Н» 2 247 282,44 долл. США им полностью исполнено путем перечисления средств, что подтверждается постановлением об окончании исполнительного производства от 18.09.2019. Представило ОАО «Б» и доказательства частичного исполнения им обязательства перед ООО «Н», выраженного в российских рублях.

Позиция кредитора

ООО «Н» во всех судебных инстанциях возражало против предоставления ОАО «Б» рассрочки в исполнении определения экономического суда Гомельской области от 08.07.2019. Кредитор полагал, что к определению суда, утвердившему соглашение о примирении, применение положений ст. 211 ХПК невозможно ввиду разъяснений, содержащихся в п. 14 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 29.06.2016 № 3 «О примирении сторон при рассмотрении судами гражданских и экономических споров» (далее — постановление № 3).

Постановления судебных инстанций

Суд первой инстанции отказал ОАО «Б» в удовлетворении ходатайства о рассрочке исполнения определения от 08.07.2019, ссылаясь на положения п. 14 постановления № 3. Позиция же апелляционной и кассационной инстанций свелась к следующим основным аргументам.

Нормой ст. 211 ХПК закреплено право суда, принявшего судебное постановление, отсрочить или рассрочить его исполнение. При этом каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством (ч. 2 ст. 100 ХПК).

По мнению вышестоящих судебных инстанций, должником были представлены убедительные доказательства, подтверждающие его крайне сложное финансовое положение и свидетельствующие о наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного определения от 08.07.2019, что не было учтено судом первой инстанции.

В постановлении кассационной инстанции также отмечено, что судом апелляционной инстанции была дана надлежащая правовая оценка доводам взыскателя о невозможности применения положений ст. 211 ХПК ввиду разъяснений п. 14 постановления № 3. Однако содержание этой оценки в постановлении кассационной инстанции, к сожалению, не приведено.


Выводы автора

В чем заключается суть разъяснения Пленума? В ч. 3 п. 14 постановления № 3 указано, что исходя из существа определения (постановления) об утверждении мирового соглашения к нему не применяются положения о его разъяснении, отсрочке или рассрочке исполнения мирового соглашения, изменении способа и порядка его исполнения. Это новое для отечественной правовой системы разъяснение высшей судебной инстанции страны (в равной мере касающееся и гражданских, и экономических дел).

Какова природа мирового соглашения? При заключении мирового соглашения спор ликвидируется не судом (его односторонним и, безусловно, обязательным для сторон волеизъявлением), а самими сторонами: именно стороны посредством двустороннего волеизъявления самостоятельно определяют свое материально-правовое положение (свои взаимные права и обязанности в материально-правовой сфере). Функции суда и выносимого им постановления об утверждении мирового соглашения сводятся лишь к санкционированию (одобрению) волеизъявления сторон.

В этом плане весьма показательно, что в ч. 3 п. 14 постановления № 3 об отсрочке и рассрочке исполнения, изменении способа и порядка исполнения говорится в отношении именно самого мирового соглашения, а не утвердившего его постановления. Аналогичным образом в ч. 1 ст. 460 ГПК предусмотрено, что исполнительные листы выдаются на основании мировых соглашений (а не судебных постановлений об их утверждении). 

Тот факт, что по давно сложившейся в судах традиции условия мирового соглашения воспроизводятся в тексте судебного постановления об утверждении данного соглашения (например, ч. 6 ст. 123 ХПК прямо предписывает судам указывать в резолютивной части соответствующего судебного постановления содержание мирового соглашения), не меняет сути явлений: материально-правовое положение здесь определяется не волеизъявлением суда, а волеизъявлением сторон.

Допустима ли рассрочка исполнения постановления об утверждении мирового соглашения? В случае заключения сторонами по экономическому спору мирового соглашения нет предмета для совершения судом указанных в ч. 1 ст. 210, ч. 1 ст. 211 ХПК действий. Предметом этих действий могут являться только сами постановления суда, то есть его властные волеизъявления. Между тем в постановлении об утверждении мирового соглашения волеизъявление суда состоит лишь в одобрении (санкционировании) достигнутого сторонами соглашения. И по вполне понятным причинам в отношении этого волеизъявления не может возникнуть потребность совершения названных в ч. 1 ст. 210, ч. 1 ст. 211 ХПК действий. 

Если бы суд все-таки совершал эти действия (формально — в отношении судебного постановления об утверждении мирового соглашения, а по существу — в отношении самого мирового соглашения), то тем самым происходила бы подмена (замена, корректировка) волеизъявления сторон по определению их взаимного материально-правового положения волеизъявлением суда, что в силу диспозитивных начал гражданского (ст. 18 ГПК) и хозяйственного (ст. 23 ХПК) судопроизводства недопустимо.

Можно ли изменить или оспорить мировое соглашение? Как же тогда действовать в ситуации, когда возникает потребность в разъяснении, отсрочке или рассрочке исполнения, изменении способа или порядка исполнения мирового соглашения сторон? В процессуальном законодательстве на данный счет прямые предписания отсутствуют, в том числе не разъяснены эти вопросы и в постановлении № 3 (что необходимо отнести к недостаткам последнего).

Логично предположить, что в описанной ситуации сторонам было бы целесообразно заключить дополнительное соглашение, в котором прописать решение соответствующих вопросов — разъяснение мирового соглашения и т.п. Но проблема заключается в том, что действующее законодательство не регулирует порядок и последствия дополнения или изменения сторонами ранее заключенного мирового соглашения, а значит, подобные действия вряд ли могут быть допущены и санкционированы судом.

Фактически сторонам не остается ничего иного, как заключить новое мировое соглашение — соглашение, которое будет воспроизводить условия прежнего мирового соглашения с необходимыми дополнениями или корректировками. Допустимость заключения подобного мирового соглашения вытекает из ч. 5, 7 ст. 123 ХПК, ч. 1 ст. 18 Закона Республики Беларусь от 24.10.2016 № 439-З «Об исполнительном производстве». 

Но для заключения подобного мирового соглашения необходимы несколько условий. Во-первых, заключение такого мирового соглашения допустимо только после возбуждения исполнительного производства. Во-вторых, заключение мирового соглашения предполагает наличие на то обоюдного желания сторон. 

При отсутствии хотя бы одного из названных выше условий заключить мировое соглашение не удастся.

Если в такой ситуации без разъяснения, отсрочки или рассрочки исполнения, изменения способа или порядка исполнения реализовать мировое соглашение не представляется возможным, то соответствующей стороне остается только порекомендовать попытаться оспорить мировое соглашение через подачу жалобы на определение о его утверждении (в отечественной правовой системе сформировался именно такой способ оспаривания судебных мировых соглашений).

В своей жалобе заинтересованному лицу следует ссылаться на то, что в сложившейся ситуации мировое соглашение оказалось неисполнимым, а значит, нарушающим его интересы. В гражданском процессе это будет являться достаточным основанием для отмены судебного постановления об утверждении мирового соглашения, так как согласно ч. 4 ст. 61 ГПК мировое соглашение не должно нарушать чьих-либо прав и охраняемых законом интересов, то есть в том числе прав и интересов и самих его сторон.

Сложнее обстоит дело в хозяйственном судопроизводстве: нарушение прав и законных интересов сторон мирового соглашения здесь во внимание законодателем не берется, так как в соответствии с ч. 5 ст. 63, ч. 5 ст. 121 ХПК мировое соглашение не должно нарушать прав и законных интересов только других лиц. Правда, этот изъян законодательства попытался нивелировать Верховный Суд. В ч. 1 п. 13 постановления № 3 дано общее и для гражданского, и для хозяйственного судопроизводства разъяснение о том, что мировые соглашения должны проверяться на предмет нарушения ими вообще «чьих-либо прав и охраняемых законом интересов».

Допустима ли рассрочка исполнения определения об утверждении соглашения о примирении? Формально ХПК не содержит запретов на совершение судами указанных в ч. 1 ст. 210, ч. 1 ст. 211 ХПК действий в отношении определения, утвердившего соглашение о примирении, хотя об их допустимости прямо тоже не говорит. Что же касается постановления № 3, то там этого вопроса высшая судебная инстанция страны, к сожалению, вообще не затронула, несмотря на то, что дала разъяснения по поводу, на наш взгляд, очень схожей ситуации — касающейся постановления суда об утверждении мирового соглашения.

Думается, что вопрос о возможности разъяснения, отсрочки или рассрочки исполнения, изменения способа или порядка исполнения определения суда об утверждении соглашения о примирении должен решаться в зависимости от правовой природы данного соглашения, а именно соответствует оно природе мирового соглашения или же нет.

По смыслу ч. 2, 3 ст. 157 ХПК содержание соглашения о примирении могут составлять следующие условия:

— об изменении основания или предмета иска;

— об увеличении или уменьшении размера исковых требований;

— об отказе от иска полностью или в части;

— о признании иска в целом или части;

— предусмотренные ст. 122 ХПК;

— о заключении сторонами нового договора.

Не вызывает сомнений тождественность соглашения о примирении с мировым соглашением в том случае, когда первое заключено на указанных в ст. 122 ХПК условиях. Думается, что и заключение сторонами нового договора (например, осуществление новации своих прежних обязательств) является тоже по существу мировым соглашением (хотя этот вопрос не столь однозначен: ч. 3 ст. 157 ХПК изложена таким образом, что позволяет сторонам заключить абсолютно любой договор, в том числе и никак не связанный с их изначальным спором, что, на наш взгляд, в корне неверно).

Полагаем, что изменение основания иска или увеличение размера исковых требований не способны привести к примирению сторон, а значит, были ошибочно включены в число потенциальных условий соглашения о примирении. Вместе с тем примирение возможно при изменении предмета иска или уменьшении размера исковых требований, но подобные случаи фактически охватываются регулированием ст. 122 ХПК.

Считаем, что ошибкой является и отнесение к содержанию соглашения о примирении таких волеизъявлений, как отказ истца от иска и признание иска ответчиком. Во-первых, отказ от иска и признание иска — это сугубо односторонние волеизъявления соответствующей стороны, а не взаимное соглашение. Во-вторых, для отказа от иска и признания иска предусмотрены специальные способы завершения процесса: это соответственно прекращение производства по делу (абз. 5 ст. 149 ХПК) и вынесение решения об удовлетворении иска (абз. 5 ч. 1 ст. 205 ХПК). 

Таким образом, законодатель совершенно напрасно избрал в качестве положительного результата примирительной процедуры такой феномен, как «соглашение о примирении». Примирительная процедура должна, на наш взгляд, завершаться традиционными и давно известными процессуальному праву способами: отказом истца от иска, признанием иска ответчиком или заключением мирового соглашения сторон. Это помогло бы избежать множества проблем теоретического и прикладного плана.

Последнее
по теме