Споры в сфере интеллектуальной собственности

Нарушение авторских прав: почему важно анализировать лицензионный договор?

Большинство условий лицензионного и сублицензионного договора должны иметь зеркальный характер. При этом допустимо уменьшение объема передаваемых сублицензиаром сублицензиату прав, полученных первым от правообладателя, и недопустимо их увеличение либо несанкционированное изменение.

На практике возможны ситуации, когда исключительные права на объект авторского права передаются от правообладателя конечному пользователю по целой цепочке лицензионных и сублицензионных договоров. В таких случаях в целях безопасности собственного бизнеса следует проанализировать всю эту цепочку договоров.

Буевич Игорь

юрист

(Дело № 12-01/164-2019)

В рассмотренном ниже судебном деле ответчик оказался без вины виноватым: не допустив нарушения условий заключенного им лицензионного договора, он все-таки стал нарушителем исключительного права правообладателя на объект авторского права (песни). 

Обстоятельства дела

При проведении мониторинга объектов, оказывающих развлекательные услуги, 18.04.2019 ООО «Г» (далее — истец) как правообладатель музыкальных произведений (песен) «К» (авторы Р. и С.) и «М» (автор Е.) зафиксировал факты незаконного их использования путем публичного исполнения в караоке-клубе «E», принадлежащем ЧТУП «Р» (далее — ответчик). 

В связи с нарушением авторских прав истец подал иск о взыскании с ответчика компенсации в размере 10 базовых величин за каждый факт нарушения (всего в размере 50 базовых величин на сумму 1275,00 руб.) на основании ст. 56 Закона Республики Беларусь от 17.05.2011 № 262-З «Об авторском праве и смежных правах» (далее — Закон об авторском праве).

Позиция истца

Истец являлся обладателем исключительного права на использование на территории Республики Беларусь музыкальных произведений с текстом (песен) «К» (авторы Р. и С.) и «М» (автор Е.) на основании заключенных с этими авторами договоров.

По договору от 27.06.2011 истец передал Национальному центру интеллектуальной собственности (далее — НЦИС) как органу по коллективному управлению имущественными правами авторов (правообладателей) право на управление имущественными правами в отношении указанных песен. На основании этого договора НЦИС получил права выдавать разрешения на использование песен путем их публичного исполнения, заключения договоров с юридическими и физическими лицами, а также на сбор и выплату авторского вознаграждения, причитающегося авторам за использование этих произведений.

Как указал истец, использование песен ответчиком было осуществлено без согласия правообладателя, без заключения соответствующего договора с ним либо НЦИС и без выплаты авторского вознаграждения.

Позиция ответчика и третьего лица с его стороны

Ответчик иск не признал. По его мнению, он не использовал вышеназванные песни путем публичного исполнения, а использовал аудиовизуальные произведения, созданные на основе этих песен, в составе караоке-файлов для оказания развлекательных услуг в караоке-баре. Для этих целей по договору от 20.01.2016 ответчик приобрел у российского ООО «И» техническое устройство (караоке-систему «S») c модулем внутренней памяти (жестким диском), предназначенным для записи и воспроизведения караоке-файлов, а также сами караоке-файлы, записанные в памяти данной системы.

ООО «И» (третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика) посчитало иск необоснованным по той причине, что истец (ООО «Г») заключил договор с российским ООО «П» на передачу последнему исключительного права на публичное исполнение и переработку песен для целей создания караоке-файлов на территории всех стран. В свою очередь ООО «П» выдало ООО «И» неисключительную лицензию на использование аудиовизуальных произведений на караоке-файлах на территории всех стран, а ООО «И» выдало ее ответчику для использования только на территории Республики Беларусь.

Выводы суда

Из представленных суду ответчиком договоров следует, что истец предоставил российскому ООО «П» исключительное право, а оно, в свою очередь, предоставило российскому ООО «И» неисключительное право на публичное исполнение песен «К» и «М», а также право на их переработку для использования этих произведений в составе караоке-файлов на территории всех стран, за исключением Республики Беларусь и Украины. Таким образом, ООО «И» не имело полномочий предоставлять ответчику право на использование названных песен в составе караоке-файлов на территории Республики Беларусь.

Справочно.
В силу п. 1 ст. 16 Закона об авторском праве автору в отношении его произведения или иному правообладателю принадлежат исключительное право на произведение, а также иные имущественные права в случаях, предусмотренных этим Законом.

Исключительное право на произведение означает право автора или иного правообладателя использовать произведение по своему усмотрению в любой форме и любым способом. При этом автору или иному правообладателю принадлежит право разрешать или запрещать другим лицам использовать произведение. Использованием произведения признается в том числе публичное исполнение. 

Автор (наследники автора) имеет право на получение авторского вознаграждения за каждый способ использования произведения, за исключением случаев, предусмотренных главой 4 Закона об авторском праве и (или) договором.

Справочно.
Согласно ст. 4 Закона об авторском праве под публичным исполнением понимается представление произведения или объекта смежных прав посредством актерской игры, пения, чтения, декламации, игры на музыкальном инструменте, танца или каким-либо иным образом, в том числе с помощью технических устройств (в отношении аудиовизуального произведения — показ кадров в их последовательности), в местах, где присутствуют или могут присутствовать лица, не принадлежащие к обычному кругу семьи или близким знакомым семьи лица, осуществляющего или организующего такое представление.

Доводы ООО «И», обладающего на территории Российской Федерации правом на использование песен в составе караоке-файлов, о правомерном их использовании ответчиком на территории Республики Беларусь суд счел не основанными на п. 4 ст. 12 Закона об авторском праве. 

Справочно.
Исходя из п. 4 ст. 12 Закона об авторском праве включение в состав аудиовизуального произведения или переработка для целей использования в аудиовизуальном произведении ранее существовавших произведений, в том числе музыкальных, допускается при условии соблюдения прав авторов таких произведений.

На основании п. 2 ст. 56 Закона об авторском праве в случае нарушения исключительного права на объект авторского права или смежных прав наряду с использованием способов защиты исключительных прав, предусмотренных ст. 989 ГК, автор или иной правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от 1 до 50 000 базовых величин, определяемом судом с учетом характера нарушения. 

Компенсация подлежит взысканию в случае доказанности факта нарушения исключительного права на объект авторского права или смежных прав. При этом автор или иной правообладатель освобождаются от доказывания размера причиненных этим нарушением убытков.

Разрешая вопрос о размере подлежащей взысканию компенсации в порядке ст. 56 Закона об авторском праве, учитывая характер и объем допущенных ответчиком нарушений, отсутствие для истца серьезных последствий, а также исходя из принципа разумности и справедливости, суд посчитал, что заявленный иск подлежит частичному удовлетворению. Решением от 16.11.2019 суд взыскал с ответчика в пользу истца компенсацию в размере по 5 базовых величин за каждый факт нарушения исключительного права истца на публичное исполнение песен «К» и «М» на общую сумму 255 руб.


Анализ спора

В рассматриваемом случае, похоже, ответчик стал невольным нарушителем имущественных прав правообладателя на песни из-за собственной неаккуратности, допущенной при заключении сублицензионного договора с ООО «И».

В силу положений пп. 5 и 6 ст. 44 Закона об авторском праве лицензионный (а равно сублицензионный) договор должен содержать следующие условия:

— о сроке действия договора;

— о территории, на которой допускается использование объекта авторского права;

— разрешение на передачу имущественных прав на объект авторского права третьим лицам либо запрет на такую передачу (при этом отсутствие в тексте разрешения на такую передачу означает запрет на нее);

— пределы полномочий лицензиата (сублицензиара) и сублицензиата (конечного пользователя) в отношении использования имущественных прав на объект авторского права.

Рекомендации по созданию и использованию объектов авторского права:
1. При заключении сублицензионного договора сублицензиату следует анализировать лицензионный договор, заключенный между сублицензиаром и правообладателем, на предмет наличия и объема прав, предоставленных сублицензиару по такому договору (территория использования переданных прав, срок действия договора, разрешенные действия, запреты и ограничения в отношении использования объекта авторского права и другие условия, связанные со спецификой предмета сделки).
2. Если конечному пользователю — сублицензиату невозможно будет проанализировать все договоры, по которым имущественные права на объект авторского права передавались ему от обладателя исключительного права, рекомендуем включить в договор с сублицензиаром положение о том, что в случае предъявления со стороны любых третьих лиц претензий, связанных с использованием этих прав, сублицензиар обязуется вступить в дело на стороне сублицензиата, а также компенсировать последнему все взысканные с него суммы в связи с такими нарушениями при условии отсутствия виновных действий со стороны сублицензиата.
3. При создании и использовании собственного объекта авторского права или произведения, не являющегося таковым, следует помнить, что свободное использование других объектов авторского права допускается только в случаях, предусмотренных законодательством (п. 2 ст. 21, ст. 32–41 Закона об авторском праве).

Последнее
по теме