Принятие нереализованного имущества должника в ходе ликвидационного производства - sudpraktika
Споры в области экономической несостоятельности (банкротства)

Принятие нереализованного имущества должника в ходе ликвидационного производства

Законодательством четко определен порядок удовлетворения требований кредиторов: требования кредиторов каждой следующей очереди удовлетворяются после полного удовлетворения требований кредиторов предыдущей очереди. При этом кредитор имеет право (а не обязанность!) принять нереализованное движимое/недвижимое имущество должника в счет погашения своих требований и никто, в том числе собрание кредиторов, не вправе понудить кредитора к принятию имущества должника.

Толочко Андрей

Адвокат Минской областной коллегии адвокатов

Лойша Андрей

Адвокат 

(Дело № 511-26Б/2017/959А/1247К)

Удовлетворение требований кредиторов, в том числе путем продажи имущества должника, — одна из основных целей ликвидационного производства. При этом рассматриваемый ниже спор является отражением пробелов правового регулирования и проблем правоприменения, которые существуют в сфере реализации и принятия имущества должника.

Обстоятельства дела

В соответствии с решением экономического суда г. Минска ООО «Л» признано банкротом и в отношении него открыто ликвидационное производство.

Из отчетов о деятельности антикризисного управляющего по делу о банкротстве ООО «Л» следовало, что имущество должника (28 машино-мест, газовая блочно-модульная котельная, дебиторская задолженность) неоднократно (5 раз) выставлялось на торги в установленном законом порядке, однако так и не было реализовано.

16.05.2019 кредиторами ОАО «Б», ОАО «П» и UAD «K» антикризисному управляющему было подано заявление о созыве собрания кредиторов ООО «Л» по вопросу распределения между кредиторами нереализованного имущества должника.

03.06.2019 состоялось собрание кредиторов ООО «Л», в котором из 18 кредиторов приняли участие кредиторы, у которых имелось 74,36 % голосов всех кредиторов должника.

По результатам собрания были приняты следующие решения:

— по вопросу 1 — согласовано принятие кредиторами нереализованного движимого и недвижимого имущества ООО «Л» в счет погашения их требований в порядке, предусмотренном ст. 150 Закона Республики Беларусь от 13.07.2012 № 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон). При этом представитель ИМНС голосовал за выставление имущества на очередные торги; 

— по вопросу 2 — принято решение передать кредиторам, включенным в третью очередь реестра требований кредиторов ООО «Л», не реализованное на торгах движимое и недвижимое имущество (представитель ИМНС проголосовал против);  

— по вопросу 3 — принято решение передать кредиторам, включенным в пятую очередь реестра требований кредиторов ООО «Л», не реализованное на торгах имущество должника (представитель ИМНС проголосовал против);

— по вопросу 4 — согласован порядок распределения между кредиторами не реализованного на торгах имущества ООО «Л», а также определен размер погашенных требований кредиторов (представитель ИМНС проголосовал против).

ИМНС подала жалобу на вышеуказанное решение собрания кредиторов ООО «Л» с требованием отменить его как нарушающее права кредитора третьей очереди. Кроме того, налоговый орган просил суд обязать антикризисного управляющего по делу о банкротстве ООО «Л» производить реализацию имущества в соответствии со ст. 127 Закона, то есть путем продажи имущества должника.

Позиция судов первой и апелляционной инстанций

Определением экономического суда г. Минска удовлетворена жалоба ИМНС, признано недействительным решение собрания кредиторов от 03.06.2019 по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) ООО «Л» (вопросы 1–4 повестки дня собрания).

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда г. Минска определение экономического суда г. Минска изменено, абз. 1 и 2 резолютивной части определения изложены в следующей редакции: жалобу ИМНС на решение собрания кредиторов ООО «Л» от 03.06.2019 удовлетворить частично; признать недействительным решение собрания кредиторов ООО «Л» от 03.06.2019 по вопросам 2 и 3 повестки дня собрания; в удовлетворении жалобы о признании недействительным решения собрания кредиторов ООО «Л» от 03.06.2019 по вопросам 1 и 4 повестки дня собрания отказать.

В остальной части определение экономического суда г. Минска оставлено без изменения.

ИМНС обратилась с кассационной жалобой на постановление апелляционной инстанции экономического суда г. Минска, в которой просила его отменить и оставить в силе определение суда первой инстанции. 

Позиция ИМНС в суде кассационной инстанции

В обоснование отмены обжалуемого судебного постановления в жалобе приводились доводы о нарушении норм материального права, выразившемся в неправильном применении ст. 147, 150 Закона. ИМНС указала, что необходимым условием для принятия решения о передаче имущества кредиторам в счет погашения их требований является невозможность реализации имущества должника. При этом подлежало соблюдению правило об удовлетворении требований кредиторов в порядке очередности при передаче нереализованного имущества кредиторам в счет погашения их требований. 

ИМНС не оспаривала, что торги по реализации имущества должника проводились неоднократно, однако считала, что возможность реализации имущества должника на повторных торгах не утрачена. Кроме этого, она ссылалась на то, что из-за отсутствия соответствующих норм в законодательстве инспекция не имеет возможности принять имущество для реализации и уменьшить на эту сумму свои кредиторские требования.

Позиция суда кассационной инстанции

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь пришла к выводу о том, что обжалуемое судебное постановление следует оставить без изменения, а кассационную жалобу ИМНС — без удовлетворения по следующим основаниям.

Как усматривалось из постановления суда апелляционной инстанции, изменяя определение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении жалобы ИМНС о признании недействительным решения собрания кредиторов ООО «Л» по вопросам 1 и 4 повестки дня собрания, суд апелляционной инстанции исходил из того, что при проведении общего собрания кредиторов и принятии решений по указанным вопросам не были нарушены нормы законодательства, регулирующие, в частности, порядок созыва, голосования и принятия обжалуемых решений, так же как и не были нарушены нормы законодательства, регулирующие вопросы реализации имущества должника и передачи кредиторам нереализованного имущества в счет погашения задолженности.

Материалами дела подтверждалась обоснованность вывода суда апелляционной инстанции о том, что управляющим в период с октября 2018 г. по май 2019 г. были предприняты исчерпывающие ме-ры по реализации спорного имущества. Так, в соответствии с определением суда срок ликвидационного производства по делу был продлен по 05.07.2019. К моменту проведения собрания кредиторов 03.06.2019 спорное имущество 5 раз выставлялось на торги, однако не было реализовано, срок действия оценки недвижимого имущества истек. 

С учетом изложенного, принимая во внимание, что ни управляющим, ни кассатором не были представлены надлежащие доказательства того, что к моменту принятия собранием кредиторов обжалуемого решения имелась возможность реализации непроданного имущества, суд апелляционной инстанции пришел к выводу об обоснованности принятия собранием кредиторов решения по вопросу 1 (принятие нереализованного имущества должника кредиторами в счет погашения их требований), как соответствующего требованиям ч. 3, 4 ст. 150 Закона, и по вопросу 4, поскольку определение механизма принятия кредиторами пятой очереди имущества должника в счет погашения их требований в случае отказа кредиторов предыдущих очередей от принятия такого имущества не противоречит требованиям ст. 146, 147 и 150 Закона, может быть вопросом повестки дня собрания кредиторов и влечь принятие соответствующего решения собранием кредиторов ООО «Л».

Анализ спора: 
Право кредитора. В первую очередь выскажем мнение о решениях собрания кредиторов ООО «Л» от 03.06.2019 по вопросам 2 и 3 повестки дня собрания, согласно которым имущество должника должно быть передано кредиторам третьей и пятой очереди без учета воли кредиторов соответствующих очередей.
Решения судов, в соответствии с которыми собрание кредиторов не вправе обязать конкретного кредитора (кредиторов) принять нереализованное имущество должника независимо от воли (решения) на то кредитора, в полной мере согласуются с положениями Закона и коррелируют с основными началами гражданского законодательства.
Кредитор, исходя из нормативных предписаний Закона, имеет право принять нереализованное движимое/недвижимое имущество должника в счет погашения своих требований. При этом право кредитора не является его обязанностью и никто, в том числе собрание кредиторов, не вправе понудить кредитора к принятию имущества должника. При решении вопроса о принятии имущества кредиторы оценивают ликвидность имущества, иные экономические характеристики и достаточно часто отказываются от имущества ввиду отсутствия экономической целесообразности в его принятии.
ИМНС — кредитор третьей очереди. В рамках отдельного спора кредиторы пятой очереди, имеющие большинство голосов, приняли решения по вопросам 2 и 3 повестки дня собрания, которые соответствовали их интересам, но нарушили интересы ИМНС. Исходя из практического опыта, можно предположить, что между очередями имущество также было распределено «неравномерно» и наиболее ликвидное имущество было предложено кредиторам пятой, а не третьей очереди.
Довод ИМНС о том, что инспекция не имеет возможности принять имущество для реализации и уменьшить на эту сумму свои кредиторские требования, был отклонен судом кассационной инстанции ввиду отсутствия связи между мотивами отказа кредитора от принятия имущества и решением вопроса о законности обжалуемых судебных постановлений.
По нашему мнению, независимое волеизъявление кредитора, заключающееся в реализации или нереализации предоставленного права, является фундаментальным принципом гражданского оборота, и неиспользование какого-либо из прав, при отсутствии ограничений, не может свидетельствовать о незаконности и (или) необоснованности судебного постановления.
На практике при решении вопроса о принятии нереализованного имущества должника инспекции Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь, являющиеся кредиторами по делу о банкротстве, достаточно часто заявляют о необходимости продления ликвидационного производства ввиду отсутствия у них возможности принять имущество для реализации, что, в свою очередь, ведет к излишнему затягиванию ликвидационного производства.
В этой связи отметим, что, несмотря на отсутствие в законодательстве о банкротстве прямого регулирования данных вопросов, в Республике Беларусь существует большой массив нормативных правовых актов, предусматривающих порядок реализации имущества, изъятого, арестованного или обращенного в доход государства. Основным актом в данной сфере является Положение о порядке учета, хранения, оценки и реализации имущества, изъятого, арестованного или обращенного в доход государства, утвержденное Указом Президента Республики Беларусь от 19.02.2016 № 63. По этой причине довод ИМНС о невозможности принятия нереализованного имущества должника является не в полной мере состоятельным, при необходимости подходящие правовые механизмы для принятия имущества могут быть изысканы и применены. Кроме того, с точки зрения гражданского законодательства и денежные средства, и недвижимое имущество являются объектами гражданского права, вследствие чего до конца неясны разные подходы кредитора к отдельным видам имущества.
Довод ИМНС о том, что возможность реализации имущества должника на повторных торгах не утрачена, находится в плоскости доказывания и является оценочным.
Реализация имущества на торгах. Часть 3 ст. 150 Закона определяет, что в случае неполного удовлетворения требований кредиторов и (или) неполного проведения необходимых выплат оставшееся недвижимое имущество должника, которое предлагалось к продаже, но не было продано в ходе ликвидационного производства, а также движимое имущество должника и его дебиторская задолженность, которые предлагались к продаже, но не были проданы в ходе ликвидационного производства, предлагаются управляющим кредиторам в счет погашения их требований.
При этом в ст. 150 Закона не раскрыто, что понимается под критерием «не было продано в ходе ликвидационного производства».
Исходя из отсутствия прямого регулирования данного вопроса, каждая из сторон, участвующих в деле, руководствуясь ст. 100 ХПК, в обоснование своего довода должна была доказать возможность/отсутствие возможности реализовать имущество должника на торгах.
Тот факт, что спорное имущество в рамках дела 5 раз выставлялось на торги, однако не было реализовано, является достаточным для вывода о невозможности реализации имущества на торгах. В то же время нельзя сказать, что данный вывод одинаково применим ко всем ситуациям, в которых имущество 5 или даже более раз выставлялось на торги. Каждая из ситуаций индивидуальна и во многом определяется спецификой и экономической востребованностью конкретного имущества.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ: Светлана Дмитроченко,адвокат Минской городской коллегии адвокатов

В соответствии с ч. 3, 7 ст. 147 Закона требования кредиторов каждой следующей очереди удовлетворяются после полного удовлетворения требований кредиторов предыдущей очереди. Требования кредиторов, не удовлетворенные по причине недостаточности имущества должника, признаются погашенными.
Иными словами, нельзя удовлетворить требования кредиторов пятой очереди, пускай и путем передачи имущества, не погасив третью очередь.
Следует согласиться с мнением авторов, что право кредитора не является его обязанностью и никто, в том числе собрание кредиторов, не вправе понудить отдельно взятого кредитора к принятию имущества должника.
Пунктом 1 повестки дня общего собрания кредиторов была определена лишь возможность принятия нереализованного имущества должника кредиторами в счет погашения их требований, что соответствует требованиям ч. 3, 4 ст. 150 Закона.
Пунктом 4 повестки дня общего собрания кредиторов был определен механизм принятия кредиторами пятой очереди имущества должника в счет погашения их требований в случае отказа кредиторов предыдущих очередей от принятия такого имущества, что не противоречит требованиям ст. 146, 147 и 150 Закона.
Таким образом, изменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции, по сути, не изменяет его применение. Суд апелляционной инстанции признает право на существование возможности принятия решений по первому и четвертому вопросам повестки дня и их соответствие нормам материального и процессуального права. Однако в отсутствие согласия ИМНС на принятие имущества в счет погашения ее кредиторских требований или отказа от принятия имущества (чего, как видно из сложившихся обстоятельств дела, тоже не было сделано) кредиторы пятой очереди не смогут реализовать на практике принятое ими решение по пп. 1 и 4 повестки дня.

ПАМЯТКА КРЕДИТОРУ (от редакции):
1. Собрание кредиторов не вправе обязать конкретного кредитора (кредиторов) принять нереализованное имущество должника независимо от воли (решения) на то кредитора.
2. Кредитор, исходя из нормативных предписаний Закона, имеет право принять нереализованное движимое/недвижимое имущество должника в счет погашения своих требований. При этом право кредитора не является его обязанностью и никто, в том числе собрание кредиторов, не вправе понудить кредитора к принятию имущества должника.
3. Требования кредиторов каждой следующей очереди удовлетворяются после полного удовлетворения требований кредиторов предыдущей очереди. Требования кредиторов, не удовлетворенные по причине недостаточности имущества должника, признаются погашенными.
4. Отсутствие возможности реализовывать имущество должника на торгах необходимо доказывать.

Дополнительно по теме:
>>Кошель В. Банкротство должника: как не ошибиться кредитору?

Последнее
по теме