Иные судебные споры

Признание и приведение в исполнение постановления арбитражного суда

Сысуев Тимур

Адвокат Минской областной специализированной юридической консультации «Судебная защита. Бизнес и хозяйство», доцент кафедры гражданского процесса и трудового права юридического факультета БГУ

Постановление государственного арбитражного суда Российской Федерации о взыскании суммы с физического лица требует его признания и приведения в исполнение на территории Республики Беларусь белорусским судом.

(Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 08.09.2020 по делу № 1-17/Их/2020/886К)

Постановлением Двадцатого апелляционного арбитражного суда Российской Федерации с гр-ки Г. в пользу признанного банкротом российского ООО «М» взыскано 2 139 153,25 рос. руб. в порядке привлечения контролировавшего должника лица к субсидиарной ответственности. Г. являлась директором и одним из участников ООО «М».

ООО «М» обратилось в экономический суд Могилевской области с заявлением о признании и приведении в исполнение данного постановления арбитражного суда.

Экономический суд Могилевской области заявление удовлетворил. Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь оставила определение экономического суда первой инстанции без изменения.

Выводы судов

Суды не усмотрели по этому делу оснований для отказа в признании и приведении в исполнение постановления арбитражного суда, предусмотренных Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 1992 г.) (далее — Минская конвенция).

Кассационная инстанция отклонила доводы кассационной жалобы о рассмотрении дела судом первой инстанции при ненадлежащем извещении должника, о противоречии признания и приведения в исполнение постановления арбитражного суда публичному порядку Республики Беларусь, а также указала на невозможность пересмотра иностранного судебного постановления по существу.

Комментарий. 
Основное внимание в этом деле привлекает латентный процессуальный аспект: а почему вообще возникла необходимость рассмотрения белорусским судом вопроса о признании и приведении в исполнение постановления российского государственного арбитражного суда? Ведь существует же Соглашение о порядке взаимного исполнения судебных актов хозяйственных судов Республики Беларусь и арбитражных судов Российской Федерации 2001 г. (далее — Соглашение об исполнении), в силу ст. 1 которого судебные акты арбитражных судов России не нуждаются в специальной процедуре признания на территории Беларуси.
Для правильной оценки предметной сферы применения Соглашения об исполнении необходимо обратиться к его преамбуле, которая гласит, что данное Соглашение заключено на основании Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 1992 г.) (далее — Киевское соглашение), и в целях реализации Соглашения между Республикой Беларусь и Российской Федерацией о создании равных условий субъектам хозяйствования (Москва, 1998 г.).
Киевское соглашение регулирует вопросы разрешения споров только между хозяйствующими субъектами, то есть юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями. Поэтому в преамбуле Соглашения об исполнении прямо указано, что оно также распространяется только на хозяйствующие субъекты.
Таким образом, Соглашение об исполнении распространяется не на любые решения российских арбитражных судов, а только на решения, вынесенные по делам с участием хозяйствующих субъектов Беларуси и России.
Однако арбитражные суды Российской Федерации, как и экономические суды Беларуси, рассматривают и споры с участием граждан-непредпринимателей, не являющихся хозяйствующими субъектами.
По данному делу арбитражный суд Российской Федерации вынес постановление по иску о взыскании суммы с физического лица в порядке привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам организации-банкрота. Поскольку ответчик не является хозяйствующим субъектом, это судебное постановление не подпадает под предмет регулирования ни Киевского соглашения, ни Соглашения об исполнении. Поэтому оно может быть исполнено на территории Беларуси, как и любое постановление иностранного суда, лишь в случае его признания и приведения в исполнение белорусским судом. Юридической основой для его признания и исполнения в Беларуси является Минская конвенция, а не Киевское соглашение (так как спор не связан с хозяйственной деятельностью, одна из сторон не является хозяйствующим субъектом), поэтому кассационная инстанция в своем постановлении при оценке оснований для отказа в признании и приведении в исполнение ссылается именно на Минскую конвенцию.
Аналогично постановление белорусского экономического суда по спору с участием физического лица не подпадает под действие Соглашения об исполнении и может быть исполнено на территории России лишь в случае его признания российским судом.

Из опыта работы: 

Несколько лет назад в практике автора была «обратная» ситуация. 

Белорусский экономический суд вынес решение о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам белорусской организации-банкрота российского гражданина. Российский судебный пристав напрямую на основании судебного приказа экономического суда, руководствуясь Соглашением об исполнении, возбудил исполнительное производство. Российский гражданин — должник обжаловал возбуждение исполнительного производства в суд по мотиву невозможности исполнения судебного приказа на основании Соглашения об исполнении без предварительного признания решения. 

Арбитражный суд Московской области жалобу отклонил, указав, что решение экономического суда подлежит непосредственному исполнению в силу Киевского соглашения и Соглашения об исполнении. Апелляционный суд оставил в силе определение суда первой инстанции, дополнительно приведя в своем постановлении, как представляется, достаточно сомнительный применительно к сфере действия Соглашения об исполнении аргумент о том, что судебный исполнитель не должен проверять при возбуждении исполнительного производства, является ли должник индивидуальным предпринимателем (постановление Девятого апелляционного арбитражного суда от 18.07.2018 по делу № А40-198057/17-79-1711).

Последнее
по теме