Иные судебные споры

Рассмотрение исков о защите деловой репутации

Сысуев Тимур

Адвокат Минской областной специализированной юридической консультации «Судебная защита. Бизнес и хозяйство», доцент кафедры гражданского процесса и трудового права юридического факультета БГУ

Исковое заявление юридического лица, не осуществляющего хозяйственную деятельность, о защите деловой репутации неподсудно экономическим судам.

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 15.07.2020 по делу № 01-19/75-8/2020/63А/698К

УВД Гродненского облисполкома обратилось в экономический суд с иском к телеканалу и гражданам о признании не соответствующей действительности и порочащей его деловую репутацию распространенной ответчиками информации о действиях сотрудников органов внутренних дел на автофестивале, которыми гражданину Л. нанесены телесные повреждения.

Определением экономического суда Гродненской области, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, исковое заявление возвращено в связи с неподсудностью его экономическому суду.

Выводы судов

1. В соответствии с пп. 1 и 6 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 26.04.2005 № 16 «О некоторых вопросах применения хозяйственными судами законодательства при рассмотрении дел о защите деловой репутации» под деловой репутацией в сфере предпринимательской и иной хозяйственной деятельности понимается оценка участника отношений в сфере предпринимательской и иной хозяйственной деятельности другими участниками этих отношений, умаление которой может негативно повлиять на осуществление этим лицом указанной деятельности.

2. Из содержания искового заявления и приложенных к нему документов не следует, что УВД на автофестивале осуществляло предпринимательскую или иную хозяйственную деятельность. 

В соответствии со ст. 1 Закона Республики Беларусь от 17.07.2007 № 263-З «Об органах внутренних дел Республики Беларусь» органы внутренних дел осуществляют борьбу с преступностью, охрану общественного порядка и обеспечивают общественную безопасность. Платность услуг по охране общественного порядка не изменяет публичный характер деятельности УВД по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности на автофестивале.

3. Согласно п. 2 постановления Президиума Верховного Суда Республики Беларусь от 30.11.2016 № 7 «О некоторых вопросах определения подсудности гражданских и экономических дел в системе судов общей юрисдикции» подсудность дела определяется с учетом субъектного состава участников спора и характера возникшего спорного правоотношения.

По указанным причинам заявленное требование не относится к подсудности экономического суда.

Комментарий. С оценкой судами правил подсудности данного конкретного дела сложно не согласиться, хотя правила подсудности дел о защите деловой репутации в первую очередь определяются нормой, содержащейся в абз. 6 ч. 1 ст. 47 ХПК, применяемой независимо от субъектного состава, и только потом — общими критериями разграничения подсудности. Но поскольку содержание данной нормы ст. 47 ХПК очень близко к общим критериям подсудности, некоторое упрощение в аргументации не является критичным.
Хотелось бы обратить внимание на вопрос, лишь косвенно связанный с данным делом.
По сложившемуся в отечественной судебной практике традиционному толкованию, закрепленному в постановлении Пленума Высшего Хозяйственного Суда о защите деловой репутации, на которое ссылались суды по данному делу, и постановлении Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 23.12.1999 № 15 «О практике рассмотрения судами гражданских дел о защите чести, достоинства и деловой репутации» (п. 6) под деловой репутацией юридического лица понимается оценка другими участниками имущественного оборота и гражданами его хозяйственной деятельности как участника хозяйственной (экономической) деятельности.
Таким образом, высшие суды традиционно более узко трактуют деловую репутацию юридического лица, чем это вытекает из ст. 151 и 153 ГК, которые не взаимоувязывают право юридического лица на деловую репутацию лишь с его участием исключительно в хозяйственных отношениях.
Из указанной узкой трактовки следует, что юридические лица, не осуществляющие хозяйственную деятельность (некоммерческие организации, включая государственные органы), вообще не имеют права на деловую репутацию и ее защиту, поскольку хозяйственной деятельности они не осуществляют, а иная деятельность, исходя из ограничительного толкования судов, не предполагает права на деловую репутацию. То есть в исках о защите деловой репутации, предъявленных организациями, вообще не осуществляющими хозяйственную деятельность, всегда надлежит отказывать.
Вряд ли такой правовой вывод соответствует юридической природе личных неимущественных прав и их материально-правовому регулированию. Солидаризируюсь с точкой зрения, высказанной в теоретической литературе, о том, что закрепленное в постановлениях высших судов ограничительное толкование понятия деловой репутации должно быть пересмотрено*.
* См., например: Карпенков В.В. Деловая репутация юридических лиц: общий взгляд на проблему // Управление в социальных и экономических системах: материалы ХVII Международной научно-практической конференции (2–6 июня 2008 г., г. Минск) / Минский ин-т управления; редкол.: Н.В. Суша [и др.]. — Минск, 2008. [Электрон. ресурс] — Режим доступа: http://elibrary.miu.by/conferences!/item.uses/issue.xvii/article.275.html. — Дата доступа: 21.11.2020; Карпенков В.В. Понимание термина «Деловая репутация юридических лиц» в законодательстве  // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электрон. ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2020.


Последнее
по теме