Иные судебные споры

Взыскание стоимости бухгалтерских услуг

В статье рассмотрим судебный спор о взыскании задолженности по оплате услуг по ведению бухгалтерского учета. Данный спор интересен тем, что ответчику удалось доказать факт оказания некачественных услуг при наличии подписанных двумя сторонами актов выполненных работ, в которых было указано, что стороны не имеют друг к другу претензий по качеству оказанных услуг.

Павлюченко Анастасия

Адвокат

Филиппович Ксения

Помощник адвоката

Фактические обстоятельства дела

Между сторонами спора был заключен договор на оказание услуг по ведению бухгалтерского учета. Ежемесячно исполнитель (далее — истец) и заказчик (далее — ответчик) составляли и подписывали акты сдачи-приемки оказанных услуг за прошедший месяц. Оплата услуг также осуществлялась ежемесячно.

В декабре 2017 г. истец фактически прекратил оказание услуг по договору. К этому моменту у ответчика имелась задолженность по оплате услуг за несколько предшествовавших месяцев.

В связи с тем, что истец не произвел надлежащим образом сдачу результата работы, ответчик обратился в аудиторскую организацию для проведения проверки отдельных элементов бухгалтерской отчетности за 2017 г.

После проведения аудита правильности отражения операций по счетам бухгалтерского учета ответчика аудиторская организация подготовила заключение и письменный отчет по результатам обзорной проверки бухгалтерской (финансовой) отчетности. Согласно выводам аудитора бухгалтерский учет ответчика не соответствовал требованиям законодательства и не отражал его фактическое финансовое положение.

В частности, аудиторское заключение содержало следующие выводы:

1) регистры бухгалтерского учета организации ведутся в не действующей в Республике Беларусь денежной единице (применявшейся до деноминации);

2) в организации не проводилась инвентаризация активов и обязательств;

3) в учете не отражен целый ряд хозяйственных операций по имеющимся первичным учетным документам;

4) на существенную сумму искажено сальдо по дебиторской и кредиторской задолженности;

5) неверно отражены расчеты с бюджетом.

Аудитор указал, что требуется восстановление учета по отдельным счетам и участкам и устранение иных нарушений.

В 2018 г. истец направил в адрес ответчика претензию по факту неуплаты задолженности по оплате услуг.

Ответчик отказал в оплате услуг по договору, поскольку согласно аудиторскому заключению они были оказаны некачественно и привели к необходимости восстановления бухгалтерского учета.

Исполнитель обратился в суд за взысканием неуплаченных платежей и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Рассмотрение дела судом первой инстанции

Обоснование позиции истца

Истец ссылался на тот факт, что он надлежащим образом выполнял свои обязательства по договору. Это подтверждается тем, что обе стороны ежемесячно составляли и подписывали акты сдачи-приемки выполненных работ. Ответчик при подписании актов не имел претензий к их объему и качеству.

Истец не отрицал наличие недостатков в бухгалтерском учете, однако утверждал, что все выявленные нарушения имели место по вине ответчика, а именно:

1. Регистры бухгалтерского учета организации ведутся в не действующей в Республике Беларусь денежной единице (применявшейся до деноминации), поскольку программа «1С-бухгалтерия», в которой осуществлялось ведение бухгалтерского учета, нуждается в специальном обслуживании и обновлении. При этом, поскольку ответчик не обеспечил обслуживание программы, в нее не были внесены необходимые изменения после деноминации.

2. По мнению истца, его вина в том, что инвентаризация не была проведена, отсутствует, поскольку приказ на проведение инвентаризации должен был быть издан руководителем ответчика, а также поскольку договор на оказание бухгалтерских услуг был расторгнут до срока проведения инвентаризации.

3. В учете не отражен целый ряд хозяйственных операций по имеющимся первичным учетным документам, потому что ответчик не передал истцу соответствующие первичные учетные документы в нарушение своей обязанности предоставлять истцу информацию и документы, необходимые для оказанияуслуг.

4. Сальдо по дебиторской и кредиторской задолженности также было искажено по той причине, что ответчик передавал первичные учетные документы истцу не в срок или вовсе не передавал.

5. Истец составил и подал налоговую декларацию за 4-й квартал 2017 г., которая была принята ИМНС без замечаний, а в бухгалтерском учете соответствующая информация отражена не была, поскольку в декабре 2017 г. услуги уже не оказывались.

Обоснование позиции ответчика

Ответчик в судебном процессе занял следующую позицию.

Факт неоплаты услуг ответчиком не оспаривался, однако основания для взыскания оплаты отсутствуют ввиду ненадлежащего исполнения истцом обязательств по договору. В подтверждение ответчик ссылался на аудиторское заключение и письменный отчет аудиторской организации о проведении проверки бухгалтерского учета.

Таким образом, оказанные исполнителем услуги являются некачественными. Согласно аудиторскому заключению недостатки не могут быть устранены иначе кроме как через восстановление бухгалтерского учета ответчика. Расходы ответчика на восстановление бухгалтерского учета в любом случае превысят размер требований истца. Следовательно, исковые требования не подлежат удовлетворению.

По мнению ответчика, факт подписания им актов сдачи-приемки выполненных работ не может означать, что ответчик подтверждал качественность оказываемых услуг, поскольку руководитель ответчика, не являющийся профессионалом в сфере бухгалтерского учета, не мог и не должен был оценивать правильность его ведения.

Выводы аудиторского заключения ответчик оценил следующим образом:

1. В соответствии с договором ответчик не был обязан предоставить истцу технические средства для обеспечения оказания услуг. В связи с этим в случае, если истец знал, что ведение бухгалтерского учета с использованием программного обеспечения, имеющегося у ответчика, является нарушением, он должен был вести бухгалтерский учет с использованием собственных ресурсов.

2. Истец самостоятельно должен был инициировать и организовать инвентаризацию, поскольку руководителем организации соответствующие полномочия и обязанности директора по организации бухгалтерского учета были переданы по договору истцу. Более того, истец своими действиями фактически сделал инвентаризацию невозможной, поскольку при проведении инвентаризации фактические данные о наличии активов и обязательств должны сопоставляться с данными бухгалтерского учета, что было невозможно осуществить, поскольку соответствующие данные не были надлежащим образом переданы истцом.

3. Истцу передавались все имеющиеся в организации первичные учетные документы.

Между сторонами не было практики передачи документов на основании актов приема-передачи, следовательно, отсутствуют акты приема-передачи относительно каких-либо первичных учетных документов (как отраженных, так и не отраженных истцом в бухгалтерском учете).

4. В декабре 2017 г., когда, как утверждал истец, он лишь составил и подал налоговую декларацию, он фактически продолжал оказывать ответчику бухгалтерские услуги и имел в распоряжении все необходимые первичные учетные документы. Следовательно, наряду с заполнением и подачей налоговой декларации истец обязан был корректно отразить соответствующие расчеты с бюджетом в бухгалтерской отчетности.

Решение суда первой инстанции

Суд первой инстанции согласился с позицией истца и взыскал с ответчика задолженность по оплате и проценты за пользование чужими денежными средствами, признав исполнение истцом договора надлежащим, несмотря на наличие аудиторского заключения.

По мнению суда первой инстанции, факт надлежащего оказания услуг подтверждается подписанными обеими сторонами актами сдачи-приемки выполненных работ, которые являются свидетельством того, что ответчик не имеет претензий к объему и качеству оказанных услуг.

Относительно нарушений в ведении бухгалтерского учета, отраженных в аудиторском заключении, суд сделал следующие выводы:

1. Бухгалтерский учет организации велся в программе «1С-бухгалтерия» с применением программного обеспечения, принадлежащего ответчику, на ноутбуке, также принадлежащем ответчику. Программное обеспечение в программе «1С-бухгалтерия» для установления деноминированной денежной единицы Республики Беларусь не могло быть изменено истцом, это могла сделать только специализированная организация, осуществляющая обслуживание программного обеспечения по договору с ответчиком (собственником программы).

2. Проведение инвентаризации активов и обязательств организации обязательно перед составлением годовой отчетности. Однако поскольку именно директор ответчика был обязан издать приказ о назначении инвентаризации и не сделал этого, суд пришел к выводу, что руководителем ответчика не были созданы условия для правильного ведения бухгалтерского учета в организации.

3. В части неотражения истцом ряда операций в бухгалтерской отчетности суд на основании заявления истца и отсутствия актов приема-передачи документов пришел к выводу, что соответствующие документы не были переданы ответчиком истцу.

4. В отношении наличия искаженного сальдо по дебиторской и кредиторской задолженности суд указал, что ответчиком не доказано, что данное нарушение относится именно к 7-месячному периоду, за который производится взыскание оплаты, а также не доказано, что соответствующие первичные учетные документы передавались истцу.

5. Суд также отклонил факт неверного отражения расчетов с бюджетом, поскольку данный факт относится к ведению бухгалтерского учета за декабрь 2017 г. и не относится к периоду май — ноябрь 2017 г., за который и производится взыскание оплаты.

Рассмотрение дела судом апелляционной инстанции

Основания для обжалования ответчиком

Ответчик обжаловал решение суда первой инстанции ввиду его необоснованности и незаконности по следующим основаниям:

1. Суд дал неверную оценку актам сдачи-приемки оказанных услуг, поскольку при подписании этих актов ответчик не имел объективной возможности всесторонне оценить качество оказанной услуги в момент ее принятия — такая оценка могла быть дана только лицами, обладающими специальными познаниями в области бухгалтерского учета. Таким образом, подписание сторонами актов сдачи-приемки не подтверждает, что услуга была оказана качественно, и не исключает возможности заявления требований по качеству после их подписания в случае выявления недостатков.

2. Суд пришел к неправильному выводу в отношении обстоятельств приема-передачи документов. Ни законодательством, ни договором не предусмотрена обязанность сторон передавать документы с письменной фиксацией передачи, то есть по акту приема-передачи. Фактически между сторонами сложилась иная практика относительно порядка их передачи — истец имел доступ ко всем документам ответчика по месту их нахождения, то есть в офисе ответчика. При этом вывод о том, что отдельные документы не были переданы истцу, основан исключительно на пояснениях истца и не подкреплен какими-либо доказательствами.

Более того, даже если истец мог не иметь доступа к каким-то необходимым документам, он мог обратиться к ответчику с соответствующим запросом, отразить в письменной форме факт передачи ему неполного пакета документов либо отказаться от оказания услуг по договору.

3. Суд неверно оценил выводы аудиторского заключения. В частности, вывод суда о том, что обновление программного обеспечения для ведения бухгалтерского учета в актуальной денежной единице Республики Беларусь входило в обязанности ответчика, является неверным. Так, договор не предусматривает, что ответчик обязан представить истцу оборудование и программное обеспечение, необходимое для оказания услуг. Следовательно, при несоответствии имеющегося программного обеспечения законодательству истец должен был вести учет с использованием иных способов и ресурсов, поскольку обеспечение надлежащего ведения бухгалтерского учета лежало в сфере его обязательств.

4. Ввиду того, что суд, неверно оценив обстоятельства дела, пришел к выводу о том, что истец оказал услуги качественно, он не применил норму материального права, подлежащую применению, а именно п. 1 ст. 676 ГК. Данное положение предусматривает, что при некачественном выполнении работ ответчик вправе в том числе соразмерно уменьшить установленную за работу цену. Именно это и сделал ответчик, оценив и сопоставив расходы, которые он понесет в связи с восстановлением бухгалтерского учета, с суммой оплаты услуг, требуемой истцом.

Предполагаемый размер расходов на восстановление бухгалтерского учета ответчик подтвердил, представив суду коммерческое предложение аудиторской организации о стоимости ее услуг по приведению бухгалтерского учета в достоверное состояние. Оценка размера расходов превысила стоимость требований, заявленных истцом в настоящем процессе, в связи с чем ответчик заявил о соразмерном уменьшении установленной за работу (услугу) цены на сумму, равную размеру исковых требований истца.

Позиция истца

Истец в судебном заседании апелляционной инстанции повторил доводы, изложенные им при рассмотрении дела по первой инстанции, не дав дополнительной оценки доводам апелляционной жалобы.

Постановление суда апелляционной инстанции

Исследовав материалы дела, позиции сторон, а также заслушав в судебном заседании специалиста, проводившего ау-

дит бухгалтерской (финансовой) отчетности заказчика за 2017 г., суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что решение суда первой инстанции подлежит отмене на основании следующего.

1. Суд апелляционной инстанции согласился с доводом ответчика о неправильной оценке судом первой инстанции актов сдачи-приемки выполненных работ, указав, что в материалы дела не представлено каких-либо доказательств, подтверждающих фиксирование передачи документов от ответчика истцу и наоборот.

2. Суд не согласился с позицией истца о том, что 30.11.2017 договор между сторонами был расторгнут, а следовательно, истец должен был надлежащим образом осуществлять ведение бухгалтерского учета и в декабре 2017 г.

3. Суд счел достоверными и принял во внимание пояснения в судебном заседании специалиста аудиторской организации, который указал, что из записей бухгалтерского учета видно, что необходимые документы в распоряжении истца имелись, но они не были правильно квалифицированы или операции вовсе не были проведены. Также специалист пояснил, что между сторонами отсутствовало соглашение об использовании для оказания услуг определенного программного обеспечения, в связи с чем истец как профессиональный бухгалтер должен был вести бухгалтерский учет либо в иной программе, либо на бумажном носителе, но в существующих в стране денежных единицах.

На основании изложенных фактов, которые были установлены в ходе судебного разбирательства, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что услуги по ведению бухгалтерского учета были оказаны истцом некачественно. Истец имел возможность установить полноту переданных документов и принять меры по истребованию недостающих документов, в связи с чем должен был или вести бухгалтерский учет в соответствии с требованиями законодательства, или отказаться от выполнения услуг. Как следствие, суд согласился с позицией ответчика, который заявил о соразмерном уменьшении цены за оказанные услуги, и принял решение об отмене решения суда первой инстанции и об отказе в удовлетворении исковых требований.

Пересмотр судебного постановления в кассационной инстанции на момент подготовки статьи не осуществлялся.

Мнение авторов:
В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции ответчик представил в судебное заседание аудиторское заключение, подтверждающее некачественность отказанных услуг, однако не заявил встречный иск для взыскания с истца расходов по восстановлению бухгалтерского учета.
Неправильно оценив обстоятельства дела, суд первой инстанции вынес решение об удовлетворении исковых требований, при этом установив факт качественности оказанных услуг. Как следствие, в силу преюдициального значения решения для сторон ответчик лишился возможности защиты своих прав, связанных с нарушением истцом договора.
При этом возможность учета факта некачественности услуг в апелляционной инстанции порождает ряд правовых проблем, связанных с регулированием договора возмездного оказания услуг и непосредственно нормами о возмездном оказании услуг, и субсидиарно — общими нормами о подряде и о бытовом подряде.
Так, в силу ст. 737 ГК договор возмездного оказания услуг регулируют также общие положения о подряде (ст. 656–682) и положения о бытовом подряде (ст. 683–695), если это не противоречит ст. 733–736 ГК, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг.
В рассмотренной ситуации ответчик использовал возможность, предусмотренную п. 1 ст. 676 ГК: в случаях, когда работа выполнена подрядчиком с отступлениями от договора подряда, ухудшившими результат работы, или с иными недостатками, которые делают его непригодным для предусмотренного в договоре использования, либо при отсутствии в договоре соответствующего условия — непригодности для обычного использования, заказчик вправе, если иное не установлено законодательством или договором, по своему выбору потребовать от подрядчика:
1) безвозмездного устранения недостатков в разумный срок;
2) соразмерного уменьшения установленной за работу цены;
3) возмещения своих расходов на устранение недостатков, когда право заказчика устранять их предусмотрено в договоре подряда (ст. 368).
Поскольку использование такого средства правовой защиты, как возмещение расходов на устранение недостатков, требует предъявления ответчиком встречного иска к истцу, что на этапе апелляционного обжалования было невозможно, ответчик подтвердил свою позицию о необходимости соразмерного уменьшения установленной за оказание услуг цены.
Поскольку к моменту проведения судебного разбирательства бухгалтерский учет организации еще не был восстановлен, информация о конкретном размере убытков, связанных с его восстановлением, отсутствовала. Для оценки предполагаемого размера расходов ответчик запросил коммерческое предложение о стоимости услуг по восстановлению бухгалтерского учета у аудиторской организации и использовал представленную в коммерческом предложении стоимость для сопоставления ее с ценой услуг и соразмерного уменьшения последней.
Дополнительно можно отметить интересную деталь. В постановлении апелляционной инстанции отражен вывод о том, что истец, оказывающий профессиональные услуги, должен либо обеспечить их качественное оказание в соответствии с требованиями законодательства, либо отказаться от договора в связи с нарушениями со стороны ответчика, делающими надлежащее оказание услуг невозможным.
Такой вывод представляется абсолютно верным в ситуации, когда речь идет об оказании профессиональных услуг по ведению бухгалтерского учета, требующих специальных познаний и строго урегулированных законодательством.

Последнее
по теме