Иные судебные споры

Завышенная сумма процентов за пользование коммерческим займом — злоупотребление правом?

Описанный ниже судебный спор интересен тем, что экономический суд признал факт злоупотребления правом со стороны истца в связи с обращением в суд с иском о взыскании с ответчика процентов за пользование коммерческим займом по высокой процентной ставке, установленной в подписанном договоре. Кроме того, в статье подвергается сомнению вывод судебных инстанций о возможности взыскания с суммы долга за оказанные услуги, по уплате которого предоставлена отсрочка платежа, одновременно пени и процентов за пользование денежными средствами и коммерческим займом.

Буевич Игорь

юрист

Дело № 191-7/2018/303А/74К

Обстоятельства дела

Индивидуальный предприниматель А. (далее — исполнитель, истец) обратился в экономический суд Гомельской области с иском к ОАО «Б» (далее — заказчик, ответчик) о взыскании 3797,73 руб. пени, 793,91 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, 25 318,23 руб. процентов за пользование коммерческим займом. Исковые требования основаны на договоре возмездного оказания услуг, заключенном между исполнителем и заказчиком.

Позиция истца

Истец указал, что в соответствии с п. 6 договора оплата услуг может осуществляться либо путем предварительной оплаты, либо на основании ежемесячных актов сдачи-приемки услуг. Согласно п. 3.4 договора при оплате услуг на условиях отсрочки платежа подлежащая уплате за оказанные услуги сумма является коммерческим займом и за ее пользование начисляются проценты в размере 1 % за каждый день просрочки оплаты оказанных услуг. В п. 7.1 договора предусмотрена пеня за нарушение заказчиком сроков оплаты услуг в размере 0,15 % от просроченной суммы за каждый день просрочки.

Ответчик произвел окончательный расчет за оказанные услуги со значительным нарушением установленных договором сроков, в связи с чем истец обратился с иском в экономический суд Гомельской области.

Позиция судебных инстанций

Как следует из материалов дела, между исполнителем и заказчиком был заключен договор оказания услуг, по которому исполнитель обязался по заявке заказчика оказывать услуги по подъему грузов автомобильными кранами с экипажем и другим работам в заранее согласованные сроки для производства работ на объектах заказчика, а заказчик обязался своевременно вносить плату.

Пунктом 6 договора предусмотрено, что оплата за услуги производится заказчиком путем 100%­ной предоплаты денежных средств на расчетный счет исполнителя. В случае, если услуги оказывались без предоплаты денежных средств либо их частичной оплаты, расчет за оказанные услуги производится в течение 3 банковских дней с момента оказания услуг. Акты выполненных работ составляются не позднее 3­го числа месяца, следующего за месяцем оказания услуг. Окончательный расчет заказчика с исполнителем производится в течение 3 банковских дней при предъявлении актов выполненных работ и иных необходимых документов.

В соответствии с п. 7.1 договора в случае нарушения сроков оплаты заказчик уплачивает исполнителю пеню на всю просроченную сумму в размере 0,15 % за каждый день просрочки.

Согласно п. 3.4 договора при оплате на условиях отсрочки платежа подлежащая уплате за оказанные услуги сумма является коммерческим займом. За пользование этой суммой коммерческого займа начисляются проценты в размере 1 % за каждый день просрочки оплаты оказанных услуг.

В ходе рассмотрения спора установлено, что заказчик оплату оказанных ему в период с 02.04.2017 по 05.12.2017 услуг без предоплаты произвел с нарушением сроков, установленных п. 6 договора, произведя окончательный расчет 19.04.2018.

Истец обратился в экономический суд с требованиями о взыскании с ответчика 3797,73 руб. пени, 793,91 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, 25 318,23 руб. процентов за пользование коммерческим займом.

Решение суда первой и апелляционной инстанции

Экономический суд Гомельской области своим решением взыскал с ответчика в пользу истца 2569,94 руб. пени, 789,66 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, 789,66 руб. процентов за пользование коммерческим займом, а в остальной части иска отказал.

Апелляционная инстанция оставила решение экономического суда первой инстанции без изменения.

Постановление кассационной инстанции

Оставляя принятое экономическим судом решение без изменения, кассационная инстанция в своем постановлении указала, что с учетом фактических обстоятельств и условий договора, положений ст. 290, 291, 311, 314, 366, 733 и 770 ГК экономический суд Гомельской области пришел к законным и обоснованным выводам о наличии оснований для взыскания с ответчика пени и процентов за пользование чужими денежными средствами, а также процентов за пользование коммерческим займом.

Экономический суд пришел к выводу, что заявленный размер пени несоразмерен последствиям нарушения обязательства, поэтому ее размер был уменьшен на основании ст. 314 ГК до 2569,94 руб.

Принимая решение о взыскании процентов за пользование коммерческим займом, экономический суд установил, что со стороны истца имеется злоупотребление правом, и признал подлежащими взысканию проценты в размере 789,66 руб. исходя из однократной ставки рефинансирования Национального банка Республики Беларусь, действовавшей на день фактического исполнения ответчиком денежного обязательства.

Вывод о злоупотреблении правом был основан на следующих нормах. В ст. 2 ГК определено, что при осуществлении гражданских прав участники правоотношений должны действовать добросовестно и разумно. В силу ч. 1 п. 1 ст. 9 ГК не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. В случае несоблюдения названной нормы суд на основании п. 2 ст. 9 ГК может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.

Применяя ст. 9 ГК, экономический суд дал правовую оценку спорным правоотношениям на основе анализа факта исполнения ответчиком обязанности по оплате суммы основного долга по договору, предъявлению требований об одновременном взыскании с ответчика пени, процентов за пользование чужими денежными средствами и процентов по коммерческому займу. Кроме того, он правомерно указал на то, что предусмотренная договором повышенная процентная ставка за пользование коммерческим займом, фактически в размере 366 % годовых, крайне несоразмерна обычным условиям гражданского оборота.

Мнение автора:
При анализе данного судебного спора рассмотрим 3 основных вопроса:
1. Было ли совершено действие, связанное со злоупотреблением правом?
Как следует из положений п. 1 ст. 9 ГК, речь идет о действиях (а в определенных ситуациях — о бездействии), осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотреблении правом в иных формах.
Зададимся вопросом: какое действие в рассматриваемом случае совершил истец для получения суммы процентов по коммерческому займу в полном объеме согласно заключенному договору (то есть исходя из ставки 1 % за каждый день пользования займом)? Ответ очевиден: он обратился в экономический суд с требованием о ее взыскании. Заметим, что истец не забирал эти деньги у ответчика силой или хитростью, не удерживал у себя насильно имущество ответчика на сумму долга и не совершал иных подобного рода действий.
Можно ли считать обращение истца в суд действием, свидетельствующим о злоупотреблении правом? По нашему мнению, нельзя. Право на обращение в суд гарантировано каждому в ст. 60 Конституции Республики Беларусь. При этом не имеет значения, насколько изначально обоснованны требования истца. Иными словами, предъявление исковых требований «сверх меры» не может служить основанием для вывода о том, что истец злоупотребляет соответствующим правом.
В дополнение к сказанному обратим внимание на норму п. 3 ст. 9 ГК, согласно которой лицо, злоупотребляющее правом, обязано восстановить положение лица, потерпевшего от злоупотребления, возместить причиненный ущерб. Понятно, что если бы истец забрал у ответчика деньги или удерживал его имущество, то суд мог бы обязать возвратить их и возместить причиненный этим ущерб. Очевидно, что в рассматриваемом случае нет возможности восстановить положение ответчика по той простой причине, что оно не было нарушено истцом.
Таким образом, истец не совершал действие, которое можно было бы квалифицировать как злоупотребление правом.

2. Имело ли место злоупотребление правом?
Из постановления кассационной инстанции следует, что в соответствии с п. 3.4 заключенного между истцом и ответчиком договора при оплате на условиях отсрочки платежа подлежащая уплате за оказанные услуги сумма является коммерческим займом, за пользование которым начисляются проценты в размере 1 % за каждый день просрочки оплаты оказанных услуг.
В рассматриваемом случае истец при подаче иска и расчете суммы процентов за пользование коммерческим займом руководствовался ставкой в размере 1 % за каждый день такого пользования, предусмотренной в п. 3.4 договора. Согласимся с тем, что процентная ставка очень высока. Однако обратим внимание на то, что договор был подписан со стороны ответчика, то есть он согласился с таким размером процентной ставки.
Имеет значение и тот факт, что действие п. 3.4 договора напрямую связано с нарушением ответчиком встречных обязательств по оплате оказанных истцом услуг. И ответчик в данном случае допустил такое нарушение, причем период просрочки оказался довольно значительным.
Из постановления кассационной инстанции не совсем понятно, почему суды первой и второй инстанций сочли злоупотреблением правом точное исполнение истцом положения заключенного договора. Считаем, что одного только факта установления высокого размера процентной ставки для такого вывода мало.
На наш взгляд, совершение стороной по договору возмездного оказания услуг (а равно иному гражданско-правовому договору) действий, связанных с применением мер ответственности за нарушение другой стороной встречных обязательств, в точном соответствии с положениями этого договора нельзя трактовать как злоупотребление правом. Такой вывод основан на том, что при подписании договора сторона-плательщик должна была предвидеть возможность возникновения крайне неблагоприятной для нее ситуации и либо не подписывать такой договор, либо, подписав его, предпринять все необходимые меры для предотвращения ее возникновения. А в том случае, когда размер ответственности превышает разумную планку, уменьшать его до уровня ставки рефинансирования Национального банка (а равно иного уровня) следует по иным основаниям, нежели по ст. 9 ГК.

3. Можно ли применять финансовые санкции при отсрочке платежа?
Кассационная инстанция посчитала законным и обоснованным вывод экономического суда первой инстанции о наличии оснований для взыскания с ответчика пени, процентов за пользование чужими денежными средствами и процентов за пользование коммерческим займом начиная со дня просрочки оплаты услуг согласно актам сдачи-приемки оказанных услуг.
По нашему мнению, в такой позиции есть внутреннее противоречие, которое заключается в том, что сумма коммерческого займа по своему статусу одновременно признается и суммой просрочки по оплате оказанных услуг. В результате на эту сумму начисляются как финансовые санкции, так и проценты за пользование коммерческим займом, которые выглядят не как плата за правомерно полученный заем, а как дополнительное наказание. По нашему убеждению, такая ситуация не должна иметь место в нормальной правовой системе.
Обоснуем свою позицию.
Согласно ст. 770 ГК правила, установленные главой 42 ГК «Заем и кредит», распространяются также на случаи аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ или услуг (коммерческий заем), если иное не предусмотрено законодательством.
На основании п. 2 ст. 391 ГК, если иное не предусмотрено законодательными актами, стороны могут заключать договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законодательством (смешанный договор).
В рассматриваемом случае стороны заключили смешанный договор, содержащий в себе элементы договоров возмездного оказания услуг и коммерческого займа. По условиям заключенного договора исполнитель предоставил заказчику коммерческий заем в виде отсрочки платежа (ежемесячных платежей) за оказанные услуги. При этом срок такой отсрочки договором не был предусмотрен, однако был установлен повышенный процент за пользование займом (надо полагать, в целях стимулирования скорейшего возврата заказчиком суммы займа). Предоставление отсрочки платежа означает, что сумма такого платежа (в размере стоимости оказанных услуг) правомерно остается у заказчика в виде коммерческого займа, за пользование которым заказчик обязан уплатить установленные договором проценты.
Таким образом, если по условиям договора заказчику предоставляется отсрочка платежа за оказанные услуги, то в таком случае у исполнителя отсутствуют основания для взыскания пени и процентов за пользование чужими денежными средствами в течение всего срока отсрочки. Если же отсрочка платежа предоставлена в виде коммерческого займа, то кроме суммы платежа заказчик должен уплатить исполнителю еще и проценты за пользование заемными средствами. В этом случае право на взыскание пени и процентов за пользование чужими денежными средствами у исполнителя возникает только по истечении срока отсрочки, установленного договором.
По нашему мнению, в рассматриваемом случае экономический суд имел право отказать истцу во взыскании процентов за пользование коммерческим займом в полном объеме при условии, если бы в результате буквального толкования договора пришел к выводу, что исполнитель имел право выбора в части предоставления или непредоставления заказчику отсрочки платежа. Отсутствие дополнительной письменной договоренности по этому вопросу, исходя из действий исполнителя по взысканию с заказчика пени и процентов за пользование чужими денежными средствами начиная с первого дня просрочки оплаты согласно актам сдачи-приемки оказанных услуг, указывает на то, что исполнитель не предоставлял заказчику такой отсрочки. При таких обстоятельствах взыскание процентов за пользование коммерческим займом в виде отсрочки платежа является необоснованным.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ: Инна Фадеева, адвокат, партнер адвокатского бюро «ГЛОБАЛИС»
Сергей Фадеев, партнер адвокатского бюро «ГЛОБАЛИС»

Анализируемый материал интересен в первую очередь тем, что позиция автора отражает несогласие с судебными постановлениями по основаниям, которые сами по себе неоднозначны.Так, исковые требования были удовлетворены по каждой из заявленных позиций, но суд уменьшил размер требований о взыскании неустойки и процентов за пользование коммерческим займом. Полагаем, что право истца на судебную защиту было соблюдено в полном объеме.Спорным остается уменьшение судом определенного ко взысканию размера процентов за пользование коммерческим займом ввиду злоупотребления правом со стороны истца. Считаем выводы судов по делу обоснованными, исходя из нижеследующего.В соответствии со ст. 2 ГК одним из принципов реализации гражданских прав является принцип добросовестности и разумности действий сторон.Положения договора об исчислении процентов за пользование коммерческим займом по ставке 366 % годовых не могут быть признаны добросовестными и разумными, не служат целям соблюдения баланса интересов сторон и направлены на получение неосновательного обогащения, а не на восстановление нарушенного права.В силу ст. 9 ГК не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Полагаем, что в рассмотренной ситуации вывод суда о наличии в действиях истца признаков злоупотребления правом и пресечение таких действий являются обоснованными и правомерными.
Как следует из текста судебных постановлений, в отношении требований о взыскании неустойки судом были применены положения ст. 314 ГК, что свидетельствует о констатации факта несоразмерности размера неустойки последствиям нарушения обязательства. Оценка несоразмерности дана исходя из внутреннего убеждения суда, сформированного на основании материалов дела, и принципиальных споров не вызывает.
Необходимо добавить, что рассматриваемое судебное решение не носит системный характер. Например, решением экономического суда Гомельской области от 26.06.2018 по делу № 92-3/2018 были удовлетворены требования истца о взыскании процентов за пользование коммерческим займом в размере, выходящем за рамки разумного, и отвергнуты доводы ответчика о злоупотреблении правом.