Споры в области экономической несостоятельности (банкротства)

Злоупотребление правом при реорганизации: требуем досрочного исполнения обязательств

Жизненный цикл субъекта хозяйствования от регистрации до ликвидации содержит фазы как экономического роста, так и спада, иногда весьма затяжные. Желание быстрым, а главное «простым» способом выйти из тяжелого финансового положения часто приводит собственников бизнеса к принятию решений, находящихся далеко за гранью деловой практики и вплотную подходящих, а иногда и заступающих за черту законности.

Так, одним из активно используемых решений должников является решение о реорганизации, сопряженное с выделением «плохих» долгов и передачей их на баланс вновь образованного (выделенного) юридического лица.

Фадеева Инна

Адвокат Минской областной специализированной консультации «Судебная защита. Бизнес и Хозяйство»

Фадеев Сергей

Адвокат Минской областной специализированной консультации «Судебная защита. Бизнес и Хозяйство»

Пользуясь особенностями законодательства Республики Беларусь, должники видят для себя реальным решением проблемы невозможности исполнения обязательств отсутствие нормы, обязывающей реорганизуемые субъекты хозяйствования солидарно отвечать по обязательствам, возникшим до такой реорганизации.

Данная особенность законодательства в совокупности с отсутствием ответственности за несвоевременное уведомление кредитора о предстоящей реорганизации способствует повсеместному возникновению ситуации, при которой соответствующее уведомление кредитору о передаче обязательства перед ним на выделенное созданное юридическое лицо направляется уже после регистрации изменений, вносимых в учредительные документы, а иногда и вовсе игнорируется.

Поскольку субъектам хозяйствования предоставлено право заявительного принципа регистрации изменений, вносимых в учредительные документы, без предоставления каких-либо документов, подтверждающих соблюдение всех требований законодательства, в том числе и уведомления кредиторов, то у должника присутствует иллюзия о законности своих действий.

Вместе с тем, по мнению суда, действия лица в таком случае носят признаки злоупотребления правом. Данную позицию можно проиллюстрировать на примере конкретного спора, разрешенного судом.

Обстоятельства дела

Лизингополучатель (первоначальный должник, ответчик), имея в пользовании лизинговое имущество, провел реорганизацию в форме выделения, выделив на вновь образованное юридическое лицо обязательства по договору лизинга, уведомив лизингодателя (кредитора) о произошедшей реорганизации по прошествии месяца после регистрации изменений, вносимых в учредительные документы.

У вновь созданного (выделенного) юридического лица отсутствовало имущество, хозяйственная деятельность им не осуществлялась, и лизингодатель (кредитор) принял решение о защите своего права путем обращения в суд о понуждении к досрочному исполнению обязательств по договору лизинга лизингополучателя (первоначального должника).

Позиция истца

Исковые требования лизингодателя основывались на пп. 1, 2 ст. 56 ГК, а также ч. 2, 4 ст. 23 Закона Республики Беларусь от 09.12.1992 № 2020-XII «О хозяйственных обществах» (далее – Закон о хозобществах), согласно которым реорганизуемое юридическое лицо или орган, принявший решение о реорганизации юридического лица, обязаны письменно уведомить об этом кредиторов реорганизуемого юридического лица. Кредитор реорганизуемого юридического лица вправе потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательства, должником по которому является это юридическое лицо, и возмещения убытков.

Таким образом, законодательством установлена не только обязанность реорганизуемого хозяйственного общества письменно уведомить кредиторов о его реорганизации, но и коррелирующее данной обязанности право кредитора в определенный в ч. 4 ст. 23 Закона о хозобществах срок, обеспечивающий гарантии прав кредиторов при реорганизации хозяйственного общества, потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательств от реорганизуемого хозяйственного общества. Исходя из указанных положений законодательства, кредитор (лизингодатель) при реорганизации должника (лизингополучателя) реализует свое право на предъявление требования к реорганизуемому лицу в установленные законом сроки (1 месяц со дня получения уведомления).

Позиция ответчика

Первоначальный должник (лизингополучатель) полагал, что, поскольку исполнение обязательств по договору лизинга им передано по разделительному балансу вместе с предметом лизинга выделенному хозобществу (новому должнику), надлежащим ответчиком по делу должно выступать выделенное хозобщество. Кроме того, в качестве дополнительных возражений против исковых требований лизингополучатель указывал, что законодательство не ставит в зависимость возникновение права на подачу заявления о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы, с моментом уведомления кредиторов реорганизуемого лица.

Также в качестве доводов ответчик указывал, что лизинговые платежи являются арендной платой, подлежат оплате за фактическое пользование имуществом (то есть обязанность по внесению лизинговых платежей лежит на лице, фактически использующем имущество) и не подлежат ко взысканию за будущие периоды.

Решение суда

Решением суда первой инстанции исковые требования истца (лизингодателя) были удовлетворены в полном объеме. В основу решения суда первой инстанции было положено следующее.

В соответствии с п. 1 ст. 53 ГК реорганизация юридического лица (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) может быть осуществлена по решению собственника его имущества (учредителей, участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами, а в случаях, предусмотренных законодательными актами, — по решению уполномоченных государственных органов, в том числе суда.

Реорганизуемое юридическое лицо или орган, принявший решение о реорганизации юридического лица, обязаны письменно уведомить об этом кредиторов реорганизуемого юридического лица.

Согласно положениям ст. 23 Закона о хозобществах уведомление лиц, являющихся на дату принятия решения о реорганизации хозяйственного общества его кредиторами, осуществляется не позднее 30 дней с даты принятия решения о реорганизации этого общества.

В силу п. 2 ст. 56 ГК кредитор реорганизуемого юридического лица вправе потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательства, должником по которому является это юридическое лицо, и возмещения убытков.

Требования кредитора предъявляются хозяйственному обществу письменно в течение 30 дней с даты направления ему уведомления о принятом решении о реорганизации хозяйственного общества (ч. 4 ст. 23 Закона о хозобществах).

О принятом 08.05.2020 решении о реорганизации первоначального должника в форме выделения из него нового должника первоначальный должник уведомил кредитора 08.06.2020. В свою очередь кредитор 06.07.2020 заявил требование о досрочном исполнении первоначальным должником принятых на себя обязательств по договору финансовой аренды (лизинга).

На основании указанных норм права, с учетом фактических обстоятельств дела, а именно предъявления истцом требования о досрочном исполнении обязательств к реорганизуемому юридическому лицу в течение 30 дней с даты направления истцу уведомления о принятом решении о его реорганизации, суд пришел к выводу о возникновении у ответчика обязанности по досрочному исполнению принятых на себя обязательств по договору финансовой аренды (лизинга), а именно по выплате истцу суммы лизинговых платежей и выкупной стоимости имущества.

Доводы ответчика о необоснованности требований истца об исполнении обязательств, срок исполнения которых не наступил, были признаны судом несостоятельными, поскольку в данном случае истцом реализовано право требования досрочного исполнения обязательств (п. 2 ст. 56 ГК).

Действия ответчика по регистрации изменений в устав в связи с реорганизацией общества до истечения срока, установленного законодательством для реализации кредиторами права потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательств, должником по которому является ответчик, судом признаны злоупотреблением правом путем использования заявительного принципа регистрации изменений, вносимых в учредительные документы субъектов хозяйствования, во вред интересам истца, что в силу п. 1 ст. 9 ГК является недопустимым.

Лицо, злоупотребляющее правом, обязано восстановить положение лица, потерпевшего от злоупотребления, возместить причиненный ущерб (п. 3 ст. 9 ГК).

По результатам рассмотрения дела судебные расходы истца по оплате юридической помощи были возложены на ответчика в полном объеме в соответствии с ч. 1 ст. 133 ХПК, как на лицо, виновное в возникновении спора.

Апелляционная и кассационная инстанции оставили решение суда первой инстанции без изменений.

Выводы.
Борьба с недобросовестными должниками в условиях действующего правового поля требует от кредитора значительных усилий, знаний и настойчивости.
Основной причиной ситуации, при которой должник с легкостью выделяет «плохие» долги в процессе реорганизации, представляется сложившееся правовое регулирование отношений, при котором либерализация регулирования государственной регистрации юридических лиц не согласуется с положениями законодательства, направленными на защиту прав кредиторов.
Проиллюстрируем данный тезис одним примером. Вот как звучат положения белорусского и российского законодательства в части защиты интересов кредиторов реорганизуемого юридического лица:
п. 3 ст. 56 белорусского ГК: «Если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного юридического лица, вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами»;
– п. 5 ст. 60 российского ГК: «Если передаточный акт не позволяет определить правопреемника по обязательству юридического лица, а также если из передаточного акта или иных обстоятельств следует, что при реорганизации недобросовестно распределены активы и обязательства реорганизуемых юридических лиц, что привело к существенному нарушению интересов кредиторов, реорганизованное юридическое лицо и созданные в результате реорганизации юридические лица несут солидарную ответственность по такому обязательству».
Даже если не принимать во внимание более детальную проработку нормативного регулирования в части защиты прав кредиторов в российском законодательстве, простое прочтение процитированных выше норм показывает, что при общей схожести норма российского ГК в большей степени защищает интересы кредиторов.
Полагаем, что минимальное редактирование действующих положений белорусского ГК с развитием соответствующей судебной практики сделает нецелесообразным уклонение должника от исполнения обязательств путем проведения сомнительных реорганизаций.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ: Надежда Королева, адвокат Минской областной специализированной юридической консультации «Судебная защита. Бизнес и Хозяйство»

Реорганизация, а точнее защита кредитора от недобросовестной реорганизации – это один из наиболее проблемных вопросов, который пока не находит своего 100%-ного урегулирования в законодательстве.
Реорганизация как процедура, безусловно, содержит много нюансов и формальностей, связанных как с извещением кредиторов, порядком принятия соответствующих решений, распределением активов и пассивов между реорганизуемыми лицами, так и с оформлением всех документов, что является индивидуальным для каждого случая.
Вместе с тем в ст. 56 ГК предусмотрен базовый алгоритм для кредитора в связи с реорганизацией его должника.
Применительно к рассматриваемому случаю кредитор своевременно и в соответствии с законодательством реализовал свое право требования о досрочном исполнении обязательства к конкретному лицу в соответствии со ст. 56 ГК.
На практике мы сталкиваемся и с более сложными случаями, когда кредиторы реализуют такие способы защиты, как признание недействительными государственной регистрации «реорганизации» (имеется в виду факта создания нового лица) или сделок по передаче активов в ходе реорганизации. Это связано с тем, что кредитор не реализовал свое право по ст. 56 ГК или, даже реализовав, столкнулся с тем, что все активы переведены на другое лицо либо задолженность уже взыскана в судебном порядке.
Вместе с тем кредитору следует также помнить о том, что для защиты его прав и законных интересов, когда обязательство еще исполняется сторонами, при реорганизации должника кредитор вправе потребовать досрочного его исполнения по ст. 56 ГК. При этом факт того, что должник с нарушением сроков и (или) невзирая на извещение кредиторов уже осуществил все действия по реорганизации, не влияет на реализацию кредитором своего права по ст. 56 ГК.
С учетом тех нарушений и злоупотреблений, которые допускают должники на практике, радует то, что суд признает данные действия в качестве злоупотреблений, как и базовое право кредитора по ст. 56 ГК, восстанавливает нарушенные интересы, присуждая должника к исполнению обязательства, от которого он уклонялся.

От редакции

Для правильного понимания спора необходимо различать уведомления о принятом решении о реорганизации и об уже состоявшейся реорганизации.

В силу п. 1 ст. 56 ГК реорганизуемое юридическое лицо в течение 30 дней обязано письменно уведомить своих кредиторов о принятом решении о реорганизации. Если же контрагент по договору является должником реорганизуемого юридического лица либо между сторонами отсутствуют неисполненные обязательства, то уведомлять о предстоящей реорганизации контрагента не обязательно.

Также стоит обратить внимание на уведомление потенциальных контрагентов, с которыми заключаются договоры после принятия решения о реорганизации. Согласно ст. 23 Закона о хозобществах хозяйственные общества, принявшие решение о реорганизации и заключающие после принятия решения договоры, обязаны при заключении договора уведомить о принятом решении будущих контрагентов.

Статья 56 ГК предусматривает письменную форму уведомления, но не содержит условий относительно его содержания или способа. По нашему мнению, для того, чтобы в дальнейшем обеспечить себе доказательство факта передачи уведомления контрагенту-кредитору, письменное уведомление должно быть направлено почтовым отправлением с уведомлением о вручении или передано нарочным под роспись уполномоченному лицу контрагента.

Иная ситуация складывается с уведомлением об уже состоявшейся реорганизации. Законодательство не содержит требования об обязательном уведомлении контрагентов о состоявшейся реорганизации. Такое условие вместе с определением формы и способа уведомления может содержаться в заключенном договоре либо определяться отдельным соглашением сторон.

Последнее
по теме