Допустимость vs юрисдикция

Суд во Франции установил, что срок исковой давности и условие о проведении переговоров, предположительно содержащиеся в двустороннем инвестиционном договоре между Канадой и Венесуэлой, относятся к вопросу о допустимости заявленного требования (admissibility of the claims), а не к компетенции состава арбитража (jurisdiction).

В ходе арбитража состав арбитража счел, что по части требований в соответствии с инвестиционным договором истек срок исковой давности, однако удовлетворил требования, возникшие по другому периоду, сочтя действия государства незаконной экспроприацией. По мнению государственного суда, состав арбитража принял решение по вопросу допустимости рассматриваемых требований, а не по вопросу о его компетенции. Соответственно, данный вывод состава арбитража не может рассматриваться как возражения о компетенции состава арбитража на этапе отмены решения.

Предполагаемое несоблюдение условия о необходимости проведения переговоров, по мнению суда, также является вопросом о допустимости. Соответственно, он не может быть рассмотрен на этапе отмены решения.

Еще одним аргументом заявителя об отсутствии компетенции у состава арбитража было то, что положение договора об урегулировании споров распространяется на споры, связанные с действиями, которые предположительно нарушили договор и привели к убыткам для истца-инвестора. Для государства эта формулировка означала, что наличие причинно-следственной связи между предполагаемым нарушением и предполагаемыми потерями было юрисдикционным требованием. Этот аргумент также не убедил суд. Напротив, судьи отметили, что такое прочтение «было бы эквивалентно обусловливанию компетенции состава арбитража обоснованностью иска».

Кроме того, суд рассмотрел довод заявителя о том, что состав арбитража вышел за пределы своих полномочий при определении справедливой рыночной стоимости инвестиций и периода оценки. Государство утверждало, что суд проигнорировал соглашение сторон о том, что компенсация должна рассчитываться на основе справедливой рыночной стоимости инвестиций, и вместо этого предпочел полагаться на комбинацию трех методов оценки. Состав арбитража счел, что расчет, согласованный сторонами, был бы гипотетическим, поскольку ни одна компания, обладающая каким-либо знанием о политической ситуации в Венесуэле, не инвестировала бы в ее золотодобывающий сектор на дату оценки в 2011 г. Поэтому состав арбитража решил объединить три метода оценки. По мнению суда, комбинируя эти три метода оценки, состав арбитража не отступил от соглашения сторон; скорее, арбитры пытались определить справедливую рыночную стоимость с помощью комбинированного подхода, что не влечет вывод о превышении ими своих полномочий.

Источник: Российский арбитражный центр при Российском институте современного арбитража