Институт снижения цены товара в практике иностранных и арбитражных судов

Международное право предусматривает множество способов защиты прав покупателя при поставке ему товара, который не соответствует условиям договора. Одним из таких способов, получивших широкое применение, является требование покупателя о снижении цены товара. Однако на практике использование данного способа вызывает ряд вопросов, например: как определить, на какую сумму следует уменьшать цену товара? При решении указанного, а также иных вопросов, связанных с уменьшением цены товара, поставленного по договору международной купли-продажи, арбитражные суды применяют различные подходы.

Функ Ян

Председатель Международного арбитражного суда при БелТПП, д.ю.н., профессор БГУ

Перерва Инна

Кандидат юридических наук, начальник информационно-консультационного центра МАС при БелТПП

Покупатель имеет право требовать снижения цены товара, поставленного по договору международной купли-продажи, при наличии любого несоответствия данного товара положениям договора, то есть как в части качества товара, так и его количества, комплектности, надлежащей тары, упаковки и т.д. В то же время Венская конвенция ограничивает применение рассматриваемого способа защиты нарушенных прав покупателя в случае, если продавец устраняет недостатки в исполнении своих обязательств. Несмотря на, казалось бы, простую формулу снижения цены не соответствующего условиям договора товара, приведенную в ст. 50 Венской конвенции, ее правоприменение порождает значительные проблемы, что подтверждается практикой иностранных и арбитражных судов.

Общие положения о снижении цены товара

Согласно ст. 50 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров, заключенной в г. Вене 11.04.1980 (далее — Венская конвенция), если товар не соответствует договору и независимо от того, была ли цена уже уплачена, покупатель может снизить цену в той же пропорции, в какой стоимость, которую фактически поставленный товар имел на момент поставки, соотносится со стоимостью, которую на тот же момент имел бы товар, соответствующий договору.

Особенности реализации права на снижение цены. Обратим внимание на то, что Венская конвенция не разъясняет суть несоответствия товара условиям договора. Следовательно, к такому несоответствию в рамках конкретного договора можно подходить широко, а именно: можно рассматривать несоответствие товара договору как в части качества товара, так и его количества, комплектности; надлежащей тары (упаковки), пригодной для определенных целей, указанных в договоре; обременений товара правами третьих лиц и т.д. Иными словами, ст. 50 Венской конвенции допускает использование рассматриваемого средства правовой защиты покупателем при наличии любого несоответствия товара положениям договора.

Упомянутая норма разрешает прибегнуть к такому средству независимо от того, совершен ли покупателем платеж стоимости товара по договору продавцу. Иными словами, даже в случае, если покупатель уплатил цену договора полностью в виде предварительной оплаты, но впоследствии обнаружил, что поставленный товар не соответствует договору, он может заявить продавцу о снижении цены и потребовать от него возврата «переплаченной суммы».

Однако Венская конвенция ограничивает применение рассматриваемого способа защиты нарушенных прав покупателя в случае, если продавец устраняет недостатки в исполнении своих обязательств, то есть либо поставляет недостающую часть (количество) товара, либо поставляет новый товар взамен поставленного и не соответствующего условиям договора, либо устраняет любое другое несоответствие в поставленном товаре при условии, что осуществление им этого права не причинит для покупателя как неразумных неудобств, так и (или) неразумных расходов (ст. 50 Венской конвенции). Причем продавец должен сделать это без неразумной задержки и не создавать неопределенности в отношении компенсации расходов, понесенных покупателем. 

При этом, даже если покупатель отказывается принять вышеизложенное исполнение со стороны продавца, то и тогда он не может снизить цену товара, то есть реализовать право на снижение цены товара.

Формула снижения цены. Несмотря на, казалось бы, простую формулу снижения цены не соответствующего условиям договора товара, приведенную в ст. 50 Венской конвенции, она (формула), по нашему мнению, при правоприменении может порождать значительные проблемы.

Суть указанных проблем заключается прежде всего в том, что в основу формулы снижения цены положен так называемый объективный критерий. То есть для применения покупателем рассматриваемого средства правовой защиты он должен сопоставить две цены соответствующего товара: цену товара, полностью соответствующего условиям договора, и цену товара, который был фактически поставлен и не соответствует условиям договора. После этого из первой цены покупатель должен вычесть вторую и заявить продавцу результат в качестве снижения цены. 

Однако простота приведенной выше формулы представляется обманчивой. Это объясняется тем, что для того, чтобы провести соответству-ющее вычитание, необходимо из какого-то источника получить объективные данные о двух приведенных выше ценах. Причем речь идет именно о двух ценах, а не только о цене фактически поставленного и не соответствующего условиям договора товара, так как ст. 50 Венской конвенции сравнивает данную цену не с ценой товара по договору, а с той стоимостью, которую на момент поставки имел бы товар, соответствующий договору. Следовательно, для сравнения нужно брать не цену товара, указанную в договоре, а некую объективированную цену товара, полностью соответствующего условиям договора, которая может не совпадать с ценой товара по договору. 

Изложенная выше проблема двух «объективированных цен товара» может решаться просто лишь в случае, когда присутствуют аналоги соответствующих цен, которые можно оценить как объ­ективные. Последнее может относиться к несоответствию товара по количеству, по комп­лектности; а вот в случае несоответствия товара по качеству найти объективный аналог цены некачественного товара, по нашему мнению, будет достаточно затруднительно. 

При этом не следует забывать, что и само понятие «аналоговая цена» оценочное, в связи с чем даже при наличии соответствующих аналогов нельзя исключать спор между покупателем и продавцом по данному поводу в силу использования разных аналогов (так как при рыночном ценообразовании очень сложно найти единую цену на соответствующий товар). В этой связи вполне возможно использование мнений экспертов (специалистов) в вопросах ценообразования, хотя, как показывает практика, экспертные оценки также зачастую расходятся, причем иногда кардинально. 

В ситуации же, когда объективированного аналога цены, в частности, в отношении фактически поставленного товара, не соответствующего условиям договора, нет, применение ст. 50 Венской конвенции вызывает особые затруднения. В этой связи в качестве источника объективации цены, прежде всего фактически поставленного товара, могут использоваться экспертные оценки, либо стоимость расходов на ремонт не соответствующего договору товара, либо любой иной способ, который позволяет как-то объективировать цену фактически поставленного товара. Однако заметим, что все указанные способы не представля­ются нам однозначными и безусловными.

Приведенные выше проблемы применения ст. 50 Венской конвенции положены в основу разнообразной практики ее применения международными арбитражными судами, на анализе которой мы предлагаем остановиться более подробно.

Практика иностранных арбитражных судов

Судебный спор № 1 

Арбитражным судом Миланской национальной и международной арбитражной палаты 30.07.2007 было вынесено решение по спору между украинским и итальянским субъектами права, который возник из договора международной купли-продажи оборудования производства немецкой компании (Дело № 1190, A/CN.9/ser.c/abstracts/123, 26.09.2012).

Итальянский субъект, являющийся продавцом по данному договору, занимался техническим об­служиванием и продажей указанного оборудования. 

Покупатель — украинский субъект — в исковом заявлении утверждал, что поставленное ему оборудование, в частности, не соответствовало согласованным сторонами техническим стандартам и стандартам качества. Ответчик же (итальянский субъект) принял на себя обязательства поставить оборудование должного качества, обеспечить его техническое обслуживание и надлежащую установку, однако не исполнил их надлежащим образом. 

Истец заявил о расторжении договора ввиду его существенного нарушения ответчиком и требовал возместить ему покупную цену и убытки.

По мнению состава суда, невыполнение обязательства со стороны ответчика не могло привести к расторжению договора, поскольку имело несущественный характер в контексте ст. 25 Венской конвенции (истец сам признал, что оборудование могло частично функционировать), а также учитывая то обстоятельство, что произ­водство по делу не было начато в разумный срок согласно ст. 49 Венской конвенции. 

Вместе с тем на основании ст. 50 Венской конвенции было удовлетворено альтернативное требование истца об уменьшении цены оборудования в связи с наличием дефектов данного оборудования. При этом, как указывается в решении, был принят во внимание представленный в ходе производства по делу технический доклад о состоянии оборудования, содержащий в себе сведения о смете расходов на ремонт оборудования и других расходов ответчика. 

Таким образом, Арбитражный суд Миланской национальной и международной арбитражной палаты положил в основу снижения цены в контексте ст. 50 Венской конвенции сумму расходов на ремонт не соответствующего условиям договора оборудования, которая была подтверждена мнением специалиста. 

Судебный спор № 2

Подобный подход к применению ст. 50 Венской конвенции иллюстрирует и решение Китайской международной экономической и торговой арбитражной комиссии от 21.05.1999 (A/CN.9/ser.c/abstracts/74, 18.04.2008).

Покупатель — субъект права Кореи, получив поставленные продавцом — субъектом права Китая — по договору международной купли-продажи экскаваторы, осуществил частичную оплату данного товара, а затем его перепродал. В связи с тем, что часть товара так и не была оплачена, продавец обратился с исковым заявлением к Китайской международной экономической и торговой арбитражной комиссии.

По мнению ответчика, поставленные ему истцом экскаваторы были не теми, в отношении которых был заключен контракт, поскольку между сторонами ранее существовали деловые отношения и коносаментом подтверждалась отгрузка товара в период времени, предшествующий дате заключения контракта. Ответчик утверждал, что ширина двух экскаваторов не соответствовала условиям контракта, а также ссылался на наличие различных дефектов качества товара. 

В рассмотрении дела принимали участие эксперты со стороны ответчика, которые утверждали, что в соответствии со ст. 50 Венской конвенции ответчик вправе требовать снижения цены экскаваторов. 

Истец же полагал, что покупатель не имел права требовать снижения цены товара по причине несоответствия товара заключенному сторонами контракту после того, как он осмотрел и принял товар. 

Состав суда пришел к выводу о снижении предусмотренной контрактом цены на 10 %, указав при этом, что ответчик, приняв поставку и перепродав экскаваторы, утратил право ссылаться на то, что экскаваторы не соответствовали контракту. В решении указывалось также, что ответчик имеет право требовать возмещения ущерба как за товар, не соответствующий определенным спецификациями к контракту условиям, так и за дефекты качества, обнаруженные в течение гарантийного срока. 

Практика арбитражного суда при БелТПП

Описание дела

21.11.2012 Международным арбитражным судом при БелТПП (далее — МАС при БелТПП) было вынесено решение по спору между обществом с ограниченной ответственностью «А» (Республика Беларусь) (истец) и компанией «В» (Словацкая Республика) (ответчик). 

03.03.2009 стороны заключили контракт, согласно которому истец обязался поставить на условиях EXW г. Минск (ИНКОТЕРМС 2000), а ответчик должен был принять и оплатить товар — костюм рабочий на общую сумму 27 650 евро. 

В процессе проведения переговоров ответчик предложил истцу изготовить изделия, аналогичные по дизайну, цветовому решению, качеству материала, шитья и конструкции изделиям производства общества с ограниченной ответственностью «Б» (далее — ООО «Б»). Истец согласился с этим предложением.

Во исполнение обязательств по контракту истец поставил в адрес ответчика товар на сумму 27 650 евро. Поставка товара подтверждалась международной товарно-транспортной накладной от 22.04.2009.

Представителями ответчика в судебном заседании 21.02.2012 было представлено письмо в адрес истца от 29.04.2009 о рекламации товара, в котором указывались недостатки поставленных изделий. Представитель истца подтвердил получение данного письма 19.05.2009.

Стороны по результатам совместной проверки и сопоставления изделий, а также по результатам заключений внутренних экспертиз от 12.01.2012 и 20.01.2012 составили сводный акт проверки качества и сопоставления изделий от 30.01.2012, в котором были сделаны выводы о том, что:

— некоторые изделия истца по цветовым оттенкам не соответствовали изделиям производства ООО «Б»; 

— некоторые образцы костюмов не соответствовали ГОСТ 27575-87 «Костюмы мужские для защиты от общих производственных загрязнений и механических воздействий. Технические условия» (далее — ГОСТ 27575-87) либо по отдельным параметрам не соответствовали друг другу (длина спинки, ширина спинки, глубина проймы);

— маркировка изделий истца не отвечала требованиям СТБ 1387-2003 «Одежда производствен­ная и специальная. Общие технические условия» (далее — СТБ 1387-2003), но вместе с тем указанная на ярлыках маркировка соответствовала ГОСТ 25295-2003 «Одежда верхняя пальтово-костюмного ассортимента. Общие технические условия» и др.

Стороны пришли к обоюдному соглашению, что по потребительским качествам изделия истца являлись изделиями, относящимися к специальной (рабочей) одежде производственного назначения, то есть к рабочим костюмам, что подтверждалось прайс-листом на рабочую одежду ООО «Б». 

В судебном заседании специалист пояснила, что если изделие носит название «костюм рабочий», то это всегда специальная одежда. 

Позиция сторон

Истец требовал взыскать с ответчика сумму основного долга в размере 9 677 евро, а также пеню за просрочку в оплате поставленных им костюмов в размере 9 377,01 евро. 

В свою очередь, ответчик заявил об уменьшении цены контракта на общую сумму нереализованных дефектных изделий на основании ст. 50 Венской конвенции.

Решение суда 

Состав суда указал, что согласно п. 1 ст. 35 Венской конвенции продавец должен поставить товар, который по количеству, качеству и описанию соответствует требованиям договора. В силу п. 1 ст. 36 указанной Конвенции продавец несет ответственность по договору и по Конвенции за любое несоответствие товара, которое существует в момент перехода риска на покупателя, даже если это несоответствие становится очевидным только позднее.

На основании представленных документов состав суда пришел к выводу о том, что изделия истца относятся к производственной одежде, в связи с чем они должны соответствовать СТБ 1387-2003 и ГОСТ 27575-87. Договоренность сторон о том, что изделия истца должны по дизайну, цветовому решению, качеству материала, шитья и конструкции соответствовать аналогичным изделиям производства ООО «Б», не исключает необходимости их соответствия указанным выше СТБ и ГОСТ. 

Проанализировав представленные сторонами доказательства, в частности положения сводного акта проверки качества и сопоставления изделий, состав суда пришел к выводу о том, что ответчику был поставлен товар, не соответству­ющий по качеству условиям контракта, на сумму 10 072,01 евро.

В связи с тем, что стоимость поставленного ответчику товара, не соответствующего по качеству условиям контракта, превышала сумму заяв­ленного истцом ко взысканию основного долга, был сделан вывод о том, что требование истца о взыскании основного долга в размере 9 677 евро не подлежало удовлетворению. Соответственно, истцу также было отказано и в удовлетворении требования о взыскании с ответчика пени.

Из указанного видно, что МАС при БелТПП не смог применить ст. 50 Венской конвенции, несмотря на заявление стороны о ее применении, так как даже наличие экспертного заключения о несоответствии товара условиям договора не позволило объективировать цену фактически поставленного по договору товара в связи с отсутствием аналогов такой цены и невозможностью ее определения экспертом, поскольку в экспертном заключении указывается, какой товар не соответствует договору и какова его цена, но не отражается возможная сумма ее снижения, а точнее, цена фактически поставленного товара, который не соответствует условиям договора.

Последнее
по теме