Взыскание суммы предварительной оплаты за товар и упущенной выгоды - sudpraktika

Взыскание суммы предварительной оплаты за товар и упущенной выгоды

Взыскание убытков в виде упущенной выгоды — одна из сложных категорий дел, в ходе рассмотрения которой истцу необходимо доказать наличие совокупных юридических фактов, с которыми закон связывает наступление ответственности должника.

В рассматриваемом примере из судебной практики описаны основания взыскания с ответчика упущенной выгоды, а также подходы суда, которыми руководствуется Международный арбитражный суд при БелТПП при определении размера убытков.

Мершкова Лариса

Адвокат Минской областной юридической консультации № 2

Обстоятельства дела 

Между ООО «Б» (Российская Федерация), как покупателем, и ООО «М» (Республика Беларусь), как продавцом, 14.06.2011 был заключен контракт на поставку нефтепродуктов в объеме 5 000 тонн, которые покупатель должен был оплатить в июне — декабре 2011 г. По условиям данного контракта наименование и количество товара в конкретной партии, срок поставки и стоимость стороны должны были определять в дополнительных соглашениях, которые являлись неотъемлемой частью контракта. 14.06.2011 стороны заключили дополнительное соглашение, в соответствии с которым ООО «М» обязалось в июне 2011 г. передать в собственность покупателю, а ООО «Б» — принять и оплатить товар в количестве 60 метрических тонн дизельного топлива и 60 метрических тонн бензина. Также было преду­смотрено, что поставка товара должна быть осуществлена не позднее 15 дней с момента оплаты. 

Согласно выставленному поставщиком счету-инвойс покупателем была произведена предоплата товара, предусмотренного дополнительным соглашением, на сумму 2 598 000 рос. руб.

Однако ООО «М» свои обязательства по поставке товара не исполнило и возвратило ООО «Б» лишь часть суммы в размере 550 000 рос. руб.

В контракте содержалась арбитражная оговорка о том, что все споры и разногласия, которые могут возникнуть в связи с исполнением контракта, стороны разрешают путем переговоров, а в случае, если стороны не достигнут по таким вопросам согласия, они подлежат разрешению в Международном арбитражном суде при БелТПП в соответствии с Регламентом данного арбитражного суда. В качестве применимого права было избрано право Республики Беларусь. 

На этом основании ООО «Б» обратилось в Международный арбитражный суд при БелТПП с требованием о взыскании с ООО «М» суммы основного долга (возврат предоплаты) в размере 2 048 000 рос. руб., о взыскании убытков в виде упущенной выгоды в размере 34 458 000 рос. руб., расходов по оплате юридической помощи в размере 30 000 рос. руб. и бухгалтерских услуг в размере 30 000 рос. руб.

Позиция истца

В соответствии с п. 3 ст. 457 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) в случаях, когда продавец, получивший сумму предварительной оплаты, не исполняет свои обязанности по передаче товара в установленный срок, покупатель вправе потребовать передачи оплаченного товара или возврата суммы предварительной оплаты за товар, не переданный продавцом. 

На этом основании ООО «Б» просило суд взыскать с ООО «М» сумму предварительной оплаты в размере 2 048 000 рос. руб.

Требование о взыскании убытков в виде упущенной выгоды в размере 34 458 000 рос. руб. истец обосновывал тем, что ответчик, не исполнив принятые на себя обязательства, полностью прервал отлаженный механизм поставки топлива конечным покупателям истца. Кроме того, деньги, перечисленные ответчику в счет оплаты товара, были выведены из оборота, что в свою очередь нарушило расчеты с другими поставщиками истца. 

Согласно ст. 14 ГК лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законодательством или соответствующим законодательству договором не предусмотрено иное. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Истец указывал, что он лишился возможности стабильно работать с 01.07.2011, поскольку перечисленная ответчику сумма составляла его ежемесячный оборот.

В качестве доказательства причиненных убытков в виде упущенной выгоды истец предоставил суду заключенный между ООО «Б» и ООО «П» договор поставки нефтепродуктов от 17.06.2010, дополнительное соглашение к нему от 16.06.2011, а также расчет упущенной выгоды за период с 01.07.2011 по 10.11.2011, произведенный специализированной организацией. Согласно данному расчету сумма убытков составляла 34 458 000 рос. руб.

Справочно. 
В соответствии с пп. 1 и 2 ст. 376 ГК должник, просрочивший исполнение, отвечает перед кредитором за убытки, причиненные просрочкой, и за последствия случайно наступившей во время просрочки невозможности исполнения. Если вследствие просрочки должника исполнение утратило интерес для кредитора, он может отказаться от принятия исполнения и требовать возмещения убытков.

Обосновывая причинно-следственную связь между неисполнением ООО «М» принятых на себя обязательств по договору и наличием у истца убытков, а также возможность получения им дохода, если бы ответчик исполнил свои обязательства надлежащим образом, ООО «Б» указывало следующее.

В связи с заключением контракта на поставку ООО «М» товара ООО «Б» в рамках уже сущест­во­вавшего договора между ним и ООО «П» было заключено дополнительное соглашение от 16.06.2011, в соответствии с которым ООО «Б» обязалось поставить ООО «П» дизельное топливо и автобензин, которые по своим характеристикам соответствовали товару, который должно было поставить ООО «М». Вместе с тем в данном дополнительном соглашении была указана страна происхождения товара — Республика Беларусь.

Позиция ответчика

ООО «М» признало исковые требования в части взыскания суммы основного долга в размере 2 048 000 рос. руб., в остальной части исковых требований оно просило суд отказать в удовлетворении иска.

В своем отзыве на исковое заявление ответчик указал, что истцом не были выполнены обязательства по предоставлению ответчику отгрузочной разнарядки на согласованную к поставке партию товара и телеграммы в управление Белорусской железной дороги от станции назначения о готовности к приемке товара.

Ответчик также указывал, что существовали объективные причины неисполнения им обязанности по частичной поставке товара: отсутствие методики учета нефтепродуктов, отгружаемых в Российскую Федерацию из Республики Беларусь, в связи с чем организация, являющаяся переработчиком ресурсов ответчика, не имела возможности производить отгрузку нефтепродуктов в Российскую Федерацию.

Кроме того, ответчик не согласился с представленным истцом расчетом упущенной выгоды, поскольку он не содержал объективных доказательств реальности получения доходов, носил предположительный характер, не отвечал критериям относимости, допустимости и достоверности доказательств. Истец также не представил доказательства достоверности размера предполагаемых доходов при обычных условиях гражданского оборота и материальные доказательства по приведенным расчетам.

Выводы суда

Суд удовлетворил исковые требования ООО «Б» частично, взыскав с ООО «М» в пользу истца сумму основного долга в размере 2 048 000 рос. руб., упущенную выгоду в сумме 1 407 000 рос. руб., расходы по оплате помощи представителя в сумме 30 000 рос. руб. и расходы по оплате бухгалтерских услуг в сумме 30 000 рос. руб.

Судом была установлена вина ответчика в неисполнении принятого на себя обязательства по поставке нефтепродуктов. Так, истцом обязательства по оплате товара были выполнены, были подготовлены отгрузочная разнарядка и приложение к ней, что подтверждалось получением ответчиком документов, обеспечивающих получение истцом оплаченного товара. Также по условиям поставки СРТ в редакции Инкотермс-2010 ответчик — продавец обязан заключить договор перевозки, подать заявку на перевозку и предоставить перевозчику товар после подтверждения последним готовности его принять. 

Таким образом, отсутствие телеграммы от станции назначения не могло привести к исполнению ответчиком обязанности по поставке товара.

Кроме того, суду была представлена справка Калининградской областной таможни об отсутствии ограничений, препятствующих перемещению с территории Республики Беларусь на территорию Российской Федерации нефтепродуктов, произведенных в Республике Беларусь.

Также суд указал, что доводы ответчика, каса­ющиеся невозможности поставки им товара, не находились в причинной связи с неисполнением ответчиком обязанности по поставке товара.

К сведению. 
Для подтверждения правомерности и обоснованности требования о взыскании упущенной выгоды истец должен доказать совокупность следующих юридических фактов:
1) вину ответчика в наступившем нарушении права истца;
2) причинно-следственную связь между виновными действиями ответчика и наступившим нарушением прав истца;
3) возможность получения истцом доходов при обычных условиях гражданского оборота, а также принятие необходимых мер и осуществление соответствующих приготовлений для извлечения доходов;
4) размер неполученного дохода.

Статьей 364 ГК предусмотрено, что должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Убытки определяются в соот­ветствии с правилами, установленными ст. 14 ГК. При определении упущенной выгоды учитыва­ются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.

Судом также было установлено, что 01.08.2011 был расторгнут договор поставки, заключенный между ООО «Б» и ООО «П», по инициативе ООО «П» в связи с нарушениями условий поставки. Следовательно, с этого времени обязательства сторон прекращены и договор не может подтверждать возможность получения истцом доходов от его реализации в период с августа по декабрь 2011 г.

Таким образом, истцом подтверждена реальная возможность получения доходов только в результате перепродажи нефтепродуктов, поставка которых была согласована им и ООО «П» в июле 2011 г. по дополнительному соглашению от 16.06.2011. Вместе с тем истцом не представлены доказательства, подтверждающие факт принятия конкретных мер к получению доходов в период времени с августа по декабрь 2011 г.

Иных доказательств, подтверждающих совершение истцом конкретных действий, направленных на получение прибыли в данный период времени, ООО «Б» не предоставило. При этом утверждение истца о том, что сумма потерянной выгоды вытекает не из сделанной ООО «Б» предоплаты, а из упущенной выгоды, которую истец получил бы в результате коммерческой деятельности по реализации предполагаемого объема поставки, суд не принял во внимание на основании следующего. Для обособления требования о взыскании упущенной выгоды недостаточно намерения, поскольку должен быть доказан сам факт принятия конкретных действий, направленных на получение соответствующих доходов, а также определен конкретный размер упущенной выгоды, который состоит не из предположительных расходов истца, а из подтвержденных договорных взаимоотношений.

При частичном удовлетворении требований о взыскании упущенной выгоды суд исходил из количества и стоимости товара, который ООО «Б» должно было поставить ООО «П» в июле 2011 г. Сумма упущенной выгоды (стоимость предполагаемой поставки ООО «П» товара) составила 1 407 000 рос. руб.

Также суд удовлетворил требование истца о взыскании с ответчика расходов на оказание юридической помощи и бухгалтерских услуг в полном объеме.

Особое мнение

Один из арбитров по делу не согласился с решением Международного арбитражного суда при БелТПП, в связи с чем им было подготовлено особое мнение о том, что исковые требования о возмещении убытков в виде упущенной выгоды подлежали удовлетворению в полном объеме по следующим основаниям.

Убытки в форме упущенной выгоды являются убытками будущего времени. В соответствии с требованиями п. 4 ст. 364 ГК при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.

В качестве принятой ООО «Б» меры для получения дохода от всего объема нефтепродуктов, который должен был поставить истец ответчику, ООО «Б» заключило с ООО «П» дополнительное соглашение от 16.06.2011 на поставку всего объ­ема приобретаемых у ООО «М» нефтепродуктов.

Таким образом, ООО «Б» была подтверждена реальная возможность получения дохода в результате перепродажи товара.

Неисполнение ООО «М» своих обязательств по поставке товара подорвало репутацию истца, привело к разрыву длительных партнерских связей между ООО «Б» и ООО «П». Ответчик лишил истца его запланированной прибыли.

Вместе с тем решение Международного арбитражного суда при БелТПП сторонами обжаловано не было и вступило в законную силу.

Последнее
по теме