Акт судебного исполнителя о передаче имущества единственному покупателю торгов подтверждает права на недвижимость - sudpraktika
Исполнительное производство

Акт судебного исполнителя о передаче имущества единственному покупателю торгов подтверждает права на недвижимость

Истцу отказано в удовлетворении требований о признании недействительной госрегистрации права собственности за покупателем, т.к. приобретение имущества с торгов единственным покупателем по акту судебного исполнителя о приобретении имущества представляет собой установленный законодательством способ возникновения права собственности на объект недвижимости.

Дело № 85-8/2018/124А/1468К

Решением экономического суда Могилевской области (апелляцией оставлено в силе) АО «Г» (истец, заявитель) отказано в удовлетворении исковых требований:

— к РУП «М» (регистрирующий орган), РУП «МБ» о признании недействительной государственной регистрации возникновения у последнего права хозяйственного ведения на капитальное строение и права постоянного пользования земельным участком;

— к РУП «М», ЗАО «О» о признании недействительной государственной регистрации возникновения у последнего права собственности на капитальное строение и права постоянного пользования земельным участком.

Истец в жалобе ссылается на необоснованное отклонение судебными инстанциями его доводов об отсутствии правовых оснований для совершения регистрирующим органом оспариваемых государственных регистраций.

Коллегия отказала в удовлетворении жалобы. Отказывая в удовлетворении вышеуказанных исковых требований, суды правомерно исходили из того, что в ст. 55 Закона «О государственной регистрации недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним» не содержится (и не содержался) исчерпывающий перечень оснований для государственной регистрации прав на недвижимое имущество. Судебные инстанции правомерно указали, что регистрация прав на недвижимое имущество может осуществляться при наличии всех оснований, с которыми законодательство Республики Беларусь связывает возникновение, переход, прекращение прав и ограничений (обременений) прав на недвижимое имущество.

Учитывая правомерность государственной регистрации прав на спорное здание и земельный участок, судебные инстанции обоснованно пришли к выводу и об отсутствии у регистрирующего органа оснований для отказа в осуществлении оспариваемых государственных регистраций прав на вышеуказанные объекты недвижимости и за ЗАО «О».

Как установлено судебными инстанциями и подтверждается материалами дела, в соответствии с п. 119 Инструкции по исполнительному производству заместителем торги по продаже имущества ЗАО «В» объявлены несостоявшимися.

РУП «МБ» являлось единственным участником торгов (покупателем). Был составлен акт о приобретении единственным участником торгов капитального строения — здание специализированное железнодорожного транспорта (ремонтный цех № 3), кадастровый номер 714/С-5137 (далее — строение (примеч. ред.)). 10.11.2016 указанное имущество было передано покупателю на основании акта передачи.

18.11.2016 РУП «М» произведена государственная регистрация возникновения у РУП «МБ» права хозяйственного ведения на строение и права постоянного пользования земельным участком площадью 1,0314га, кадастровый номер 724850100004000013 (далее — земельный участок).

Регистрационные действия совершены РУП «М» на основании следующих документов: <...> акта передачи имущества покупателю от 10.11.2016 № б/н, акта о приобретении имущества от 10.11.2016 в соответствии с пунктами 17.2 и 17.71 Единого перечня административных процедур, осуществляемых государственными органами и иными организациями в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 17.02.2012 № 156 (в редакции, действовавшей на дату совершения регистрационных действий, далее — Единый перечень).

Обращаясь в суд с требованием о признании государственной регистрации за РУП «МБ» указанных прав недействительной, АО «Г» ссылалось на отсутствие для этого предусмотренных Законом оснований для регистрации таких прав. В частности, АО «Г» указывало:

  • на наличие в ст. 55 Закона исчерпывающего перечня оснований для государственной регистрации прав на недвижимое имущество, в котором на момент совершения указанных регистрационных действий отсутствовал акт судебного исполнителя о передаче имущества единственному покупателю после объявления торгов несостоявшимися;
  • такой акт стал являться основанием для государственной регистрации прав на недвижимое имущество только с 16.05.2017;
  • акты судебного исполнителя договорами и сделками, а также актом государственного органа не являются;
  • что документов, соответствующих требованиям ст. 67 Закона, регистратору не представлено, соответственно, отсутствуют документы о волеизъявлении государственного органа.

Также АО «Г» в ходе судебного разбирательства, в том числе в суде апелляционной инстанции, указывало на несостоятельность ссылки регистрирующего органа на пункт 17.71 Единого перечня, поскольку, по мнению истца, в данном случае следовало применить нормы п. 17.57 Единого перечня. Так как предусмотренные пунктом 17.57 Единого перечня документы у РУП «МБ» отсутствуют, регистрирующий орган обязан был отказать в осуществлении регистрации возникновения права хозяйственного ведения на спорное здание.

Отказывая в удовлетворении заявленных АО «Г» вышеуказанных исковых требований, суд первой инстанции, как и апелляционная инстанция, правомерно исходили из того, что в ст. 55 Закона (в том числе в действующей на момент совершения оспариваемых государственных регистраций редакции) не содержится (и не содержался) исчерпывающий перечень оснований для государственной регистрации прав на недвижимое имущество.

Исходя из буквального толкования данной статьи (в частности, абзацев 7 и 8), судебные инстанции правомерно указали на то, что государственная регистрация прав на недвижимое имущество может осуществляться при наличии всех оснований, с которыми законодательство Республики Беларусь связывает возникновение, переход, прекращение прав и ограничений (обременений) прав на недвижимое имущество.

В данном случае в соответствии с нормами действующего на момент совершения оспариваемых регистрационных действий законодательства приобретение имущества с торгов единственным покупателем по акту о приобретении имущества представляет собой установленный законодательством способ возникновения права собственности на объект недвижимости.

Следовательно, акт судебного исполнителя о передаче имущества единственному покупателю после объявления торгов несостоявшимися также является основанием для государственной регистрации прав в отношении объекта недвижимости.

Вместе с тем, учитывая правомерность государственной регистрации прав на спорное здание и земельный участок за РУП «МБ», предоставление регистрирующему органу предусмотренных действующим законодательством (ст. 55 Закона, п.п. 17.42, 17.2 Единого перечня) документов, судебные инстанции обоснованно пришли и к выводу об отсутствии у регистрирующего органа оснований для отказа в осуществлении оспариваемых государственных регистраций прав на вышеуказанные объекты недвижимости и за ЗАО «О».

Изложенные в кассационной жалобе доводы об отсутствии у регистрирующего органа правовых оснований для совершения оспариваемых регистрационных действий не могут быть приняты во внимание в силу их несостоятельности, так как основаны на неверном толковании норм действующего законодательства.

Комментарий редакции:

Нужно отметить, что установление в законодательстве исчерпывающего перечня оснований для государственной регистрации прав на недвижимое имущество сильно бы ограничивало хозяйственный оборот этого самого имущества. В приобретении же имущества с торгов единственным покупателем по акту можно увидеть некий элемент купли-продажи.

Последнее
по теме