Споры в области экономической несостоятельности (банкротства)

Акты выполненных работ как основание для признания сделки ничтожной в банкротстве

Акты сдачи-приемки оказанных услуг не содержат расшифровку (детализацию) поименованных услуг, их состав, перечень изученных документов и т.д. Данные обстоятельства могут быть расценены как основание того, что договор не был направлен на установление между сторонами каких-либо гражданско-правовых отношений, выраженных в оказании реальных услуг, направленных на конкретный результат, а преследовал цель исключительно включения в реестр требований кредиторов.

Дело № 122-12/2018/173А/1659К
Решением экономического суда Брестской области установлен факт ничтожности договора на оказание юридических услуг, заключенного между ИП Г. (заказчик) и ИП Т. (исполнитель). Апелляционной инстанцией решение оставлено без изменения.
ИП Т. обратился с кассационной жалобой на указанные постановления и просит в удовлетворении требований отказать.
Коллегия отказала в удовлетворении жалобы. Акты сдачи-приемки оказанных услуг не содержат расшифровку (детализацию) поименованных услуг, их состав, перечень изученных документов, наименование подготовленных заключений по изученным вопросам, а также количество времени, затраченное на каждый из видов услуг. Доводы о подготовке различного рода заключений по факту оказания юридических услуг безосновательны, поскольку каких-либо доказательств, подтверждающих подготовку таких заключений, ответчиком в материалы дела не представлено.
Данные обстоятельства правомерно расценены судебными инстанциями как основание полагать, что оспариваемый договор не был направлен на установление между сторонами каких-либо гражданско-правовых отношений, выраженных в оказании реальных услуг, направленных на конкретный результат, а преследовал цель исключительно включения в реестр требований кредиторов кредиторской задолженности ответчика с последующим гашением требований кредитора.

Определением от 21.09.2015 экономический суд Брестской области <...> открыл в отношении ИП Г. (заказчик по договору) конкурсное производство. Решением от 21.12.2015 открыто ликвидационное производство.

Определением от 08.08.2018 управляющим назначено ООО «Б», предъявившее иск об установлении факта ничтожности договора на оказание юридических услуг по основаниям, предусмотренным статьями 168 и пунктом 1 статьи 171 ГК, как мнимой сделки, совершенной лишь для вида, без намерения создать соответствующие юридические последствия, который правомерно удовлетворен судебными инстанциями в силу следующего.

17.12.2014 между ИП Г. (заказчик) и ИП Т. (исполнитель) заключен договор на оказание юридических услуг, предметом которого являлось выполнение юридического обслуживания и консультирования заказчика (юридическая помощь по различным вопросам, связанным с нормативно-правовым регулированием прекращения хозяйственной деятельности заказчика; подготовка проектов возражений, жалоб, обращений, иных юридических документов заказчика; <...>; оказание заказчику иных юридических услуг).

Из материалов дел следует, что между истцом и ответчиком были подписаны акты сдачи-приемки оказанных услуг на общую стоимость 193 600 рублей,<...>. Требования кредитора ИП Т. (исполнитель по договору), основанные на договоре, были включены в реестр требований кредиторов истца в сумме 193 600 рублей.

Платежным поручением от 19.02.2018 произведено частичное погашение требования кредитора ИП Т. в сумме 134 000 рублей, сумма непогашенных требований составила 59 600 рублей.

Вместе с тем, в материалы дела не представлено каких-либо доказательств, подтверждающих факт оказания поименованных юридических услуг.

Так, акты сдачи-приемки оказанных услуг не содержат расшифровку (детализацию) поименованных услуг, их состав, перечень изученных документов, наименование подготовленных заключений по изученным вопросам, а также количество времени, затраченное на каждый из видов услуг. 

Доводы ответчика о подготовке различного рода заключений по факту оказания юридических услуг безосновательны, поскольку каких-либо доказательств, подтверждающих подготовку таких заключений, ответчиком в материалы дела не представлено.

Данные обстоятельства правомерно расценены судебными инстанциями как основание полагать, что оспариваемый договор не был направлен на установление между сторонами каких-либо гражданско-правовых отношений, выраженных в оказании реальных услуг, направленных на конкретный результат, а преследовал цель исключительно включения в реестр требований кредиторов кредиторской задолженности ответчика с последующим гашением требований кредитора.

Следовательно, воля сторон была направлена не на установление между ними каких-либо гражданско-правовых отношений, а на возникновение правовых последствий в отношении третьих лиц. В частности, в реестр включены требования кредиторов: ИМНС Республики Беларусь по району города 230 493,74 рублей, УДФР КГК по области 726 553,20 рублей.

Представленные индивидуальным предпринимателем Г. письменные доказательства <...> не содержат каких-либо сведений об оспариваемом договоре и его фактическом исполнении.

При таких обстоятельствах, а также с учетом положений ст.ст. 169, 171 Гражданского кодекса Республики Беларусь, кассационная инстанция не находит оснований к отмене обжалуемых судебных постановлений.

Последнее
по теме