Что есть объект по договору строительного подряда - sudpraktika
Споры в сфере строительства

Что есть объект по договору строительного подряда

Правильное понимание предмета договора строительного подряда влияет на взыскание неустойки по такому договору.

Дело № 86-13/2018/166А/1635К 
Решением экономического суда Брестской области исковые требования ИООО «Ф» удовлетворены частично: с ООО «Д» взыскано 40 967,93 рублей пени, а также 5 271,38 рублей расходов по госпошлине и 500 рублей расходов по оказанию юридических услуг, всего 46 739,31 рублей; в остальной части в удовлетворении иска отказано. Апелляционной инстанцией решение оставлено без изменений.
В кассационной жалобе ООО «Д» просит указанные судебные постановления в части взыскания 40 967,93 рублей пени и судебных расходов отменить. В обоснование приводятся доводы о том, что законодательством и условиями договора подряда была установлена ответственность за нарушение срока ввода в эксплуатацию всего объекта строительства, в то время как ответчик выполнял строительно-монтажные работы только в отношении 1-го пускового комплекса и выполнял по нему не все работы, что также исключает его ответственность за нарушение срока ввода объекта.
Коллегия оставила кассационную жалобу без удовлетворения по следующим основаниям. Под объектом строительства, за нарушение срока сдачи которого в эксплуатацию установлена пеня, заявленная ко взысканию, стороны понимали именно 1-ый пусковой комплекс объекта. Никаких уведомлений в адрес заказчика о необходимости совершения им либо привлеченными заказчиком организациями каких-либо действий, необходимых для сдачи объекта в эксплуатацию, в материалах дела не имеется.

Как следует из материалов дела, между ИООО «Ф» (заказчик, истец) и ООО «Д» (генподрядчик, ответчик) был заключен договор на выполнение работ по строительству объекта «под ключ» (далее – договор), согласно которому генподрядчик обязался выполнить весь комплекс работ по строительству объекта «Строительство и обслуживание административно-производственного корпуса по выпуску термоизоляционных покрытий для холодильного оборудования с собственной котельной на природном газе ИООО «Ф» (объект).

Договором определено, что в объем работ генподрядчика входит: выполнение работ в объеме, достаточном для возведения объекта, в том числе, закупка, поставка, комплектация, оснащение необходимыми и согласованными с заказчиком конструкциями, изделиями и материалами, оборудованием, выполнение строительно-монтажных, монтажных и иных работ, сдача объекта строительства в эксплуатацию с представлением его органам государственного надзора и приемочной комиссии, назначенной заказчиком.

Дополнительным соглашением срок ввода объекта в эксплуатацию определен как не позднее 30.09.2017.

Расчетный период - календарный месяц,  качестве оснований для расчетов - справки о стоимости выполненных работ по форме С-3а, составленные на основании актов сдачи-приемки выполненных работ по форме С-2б.

Согласно акту приемки в эксплуатацию объекта от 15.12.2017, утвержденному приказом ИООО «Ф» от 18.12.2017, принят в эксплуатацию 1-ый пусковой комплекс объекта <...>.

Договором согласована ответственность генподрядчика за превышение установленных в договоре (графике производства работ) сроков выполнения строительных работ, включая оформление документов, подтверждающих их выполнение, в виде пени в размере 0,2% стоимости невыполненных строительных работ за каждый день просрочки, <...>, а также за превышение по своей вине установленных договором сроков сдачи объекта в эксплуатацию (передачи результата строительных работ) в виде пени в размере 0,15% стоимости строительства объекта за каждый день просрочки <...>.

Со ссылкой на нарушение срока выполнения работ, <...>, заказчик обратился в суд с требованием о взыскании 62 171,30 рублей пени за превышение сроков сдачи строительных работ, и 163 871,70 рублей пени за превышение сроков сдачи объекта в эксплуатацию.

Определением суда первой инстанции утверждено заключенное сторонами соглашение о примирении, согласно которому ответчик обязался оплатить истцу пеню в размере 31 085,65 рублей, а также 50% расходов по госпошлине, что составляет сумму 999,95 рублей в срок до 30.09.2018, а истец отказался от взыскания с ответчика оставшейся части пени в размере 31 085,65 рублей; производство по делу в части исковых требований о взыскании 62 171,30 рублей пени за превышение сроков сдачи строительных работ прекращено.

Признавая заявленные исковые требования в части взыскания 163 871,70 рублей пени за превышение сроков сдачи объекта в эксплуатацию законными и обоснованными, суд первой инстанции на основании положений статей 311, 660, 696 ГК, пункта 85 Правил заключения и исполнения договоров строительного подряда, <...>, пришел к правильному выводу о том, что в период с 01.10.2017 по 15.12.2017 со стороны генподрядчика было допущено нарушение обязательства по сдаче объекта в эксплуатацию (передаче результата строительных работ), за которое договора установлена ответственность в виде пени в размере 0,15% стоимости строительства за каждый день просрочки.

Материалами дела подтверждено, что ответчик несвоевременно исполнил обязательства, предусмотренные условиями договора подряда, пунктами 15, 19 Положения о порядке приемки в эксплуатацию объектов строительства, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 06.06.2011 № 716, пунктом 67 Правил, приказом Министерства архитектуры и строительства Республики Беларусь от 26.10.2012 № 339 «О признании утратившим силу пункта 2 приказа от 27 ноября 2008 г. № 433 и утверждении форм актов и перечня документации», обеспечивающие возможность завершения работы приемочной комиссии, что повлекло подписание акта приемки объекта в эксплуатацию только 15.12.2017.

<...> Доказательств исполнения со своей стороны обязанностей, обеспечивающих возможность ввода объекта в эксплуатацию в срок до 30.09.2017, ответчиком не представлено.

Утверждения в кассационной жалобе об отсутствии оснований для начисления пени за нарушения срока приемки объекта в эксплуатацию в связи с тем, что предметом рассматриваемого договора подряда являлось строительство только первого пускового комплекса, с учетом принципа свободы договора, закрепленного статьями 2, 391 ГК, и толкования договора в порядке статьи 401 ГК не могут быть признаны обоснованными.

Как следует из условий рассматриваемого договора подряда, заключенных дополнительных соглашений к договору, и действий сторон по его исполнению, под объектом строительства, совершение необходимых действий по сдаче которого в эксплуатацию было возложено на подрядчика, и за нарушение срока сдачи которого в эксплуатацию пунктом 7.1.2. договора согласована ответственность в виде пени, заявленной ко взысканию, стороны понимали именно 1-ый пусковой комплекс объекта, что соответствует положениям статей 1, 59-1 Закона Республики Беларусь «Об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности в Республике Беларусь».

При этом также несостоятельным являются ссылки в кассационной жалобе о том, что поскольку часть работ по 1-му пусковому комплексу выполняли иные подрядчики по прямым договорам, заключенным с заказчиком, указанное обстоятельство исключает ответственность ООО «Д», так как доказательств невозможности сдачи объекта в эксплуатацию в срок до 30.09.2017 исключительно по причине не выполнения к данному сроку работ по установке автоматических противопожарных штор и монтажу системы сжатого воздуха, ответчиком не представлено; никаких уведомлений в адрес заказчика о необходимости совершения им либо привлеченными заказчиком организациями каких-либо действий, необходимых для сдачи объекта в эксплуатацию, в материалах дела не имеется.

Таким образом, в ходе рассмотрения дела судебными инстанциями дана надлежащая правовая оценка установленным по делу обстоятельствам, правильно применены нормы материального права, выяснены все обстоятельства, имеющие значение для принятия судебных постановлений по делу.

Последнее
по теме