Деятельность субъектов хозяйствования в период пандемии: минимизируем риски - sudpraktika
Иные судебные споры

Деятельность субъектов хозяйствования в период пандемии: минимизируем риски

Экономическая деятельность субъектов хозяйствования в период вирусной эпидемии осложняется многими факторами: рост доллара, заболевания работников, сложности с поставкой импортного оборудования и т.д. Основной же вопрос связан с договорными отношениями и минимизацией рисков в период пандемии. Рассмотрим наиболее проблемные моменты в формате «вопрос — ответ».

Белявский Сергей

Директор юридической компании «Экономические споры»

Вопрос: Как в период пандемии прописать в договоре в разделе «Форс-мажор» нормы о карантине и пандемии: прекращение обязательств, подтверждение обстоятельств непреодолимой силы и т.д.?

Ответ: В период пандемии, введенных карантинных мер такие оговорки включать в договор уже поздно. Суть форс-мажора в том, что его нельзя предвидеть. В отношении будущих непредвиденных событий могут быть такие формулировки: «К непредвиденным обстоятельствам непреодолимой силы (форс-мажору) относятся эпидемии, пандемии, эпизоотии, природные и техногенные катастрофы, в том числе ураганы, ливни, наводнения, вирусные заболевания, повлекшие карантинные мероприятия, и т.п., факт которых подтвержден заключениями (решениями) компетентных государственных органов. При наличии подобных обстоятельств стороны по договору не считаются просрочившими».

Вопрос: Могут ли стороны договора в дополнительном соглашении прописать, что коронавирус — это форс-мажор, и тем самым снять ответственность друг с друга за неисполнение обязательств?

Ответ: В случае согласия обеих сторон с такой формулировкой она может быть указана. Вместе с тем следует понимать, что коронавирус — всего лишь одна из многочисленных разновидностей вируса. Поэтому целесообразно указать в договоре более расширенную формулировку с примерами (см. ответ на первый вопрос). 

Вопрос: Можно ли признать форс-мажором закрытые границы?

Ответ: В случае если закрытие границы препятствует реализации внешнеэкономического договора, то можно. Но только тогда, когда тотально отсутствует возможность исполнить договор иным способом. В частности, пересечь границу в ином направлении, доставить товар с внутреннего рынка и т.п. даже ценой собственных убытков.

Вопрос: Может ли наниматель обязать своих работников носить медицинские маски и перчатки?

Ответ: Согласно ст. 17 Закона Республики Беларусь от 23.07.2008 № 356-З «Об охране труда» работодатель обязан осуществлять контроль за использованием и правильным применением средств индивидуальной защиты. Порядок обеспечения данными средствами регламентирован Инструкцией о порядке обеспечения работников средствами индивидуальной защиты, утвержденной постановлением Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь от 30.12.2008 № 209, а также Типовыми нормами бесплатной выдачи средств индивидуальной защиты работникам общих профессий и должностей для всех и для конкретных отраслей экономики.

Вопрос: Можно ли избежать штрафных санкций при нарушении условий договора строительного подряда из-за коронавируса?

Ответ: Поскольку строительный подряд чаще всего не является внешнеэкономическим договором, таких санкций можно избежать лишь при установлении государством карантинных мер, влияющих на исполнение условий договора. По внешнеэкономическим договорам подтверждение о форс-мажоре предоставляется БелТПП.

Согласно ч. 3 ст. 372 ГК, если иное не предусмотрено законодательством или договором, лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение обязательства невозможно вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Наличие таких обстоятельств нужно доказать. 

Вместе с тем не стоит забывать об универсальной норме — ст. 314 ГК (уменьшение неустойки), которую суды, рассматривающие экономические дела, по всей видимости, будут активнее применять в сложившихся обстоятельствах. 

Вопрос: Подрядчик самостоятельно поставляет оборудование. В договоре строительного подряда отдельно указана стоимость оборудования в белорусских рублях. В связи с ростом курса валют стоимость приобретенного оборудования значительно возросла. Должен ли заказчик оплачивать всю стоимость оборудования или только ту, что указана в договоре? 

Ответ: Цена или способ ее определения является существенным условием договора. Ее изменение осуществляется по соглашению сторон. Соответственно, до тех пор, пока цена не изменена, подлежит оплате та сумма, которая указана в договоре.

Вопрос: В связи с коронавирусом к арендодателю строительной техники стали поступать просьбы от строительных подрядчиков (арендаторов) об уменьшении арендных ставок, предоставлении отсрочек (арендных каникул). Обязан ли он их предоставлять?

Ответ: Поскольку в государстве до настоящего времени не приняты какие-либо нормативные документы, предписывающие подобное изменение договоров, законодательной обязанности предоставлять арендные каникулы и отсрочки нет. Действует принцип свободы договора. Вместе с тем к принятию таких решений следует подходить комплексно, с учетом долгосрочной выгоды от исполнения уже заключенных, а также будущих контрактов с этими же арендаторами.

Вопрос: В период пандемии у подрядчика в силу сложившихся обстоятельств нет возможности произвести гарантийное обслуживание объекта недвижимости в установленные договором сроки. Как поступить в этом случае подрядчику?

Ответ: Гарантийный срок согласно ч. 1 ст. 710 ГК означает, что в течение него в условиях нормальной эксплуатации объект не теряет своих свойств и может эксплуатироваться по назначению.

Минимальные гарантийные сроки установлены в п. 66 Правил заключения и исполнения договоров строительного подряда, утвержденных постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 15.09.1998 № 1450, подп. 4.4 п. 4 Декрета Президента Республики Беларусь от 23.11.2017 № 7 «О развитии предпринимательства». Это 5 лет на объекты и работы, 2 года на работы по текущему ремонту, пусконаладочные работы и срок, установленный законодательством или изготовителем на технологическое, инженерное, сантехническое, электротехническое и другое оборудование, материалы и изделия, использованные для строительства объектов (выполнения строительных работ). 

При заключении договоров стороны вправе устанавливать более длительный гарантийный срок (ч. 1 ст. 710 ГК). Однако в случае уменьшения гарантийного срока на спорный объект заказчик вправе требовать устранения дефектов в пределах сроков, установленных законодательством, а не договором.

Согласно п. 4 ст. 710 ГК заказчик вправе потребовать, а подрядчик обязан устранить выявленные недостатки. В случае уклонения подрядчика от исполнения обязательства по устранению недостатков заказчик вправе обратиться с иском о понуждении к исполнению гарантийных обязательств, где уже непосредственно суд будет изучать обоснованность отказа от исполнения обязательств. Подрядчику, в свою очередь, необходимо предоставить доказательства уважительности причин невыполнения гарантийных обязательств.

Пример.
ООО «П» по договору строительного подряда выполняло строительно-монтажные работы для ОАО «З» на объекте.
В соответствии с условиями договора заказчик имеет право требовать за счет подрядчика устранения результата строительных работ ненадлежащего качества, в том числе выявленного в течение гарантийного срока. Установленный гарантийный срок — 5 лет с момента принятия объекта в эксплуатацию.
В процессе эксплуатации законченного капитальным ремонтом объекта по результатам осмотра на местности обнаружены и зафиксированы в актах осмотра повреждения.
Дефектный акт на гарантийный ремонт, в котором ОАО «З» указало о выявлении работ ненадлежащего качества со ссылкой на акты осмотра, ООО «П» подписало с возражениями.
По заданию заказчика РУП «Б» провело специальное строительно-техническое исследование, по результатам которого подготовлено заключение экспертизы. В данном заключении сделаны выводы о том, что наиболее вероятной причиной образования дефектов являются упущения подрядчика.
Со ссылкой на неисполнение подрядчиком обязательств по устранению дефектов выполненных работ в пределах гарантийного срока заказчик обратился в суд с иском о понуждении подрядчика за свой счет выполнить необходимые для устранения недостатков (дефектов) работы, а также о взыскании с подрядчика убытков, составляющих расходы по оплате заключения досудебной экспертизы РУП «Б».
Признавая заявленные исковые требования законными и обоснованными, суд исходил из следующего. Указанные дефекты возникли вследствие нарушений в части выполнения строительно-монтажных работ, нарушения технологии работ, несоблюдения проектных решений. Данные выводы основаны на установленных по делу обстоятельствах и подтверждаются представленными доказательствами, в том числе актами осмотра, дефектным актом, заключением досудебной экспертизы, пояснениями специалистов и экспертов, заключениями судебной строительно-технической экспертизы и дополнительной судебной экспертизы.
Суд определил в качестве основной причины дефектов некачественное выполнение строительно-монтажных работ. По данной причине судебные инстанции применили к возникшим правоотношениям нормы об ответственности подрядчика за недостатки (дефекты), обнаруженные в период гарантийного срока, и правах заказчика требовать их устранения.
В своих возражениях ООО «П» указывало на то, что расчет суммы возмещения выполнен неверно. Однако в суд не был предоставлен контр-расчет, в связи с чем суд занял позицию истца. (Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 25.02.2020 по делу № 137-30/2018/1387А/157К).