Как доказать авторство на музыку: защищаем нарушенные права в суде - sudpraktika
Споры в сфере интеллектуальной собственности

Как доказать авторство на музыку: защищаем нарушенные права в суде

Плагиат — это один из страхов авторов произведений. Мало того, что плагиат сам по себе вызывает негативные чувства, влечет убытки в виде недополученных гонораров (лицензионного вознаграждения), репутационные издержки, так в отдельных случаях еще приходится доказывать свое авторство.

Как это сделать? Какие доказательства убедят суд, что именно вы — автор произведения, хотя автором себя называет другое лицо?

Гучек Ольга

Бизнес-юрист, медиатор, специалист по рекламе

(Дело № 12-01/54-2019)

Обстоятельства дела

П. (далее — истец) обратился в суд с иском к Р. (далее — ответчик) о признании его автором музыки песни «Б». В своем иске истец указал, что в 2010 г. он и ответчик создали песню «Б»: истец написал музыку, а ответчик — слова.

В январе 2018 г. истцу стало известно, что данная песня зарегистрирована на имя ответчика, как автора музыки и слов песни. В связи с этим государственное учреждение «Н» (далее — НЦИС) отказало истцу в регистрации данного произведения на его имя и в управлении имущественными правами на это произведение на коллективной основе.

Спустя год истец направил в адрес ответчика претензию с требованием о восстановлении его авторства на музыку песни «Б», однако эта претензия была оставлена без ответа.

Позиция истца

В судебном заседании истец пояснил суду, что он имеет высшее музыкальное образование и в соавторстве с ответчиком помимо песни «Б» создал другие музыкальные произведения (песни).

Ответчик по своей инициативе передал истцу на бумажном носителе тексты своих стихов, в том числе «Б», для создания на эти стихи музыки (песни). Истец самостоятельно создал музыку и аранжировку к песне «Б», ответчик и иные лица участия в этом не принимали.

При создании музыки истец с согласия ответчика вносил изменения и дополнения в стихи для песни «Б», так как оригинальный тест не ложился на ритмическую основу песни.

В декабре 2010 г. истец исполнил на синтезаторе и записал демоверсию песни, которую передал ответчику. В последующем истец исполнял эту песню публично на концертах, в том числе в марте 2012 г. в помещении государственного учреждения «С» в присутствии ответчика, где объявлялось об их авторстве на эту песню.

Кроме того, в декабре 2013 г. истец и ответчик подписали с В. (далее — исполнитель) соглашение, в котором истец указан как единственный автор музыки песни «Б», а ответчик — автором слов.

Позиция ответчика

Ответчик иск не признал. Он пояснил суду, что создал музыку на свои стихи для песни «Б» в соавторстве с истцом в 2014 г.

В 2012 г. ответчик наиграл на гитаре исполнителю мелодию этой песни, над которой в последующем работали исполнитель и члены его группы.

По договору, заключенному между ответчиком и исполнителем, последнему передано исключительное авторское право на данное произведение. По мнению ответчика, истец является автором одной из аранжировок этой песни, причем он осуществил аранжировку без заключения договора с авторами произведения.

Мнение НЦИС

Представитель НЦИС, как третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика разрешение иска оставил на усмотрение суда, пояснив, что по заключенным с ответчиком договорам НЦИС на коллективной основе управляет его имущественными правами на музыкальные произведения.

НЦИС зарегистрировал песню «Б» по заявлению ответчика на имя ответчика, как автора слов, и истца, как автора музыки этой песни. В перечне произведений к договору об управлении пра-вами на произведения ответчик указал себя как автора музыки и слов песни «Б», поэтому данная песня была перерегистрирована на его имя.

Позиция суда

В ходе судебного разбирательства ус-ановлено, что ответчик в 2010 г. передал истцу стихи под названием «Б» в целях создания песни.

Истец 10.12.2010 самостоятельно произвел звуковую запись созданных им музыки и аранжировки песни «Б» в собственном исполнении, которую в декабре этого же года передал ответчику. Вышеуказанные обстоятельства помимо объяснений истца подтверждались:

— показаниями свидетеля Ф. — жены истца, которая указала, что в конце 2010 г. к ним по месту жительства приезжал ответчик и передавал истцу стихи для написания на них музыки. При этом ответчик никаких мелодий не напевал и не наигрывал. Ф. видела, как истец в течение недели создавал и записывал музыку к песне «Б» при использовании имеющегося у него синтезатора и других технических средств; впоследствии запись этой песни в исполнении истца была передана ответчику; данное произведение истец неоднократно исполнял, в том числе и в присутствии ответчика в 2012 г., на концертах в населенных пунктах Гродненской области;

— текстами песни «Б» на бумажных носителях, на которых имеются подписи ответчика, а на одном из них — правки текста, выполненные от руки;

— файлом МР3 на DVD-RW-диске от 10.12.2010 звуковой записи музыкального произведения (песни) «Б» в исполнении истца;

— объяснениями ответчика, не оспаривавшего в судебном заседании факты передачи стихов истцу, в том числе под названием «Б»; внесением истцом в эти стихи изменений и дополнений в связи с созданием последним, по мнению ответчика, аранжировки мелодии этой песни, которую он наиграл истцу на гитаре, а также фактом получения им в 2010 г. цифровой записи исполнения истцом песни «Б».

Из письма государственного учреждения «С» в адрес суда и просмотренной в судебном заседании видеозаписи концерта следует, что 23.03.2012 в указанном учреждении был организован и проведен музыкальный вечер, в программе которого в присутствии ответчика представлена премьера песни «Б» в исполнении истца. Истец был представлен аудитории как автор музыки, а ответчик — как автор слов песни.

По делу также установлено, что ответчик заключил с НЦИС договор об управлении имущественными правами автора на коллективной основе и подал в центр заявление о регистрации произведения «Б», указав себя в качестве автора его текста, а истца — в качестве автора музыки (композитора).

После этого ответчик перезаключил с НЦИС договор об управлении имущественными правами на музыкальные произведения и в приложении № 1 к договору в перечне произведений, правообладателем которых он является, в отношении песни «Б» повторно указал автором музыки истца.

Исходя из объяснений истца и ответчика в 2013 г. ответчик передал истцу экземпляры их с исполнителем соглашений, по условиям которых истец, как автор музыки, и ответчик, как автор слов песни «Б», предоставили исполнителю разрешение на использование этого произведения.

Данные обстоятельства подтверждались исследованными в судебном заседании экземплярами указанных соглашений, которые были подписаны истцом и ответчиком в одностороннем порядке.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля В. указал, что в 2014 г. произведена фонограмма его исполнения песни «Б» в иной аранжировке; изготовлено на компакт-дисках несколько подарочных экземпляров этой фонограммы; на полиграфической обложке и самом диске в качестве автора музыки песни «Б» был указан истец, автором слов — ответчик. Впервые эту песню в 2012 г. ему напел и наиграл на гитаре ответчик.

Показания свидетеля В. в части изготовления в 2014 г. сингла песни «Б» в его исполнении с указанием авторства истца на музыку подтверждаются представленным в материалы дела скриншотом из сети Интернет, на котором изображен внешний вид диска и его обложки.

Суд также установил, что в перечне произведений к договору об управлении имущественными правами на музыкальные произведения ответчик изменил сведения в части указания автора му-зыки этого произведения, указав себя единолично как автора музыки и слов песни «Б».

В судебном заседании ответчик пояснил суду, что он совершил такие действия, поскольку ранее заблуждался относительно авторства истца на музыку этой песни.

Доводы ответчика о том, что он наиграл истцу на гитаре музыку к этой песне, а последний лишь осуществил ее нотную запись и создал свою аранжировку, а также о том, что музыка к стихам была создана им в соавторстве с исполнителем в 2014 г. и он заблуждался относительно авторства истца при регистрации песни в НЦИС, суд признал несостоятельными, поскольку они были опровергнуты иными доказательствами и ничем не подтверждены.

Факт создания в 2014 г. иной аранжировки созданного истцом музыкального произведения не опровергает авторство последнего на музыку песни «Б», так как в силу действующего законодательства аранжировки и другие переработки произведения относятся к производным произведениям.

Суд пришел к выводу, что истец своим творческим трудом создал музыку на стихи «Б» и выразил ее в объективной форме посредством осуществления звуковой записи музыки и слов песни в его исполнении, а также ее публичного исполнения на концертах. Таким образом, суд признал истца автором музыки музыкального произведения с текстом (песни) «Б».

Мнение автора:
Сложно комментировать данный спор, только оценивая факты и обозначая ценность для практики. Похоже, что в дело вмешались человеческие отношения. Иначе как объяснить замену автора в приложении к договору с НЦИС и последующее отрицание авторства? Всю подоплеку мы, конечно, не узнаем.
Порадовало то, что коллегия копнула достаточно глубоко: исследовала видеозаписи концертов, делала запросы, опрашивала свидетелей, причем приняла во внимание показания супруги истца.
Данное дело представляет практический интерес прежде всего с точки зрения доказывания авторства. Рекомендации авторам могут быть следующими:
— сохраняйте файлы не только на компьютерах, но и на внешних носителях;
— размещайте их в Интернете в свободном (или несвободном — в зависимости от цели) доступе;
— подписывайте и сохраняйте бумажные документы;
— окружите себя свидетелями вашей работы над произведением;
— помните о записях ваших публичных исполнений произведений или же публичных озвучиваний своего авторства (к примеру, напишите в соцсети о создании произведения).
Необходимо обратить внимание на то, что регистрация в НЦИС не является подтверждением авторства. Она может только удостоверить дату, на которую произведение уже существовало.
Любопытно, что согласно тексту решения суда истец исполнял на концертах песню целиком, то есть свою музыку и слова ответчика. Как установлено в п. 2 ст. 9 Закона Республики Беларусь от 17.05.2011 № 262-З «Об авторском праве и смежных правах» (далее — Закон), право на использование произведения в целом принадлежит соавторам совместно, если иное не предусмотрено договором между ними. Доходы от совместного использования произведения распределяются между всеми соавторами поровну, если иное не предусмотрено договором между ними.
Другими словами, соавторы договариваются о том, как они используют созданное произведение. Закон не дает права использовать произведение целиком одному из соавторов по своему усмотрению, без согласия других соавторов, если иное не определено соглашением между ними.
Если между истцом и ответчиком никаких договоренностей не было, то можно ли расценивать тот факт, что истец публично исполнял песню «Б» на концертах, как нарушение исключительного права ответчика, за нарушение которого ответчик может потребовать компенсацию в суде? Вполне вероятно.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ: Ольга Василец, практикующий юрист

Итоги проведенного анализа предложенных материалов дела не вызывают каких-либо претензий к участникам процесса, в том числе к суду. Действительно, доказательства авторства, предоставленные истцом, были скрупулезно исследованы судом. Ответчик, в свою очередь, в доказательство своей правоты не смог адекватно возразить истцу, в связи с чем решение выглядит законным и обоснованным.
Автор материала подробно остановилась на вопросе, как на этапе создания произведения озаботиться тем, какие меры предпринять авторам, чтобы на будущее всегда была возможность подтвердить свое авторство.
На наш взгляд, данное дело интересно еще и вот с какой стороны. Оно поднимает проблему того, какой небольшой процент людей в нашем обществе готов договариваться еще «на берегу» и юридически оформлять свои взаимоотношения на этапе начала сотрудничества. По своему многолетнему опыту работы с авторскими коллективами могу сказать, что в творческой среде этот процент стремится к нулю. Простой вопрос «Какой процент вашего творческого участия в создании произведения и каким образом вы планируете распределять гонорар от его использования?» многих вводит в тупик и даже приводит к конфликтам.
Поэтому хотелось бы остановиться на том, каким образом соавторы произведения могут его использовать, о чем важно договариваться заранее и как эти договоренности юридически оформлять.
Если взять за пример произведение песенного творчества, то, как правило, песня является результатом творческой деятельности нескольких авторов, композитора и автора текста. Каждая из частей такого произведения (музыкальная и текстовая) имеют самостоятельное значение, так как каждая из них может использоваться по отдельности.
В соответствии с п. 1 ст. 9 Закона авторское право на произведение, созданное совместным творческим трудом двух либо более лиц, принадлежит соавторам совместно, независимо от того, образует ли такое произведение неразрывное целое или состоит из частей, каждая из которых имеет самостоятельное значение.
Пункт 2 той же статьи Закона говорит о том, что право на использование произведения в целом принадлежит соавторам совместно. При этом каждый из соавторов вправе использовать созданную им часть произведения, имеющую самостоятельное значение, по своему усмотрению. По общему правилу доходы от совместного использования произведения распределяются между всеми соавторами поровну. Эти положения применимы, если между соавторами не заключен договор, предусматривающий иное.
Поэтому еще на этапе работы над созданием песни соавторам важно определиться с порядком использования произведения в целом и его частей (текстовой и музыкальной) и в каких пределах будет допустимо такое использование. Соавторы песни могут определить, кто из них будет называться автором музыки и автором текста. По договоренности сторон автором произведения может называться только один из авторов, а имя второго автора указываться не будет или будет указываться под псевдонимом. Если, например, в процессе написания музыки принимал участие в том числе автор текста (возможно, такая ситуация имела место в рассмотренном судебном деле), то стороны могут договориться, что композиторами называются оба соавтора. И это, в свою очередь, может повлиять на порядок распределения вознаграждения от использования песни. Но без договора больший процент вознаграждения соавтору музыки причитаться не будет.
Вот почему необходимо фиксировать все договоренности на бумаге в договоре между соавторами. Иначе в суде потом будет сложно доказывать, что между соавторами имелись иные договоренности.
Далее хотелось бы обратить внимание на еще один момент. Так как зачастую соавторы используют произведение совместно, то при заключении лицензионных договоров стороной по договору (лицензиаром) соавторы также будут выступать совместно. При наличии больших авторских коллективов либо при отсутствии кого-то из соавторов в поле досягаемости бывает очень проблематично собрать подписи всех соавторов на договоре. Заключив между собой договор, соавторы могут определить лицо из числа соавторов, так называемого руководителя авторского коллектива, и возложить на него обязанности по распоряжению авторскими правами от лица всех членов авторского коллектива. При этом стоит помнить, что такому лицу каждым из соавторов должна быть выдана нотариальная доверенность.
В заключение важно указать на то, что самостоятельное использование соавторами произведения целиком может создавать ситуацию, когда независимо друг от друга они передадут исключительную лицензию третьим лицам. А это может вызвать негативные последствия на рынке. Поэтому договор, заключаемый между соавторами, требует глубокой проработки и привлечения специалистов.


Последнее
по теме