Иные судебные споры

Нельзя назвать реальным ущербом простое нахождение средств у ответчика, если истец не доказал расходы для восстановления нарушенного права

Коллегия отказала во взыскании убытков, т.к. истцом не доказано, что сумма средств, уплаченная истцом ответчику и находящаяся у него, является реальным ущербом, т.е.  расходами, которые он произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права.

Дело № 103-30/2018/988А/1463К

Решением экономического суда г. Минска УП «К» (истец, дольщик) отказано в удовлетворении исковых требований к УП «З» (ответчик, заказчик) о взыскании 12 250 рублей убытков (апелляцией оставлено в силе).

В кассационной жалобе УП «К» указывает:

  • судебные инстанции пришли к ошибочному выводу об отсутствии оснований для отнесения прогнозируемых расходов истца к прямым убыткам, поскольку понятия прогнозируемых и недоказанных расходов различны;
  • поскольку предметом договора долевого строительства являлся объект недвижимости с индивидуально определенными характеристиками, который вследствие недобросовестных действий ответчика не поступил в собственность истца, выводы суда об отсутствии оснований для расчета убытков исходя из стоимости объекта-аналога по причине возможности взыскания иных сумм, изменения конъюнктуры рынка в различные периоды противоречат законодательству;
  • судебные инстанции необоснованно отказали в назначении по делу экспертизы с целью определения рыночной стоимости объекта-аналога для определения стоимости объекта именно в данной местности по конкретным характеристикам на момент рассмотрения дела, поскольку должны были соотнести данную стоимость с размером убытков, подлежащих возмещению ответчиком истцу, составляющих сумму оплаченных за объект денежных средств.

Коллегия отказала в удовлетворении требований. Судебные инстанции обоснованно посчитали, что истцом не доказано, что с учетом сложившихся взаимоотношений сторон по оплате в рамках договора долевого строительства и возможных последствий нахождения у ответчика оплаченных истцом по договору денежных средств сумма в размере 12 250 рублей является для истца реальным ущербом, т.е. расходами истца, которые он произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права.

Как следует из материалов дела, между УП «З» (заказчик, ответчик) и УП «К» (дольщик, истец) был заключен договор о долевом участии в строительстве № 10 от 22.03.2011, предметом которого являлась организация и обеспечение заказчиком строительства объекта «Застройка кварталов малоэтажных жилых домов в районе Цнянского водохранилища в г. Минске» со всеми обеспечивающими жизнедеятельность кварталов инженерными сетями, дорогами, благоустройством, по генплану и доли в построенном объекте (далее — договор).

Решением Мингорисполкома принята к сведению информация заказчика об утверждении акта приемки в эксплуатацию жилого дома 4-5. Постановлением апелляционной инстанции экономического суда Минской области установлен факт ничтожности расторжения договора на основании допущенных заказчиком нарушений процедуры расторжения договора.

Как следует из решения суда Советского района г. Минска, после направления заказчиком в адрес УП «К» уведомления о расторжении договора долевого строительства в одностороннем порядке с 13.05.2013 заказчик заключил договор создания объекта долевого строительства № 1 от 20.05.2013 с новым дольщиком — К. с теми же техническими характеристиками строящегося жилого дома, как и в договоре с истцом.

Вместе с тем, поскольку фактически УП «З» построен иной жилой дом (с иными техническими характеристиками — примеч. ред.) и иной стоимостью, внесенной К., в удовлетворении иска УП «К» о признании договора создания объекта долевого строительства между УП «З» и К. недействительным и применении последствий недействительности сделки судом Советского района города Минска было отказано.

РУП «М» 25.09.2015 произведена государственная регистрация капитального строения и возникновения на него права собственности К.

Со ссылкой на неисполнение застройщиком обязательств по договору УП «К» обратилось в суд с требованием о взыскании 12 250 рублей, составляющих часть убытков от суммы, эквивалентной 550 000 долларов США, рассчитанных как стоимость объекта недвижимости с характеристиками, сходными с непереданным по договору объектом в том же районе г. Минска.

Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований, суд первой инстанции на основании положений статей 14, 364, 386 ГК пришел к правильному выводу о том, что до разрешения сторонами вопроса о размере подлежащих возврату средств, с учетом возможных производных требований от оплаченной суммы, в силу их зачетного характера с убытками представленный истцом расчет убытков не может являться достаточным доказательством, подтверждающим как факт причинения истцу убытков, так и размер возможных убытков с учетом заявленной истцом цены иска — 12 250 рублей.

Кроме того, после получения от ответчика 27.05.2013 уплаченных по договору денежных средств 30.05.2013 истец ответчику данные денежные средства возвратил обратно как ошибочно перечисленные. После получения истцом внесенных ответчиком 04.07.2013 в депозит нотариальной конторы денежных средств в сумме 1 112 817 626 рублей (до деноминации) они были в очередной раз возвращены истцом ответчику 13.04.2015, а доказательств последующего возврата указанной суммы денежных средств ответчиком истцу не представлено.

Таким образом, судебные инстанции обоснованно посчитали, что истцом не доказано, что с учетом сложившихся взаимоотношений сторон по оплате в рамках договора долевого строительства и возможных последствий нахождения у ответчика оплаченных истцом по договору денежных средств сумма в размере 12 250 рублей в настоящее время является для истца реальным ущербом, т.е. расходами истца, которые он произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права.

Ссылки в кассационной жалобе на немотивированные выводы суда о том, что прогнозируемые расходы нельзя отнести к убыткам, и несогласие с выводами о том, что убытки нельзя рассчитывать исходя из объекта-аналога, являются необоснованными, поскольку положения статей 14 и 386 ГК применены судебными инстанциями правильно с учетом фактически сложившихся взаимоотношений сторон по денежным расчетам и неопределения последствий невозможности строительства для истца объекта, являющегося предметом договора, в силу строительства на этом же земельном участке другого объекта, для иного лица.

При этом правомерность заключенного договора купли-продажи между УП «З» и К., а также произведенной государственной регистрации возникновения права собственности К. на жилой дом подтверждена решением суда Советского района г. Минска от 01.07.2015, которым УП «К» отказано в удовлетворении иска о признании недействительным договора создания объекта долевого строительства от 20.05.2013 и применении последствий недействительности сделки, и решением суда Партизанского района г. Минска от 05.07.2016, которым УП «К» отказано в удовлетворении иска о признании недействительной государственной регистрации на вновь создаваемый объект недвижимого имущества.

Утверждения в кассационной жалобе о том, что примененная истцом методика расчета и обоснование суммы убытков являются правильными, нельзя признать обоснованными, поскольку с учетом невозможности исполнения договора долевого строительства в связи с завершением строительства иного объекта в 2014 году и изменения конъюнктуры рынка недвижимости за рассматриваемые периоды с учетом неоднократных перечислений денежных средств сторонами друг другу в 2013 и в 2015 году выводы судебных инстанций в данной части основаны на фактических обстоятельствах дела.

Комментарий редакции:

Для применения гражданско-правовой ответственности в форме взыскания убытков необходимо наличие причинно-следственной связи между противоправным поведением нарушителя и возникшими убытками. Из содержания дела, к сожалению, не ясно, в чем заключалось наличие у истца убытков. Во взыскании убытков было отказано, помимо прочего, в связи с отсутствием в действиях ответчика нарушения или невыполнения договора (похожее дело).

Последнее
по теме