Налоговые споры

Обжалование решения ИМНС о доначислении налогов: когда отсутствуют основания для уплаты налогов

Налоговым кодексом Республики Беларусь предусмотрена обязанность по отражению субъектом хозяйствования в соответствующей налоговой декларации факта прекращения деятельности. Вместе с тем непроставление в налоговой декларации соответствующей отметки может рассматриваться как допущенное плательщиком нарушение порядка заполнения этой декларации, а сам факт прекращения деятельности субъекта хозяйствования может подтверждаться иными доказательствами, в том числе и письмами, направленными в адрес ИМНС.

Дмитроченко Светлана

Адвокат

(Дело № 44-6/2019/994А/1175К)

Обстоятельства дела

Инспекцией Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь (далее — ИМНС) была проведена выездная внеплановая проверка ООО «Н» (далее — заявитель) по вопросам:

— соблюдения налогового законодательства за период с февраля 2014 г. по октябрь 2018 г.;

— соблюдения налогового обязательства заявителем по подоходному налогу за период с февраля 2014 г. по ноябрь 2018 г.;

— соблюдения налогового обязательства заявителем по налогу на доходы иностранных организаций, не осуществляющих деятельность в Республике Беларусь через постоянное представительство, за период с февраля 2014 г. по октябрь 2018 г.;

— соблюдения иного законодательства, входящего в компетенцию налоговых органов, за период с января 2015 г. по декабрь 2018 г.

По результатам проверки в отношении заявителя составлен акт от 28.12.2018, которым установлено нарушение заявителем порядка прекращения применения единого налога на вмененный доход от деятельности заявителя по оказанию услуг по обслуживанию и ремонту автотранспортных средств, что повлекло неуплату данного налога в бюджет.

Решением ИМНС от 15.02.2019 заявителю было доначислено 7 тыс. рублей, из которых налоги, сборы (пошлины) — 6 тыс. руб., пени — 1 тыс. руб.

Иных нарушений, влекущих доначисление платежей в бюджет, проверкой выявлено не было.

Заявитель с 2016 г. не осуществлял хозяйственную деятельность. Письмами, направленными в адрес ИМНС в январе 2016 г., январе 2017 г., январе и декабре 2018 г., заявитель уведомил ИМНС о прекращении деятельности. 

При этом заявителем с 2016 г. была прекращена подача налоговых деклараций в ИМНС и уплата единого налога.

Ссылаясь на то, что доначисленные заявителю единый налог и пеня не подлежат уплате ввиду неосуществления какой-либо хозяйственной деятельности с 01.01.2016, о чем налоговый орган был уведомлен, заявитель обратился в суд с требованием о признании решения ИМНС от 15.02.2019 недействительным.

Позиция истца

В доказательство своей позиции заявитель представил в суд:

— письма в адрес ИМНС о прекращении деятельности; 

— акт приема-передачи арендуемых площадей от 20.12.2015, свидетельствующий о прекращении арендных правоотношений;

— письмо арендодателя от 21.06.2019 о возврате заявителем площадей из аренды.

Позиция ИМНС

Налоговый орган указывал на то, что заявителем в установленном порядке не была исполнена возложенная на него НК обязанность по отражению в соответствующей налоговой декларации факта прекращения деятельности по оказанию услуг по обслуживанию и ремонту автотранспортных средств, в связи с чем он признается плательщиком единого налога на вмененный доход за январь — декабрь 2016 г., за январь — декабрь 2017 г., за январь — октябрь 2018 г.

При этом ИМНС ссылалась на то, что законодательство Республики Беларусь не предусматривает иного способа и порядка информирования плательщиком налогового органа о факте прекращения деятельности.

Выводы судов первой и апелляционной инстанций

Удовлетворяя заявленные требования и отменяя обжалуемое решение, экономический суд руководствовался ст. 2, 6, 325-1, 325-2 НК, п. 1 Декрета Президента Республики Беларусь от 23.11.2017 № 7 «О развитии предпринимательства» (далее — Декрет № 7), подп. 9.1 п. 9 Директивы Президента Республики Беларусь от 31.12.2010 № 4 «О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь» (далее — Директива № 4). 

Суд пришел к выводу о том, что ИМНС в данном случае не было доказано наличие условий, влекущих обязанность плательщика исчислять и уплачивать единый налог с вмененного дохода, так как установлены следующие факты:

— прекращения субъектом хозяйствования какой-либо деятельности на срок более 12 месяцев подряд;

— уведомления об этом налогового органа.

Давая оценку представленным доказательствам, суд обоснованно учитывал, что в данном случае имело место не просто временное приостановление субъектом хозяйствования своей деятельности по ремонту и обслуживанию автотранспорта, а был доказан именно факт отказа от ведения деятельности с 01.01.2016. Следовательно, само по себе непроставление плательщиком в налоговой декларации соответствующей отметки может рассматриваться как допущенное плательщиком нарушение порядка заполнения этой декларации. Однако это не свидетельствует о неосведомленности ИМНС о прекращении субъектом предпринимательской деятельности.

Решением экономического суда требования заявителя были удовлетворены: решение ИМНС от 15.02.2019 признано недействительным.

Постановлением апелляционной инстанции этого суда решение экономического суда первой инстанции оставлено без изменения.

Выводы суда кассационной инстанции

ИМНС обратилась с кассационной жалобой на указанные судебные постановления суда первой и апелляционной инстанций, в которой просила их отменить и направить дело на новое рассмотрение.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь с учетом фактических обстоятельств дела посчитала выводы судов нижестоящих инстанций обоснованными и соответствующими имеющимся доказательствам, а также нормам действующего законодательства.

Так, при применении в ходе рассмотрения дела норм НК суд первой и апелляционной инстанции правильно исходил из того, что объектом налогообложения единого налога на вмененный доход признается доход от оказания услуг по обслуживанию и ремонту. Прекращение применения организациями единого налога осуществляется в случае прекращения деятельности организации по оказанию услуг по обслуживанию и ремонту на период не менее 12 последовательных календарных месяцев и информирования налогового органа о прекращении своей деятельности путем отражения этого факта в налоговой декларации (расчете) по единому налогу на вмененный доход за налоговый период, в котором прекращена эта деятельность.

Факт прекращения заявителем хозяйственной деятельности с 01.01.2016 подтверждается:

— актом проверки от 28.12.2018, устанавливающим факт неосуществления предпринимательской деятельности и составленным самим налоговым органом;

— доказательствами, свидетельствующими о прекращении арендных правоотношений;

— отсутствием каких-либо доказательств наличия у данного юридического лица иного имущества, которое объективно могло быть использовано для целей его предпринимательской деятельности.

Таким образом, обжалованные судебные постановления приняты при правильном применении норм права, содержащиеся в них выводы не противоречат установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся доказательствам и в кассационной жалобе не опровергнуты, в связи с чем судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь не нашла оснований для их отмены.

Выводы автора:
При вынесении решения по данному спору судом применялась редакция НК, действовавшая в периоде, за который проводилась проверка ИМНС.
В новой редакции НК от 30.12.2018, действующей в настоящее время, нормы ст. 325-1 и 325-2 изложены в ст. 378380 и практически не претерпели изменений.
Так, в соответствии с подп. 3.1 п. 3 ст. 325-1 НК (в действовавшей в периоде проведения проверки ИМНС редакции) применение организациями единого налога прекращается с 1-го числа месяца, следующего за налоговым периодом, в котором прекращена деятельность организации по оказанию услуг по обслуживанию и ремонту на период не менее 12 последовательных календарных месяцев, следующих непосредственно за налоговым периодом, в котором прекращена деятельность организации по оказанию услуг по обслуживанию и ремонту.
Применение единого налога прекращается при условии отражения факта прекращения деятельности организации по оказанию услуг по обслуживанию и ремонту в налоговой декларации (расчете) по единому налогу на вмененный доход за налоговый период, в котором прекращена эта деятельность. Такое отражение не может быть произведено (изменено) позже установленного срока представления налоговой декларации (расчета) по единому налогу на вмененный доход за указанный налоговый период.
При этом последнее предложение ч. 2 подп. 3.1 п. 3 ст. 325-1 НК (в редакции от 17.07.2018) в настоящей редакции НК (от 30.12.2018), действовавшей в том числе во время рассмотрения дела и вынесения судебных постановлений, исключено.
В п. 1 Декрета № 7 определено, что взаимодействие государственных органов, их должностных лиц с юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями (далее, если не предусмотрено иное, — субъекты хозяйствования) основывается (в числе прочих) на следующих принципах:
— приоритетной направленности работы контролирующих (надзорных) органов на профилактику правонарушений, а не исключительно на привлечение к ответственности за совершенные субъектами хозяйствования нарушения;
— соразмерности наказания характеру совершенного субъектом хозяйствования правонарушения и наступившим в результате его совершения последствиям.
В подп. 9.1 п. 9 Директивы № 4 закреплено, что в случае неясности или нечеткости предписаний актов законодательства суды, другие государственные органы и иные государственные организации, должностные лица принимают решения в пользу субъектов предпринимательской деятельности и граждан.
Нельзя не отметить, что в последнее время ряд изменений в законодательстве Республики Беларусь, связанных с налогообложением, порядком проведения проверок государственными органами и в целом с развитием предпринимательской инициативы, призваны существенно облегчить ведение бизнеса в стране.
К таким изменениям, в частности, относятся принятие новой редакции НК, внесение изменений в Указ Президента Республики Беларусь от 16.10.2009 № 510 «О совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности в Республике Беларусь», принятие Декрета № 7, отмена Указа Президента Республики Беларусь от 23.10.2012 № 488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств».
Рассматриваемый случай (прецедент) свидетельствует о необходимости ухода от формальной логики при проведении проверок государственными органами субъектов хозяйствования и при принятии решений о привлечении их к ответственности за нарушения налогового и/или иного законодательства.
Суд сделал правильный вывод о том, что налоговый орган в целом был осведомлен о неосуществлении деятельности субъекта хозяйствования. При этом при одновременном подтверждении такого факта в акте проверки ИМНС все же отмечает, что субъектом хозяйствования формально не проставлена соответствующая отметка («галочка») в последней налоговой декларации о прекращении деятельности. Непроставление же отметки в налоговой декларации, по мнению налогового органа, повлекло доначисление налогов за проверяемый период.
Однако такое доначисление носит формальный характер, поскольку достоверно подтвержден факт неосуществления организацией хозяйственной деятельности. При таких обстоятельствах налоговому органу следовало рассмотреть вопрос о нарушении организацией порядка заполнения налоговой декларации, но не о доначислении налогов и пени за их неуплату.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ: Кирилл Раковчук, начальник юридического департамента компании «ШАТЕ-М ПЛЮС»

Согласно ст. 325-1 НК, действовавшей на момент рассмотрения спора, плательщиками единого налога на вмененный доход являются лица, обязанные начать применение единого налога в соответствии с п. 2 данной статьи и не прекратившие его применение в соответствии с п. 3 этой статьи.
Вместе с тем условия прекращения применения единого налога, указанные в п. 3 ст. 325-1 НК, четко предусматривали наличие в совокупности двух критериев: реального факта прекращения деятельности организации по оказанию услуг по обслуживанию и ремонту и дополнительно проставления отметки об этом в налоговой декларации.

Причем исходя из анализа остальных требований пунктов данной статьи, где подробно раскрывается, какие действия признаются фактом оказания услуг, основным условием обязанности применения или прекращения применения единого налога является факт реального осуществления или неосуществления деятельности плательщиком, а не формальное проставление отметки в декларации.
Налоговый орган необоснованно сделал ссылку на то, что законодательство Республики Беларусь не предусматривает иного способа и порядка информирования плательщиком налогового органа о факте прекращения деятельности.
Так, согласно требованиям Декрета Президента Республики Беларусь от 16.01.2009 № 1 «О государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования», действовавшим до 03.09.2017, основанием для ликвидации субъекта хозяйствования по решению регистрирующего органа было неосуществление предпринимательской деятельности в течение 12 месяцев подряд и ненаправление коммерческой организацией налоговому органу сообщения о причинах неосуществления такой деятельности.
В дальнейшем такая обязанность была отменена. Вместе с тем плательщик объективно посчитал необходимым уведомить налоговый орган о важном факте своей хозяйственной деятельности, а для налогового органа, осуществляющего контроль за плательщиками в части уплаты налогов, такая информация однозначно не является лишней.
Отметим, что экономические суды все чаще стали применять подп. 9.1 п. 9 Директивы № 4.
Благодаря применению судами данного пункта Директивы, а также п. 6 ст. 3 Общей части НК и п. 4 ст. 69 Закона Республики Беларусь от 17.07.2018 № 130-З «О нормативных правовых актах» субъекты нормотворческой инициативы или нормотворческие органы могут оперативно и эффективно устранять пробелы, противоречия норм права или нормативных правовых актов.
Полагаем, что если бы норма статьи Кодекса, регулирующая порядок прекращения применения единого налога, была изложена понятно и однозначно для всех сторон правоотношений, исключала разное толкование, то сотрудник налогового органа, осуществляющий проверочные действия, отразил бы в акте проверки реальные нарушения. А плательщик со своей стороны не оспаривал бы такие выводы контролирующего органа и не отвлекал судебные инстанции от рассмотрения более важных дел.

Последнее
по теме