Корпоративные споры

Отмена решения о распределении прибыли: возможно ли прекращение обязательства?

Лицо, вышедшее из состава участников общества с ограниченной ответственностью или общества с дополнительной ответственностью, может столк-нуться с ситуацией, когда органы управления этого общества (включая общее собрание в составе оставшихся участников) начинают принимать решения, которые так или иначе затрагивают его интересы, в том числе отменяют ранее принятые корпоративные решения, породившие обязательства общества перед таким лицом. Это приводит к тому, что такое лицо вынуждено обращаться в суд для защиты своих прав.


Толканица Никита
Толканица Никита

Ведущий юрист практики корпоративного и антимонопольного права юридической компании Revera

(Дело № 551-15Из/2020/268А/994К)

Обстоятельства дела

Гражданка Д. (истец) являлась участником ОДО «Т» (ответчик) до 01.03.2019. При этом ей принадлежала доля в уставном фонде ОДО «Т» в размере 15 %. На общем собрании участников ОДО «Т» 30.03.2018 было принято решение об утверждении годовой бухгалтерской отчетности (включая отчет о прибылях и убытках) за 2017 г., согласно которой у ответчика имелась нераспределенная прибыль.

В дальнейшем 10.07.2018 на общем собрании участников ОДО «Т» было принято решение о распределении части прибыли по итогам 2017 г. При этом выплата прибыли на карт-счет истца согласно указанному решению должна была быть произведена до 31.12.2019.

По состоянию на 01.03.2019 истцу была выплачена лишь часть прибыли, подлежащей распределению согласно принятому решению; истец в указанную дату подал ОДО «Т» заявление о выходе из состава участников. В дальнейшем 04.03.2019 общим собранием участников ОДО «Т» было принято решение об отмене решения от 10.07.2018 о распределении прибыли в связи с тяжелым материальным положением, большой кредиторской задолженностью, необходимостью выплат обязательств общества и нехваткой оборотных средств.

Позиция истца

Истец заявил иск о взыскании с ответчика остатка невыплаченной суммы прибыли, решение о распределении которой было принято 10.07.2018, а также процентов за пользование чужими денежными средствами.

Позиция ответчика 

Ответчик в ходе судебных заседаний просил полностью отказать истцу в удовлетворении его требований, ссылаясь на то, что на момент принятия решения 10.07.2018 стоимость чистых активов ОДО «Т» была меньше суммы распределенной прибыли. Соответственно, по мнению ответчика, общее собрание участников могло отменить свое решение в связи с тем, что в результате выплат стоимость чистых активов ОДО «Т» станет меньше суммы его уставного фонда и резервных фондов.

Выводы суда первой инстанции

Экономический суд первой инстанции, рассмотрев иск, удовлетворил его частично. Так, с ответчика в пользу истца была взыскана вся причитающаяся ему сумма распределенной прибыли и часть суммы процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 01.01.2020 по 28.07.2020, а также сумма судебных расходов.

Вместе с тем суд отказал в иске в части: небольшая часть суммы процентов за пользование чужими денежными средствами не подлежала выплате ответчиком в связи с тем, что на момент вынесения решения произошло уменьшение ставки рефинансирования Национального банка Республики Беларусь, что, в свою очередь, привело к уменьшению суммы процентов, рассчитанных истцом на момент подачи иска.

Выводы суда апелляционной инстанции

Суд апелляционной инстанции оставил апелляционную жалобу ответчика без удовлетворения, а решение суда первой инстанции — без изменения.

Выводы суда кассационной инстанции

При рассмотрении кассационной жалобы судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь пришла к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения жалобы ответчика.

В первую очередь суд отметил, что с момента принятия общим собранием участников ОДО «Т» решения о распределении прибыли у ответчика возникло обязательство по выплате соответствующей части прибыли истцу, а у истца — право требовать его исполнения, а также право требовать уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами в случае невыплаты распределенной прибыли.

При этом суд также отметил, что в соответствии с ч. 4 ст. 96 Закона Республики Беларусь от 09.12.1992 № 2020-XII «О хозяйственных обществах» (далее —Закон) при возникновении обстоятельств, препятствующих выплате прибыли, решение о распределении которой было принято, хозяйственное общество обязано произвести выплату после прекращения указанных обстоятельств, а не отменить ранее принятое решение. Отмена ранее принятого решения о распределении прибыли в связи с неблагоприятным финансовым положением общества противоречит указанной норме, а также ч. 3 ст. 96 Закона.

Суд также обратил внимание на то, что отмена решения о распределении прибыли нарушает права выбывшего участника Д., в том числе и по причине того, что решение общего собрания участников общества об отмене решения от 10.07.2018 принято в ином составе участников общества, без участия Д. При этом ответчик не обжаловал само решение от 10.07.2018 о распределении прибыли как принятое с нарушением требований законодательства.

Наконец, суд не принял во внимание представленный ответчиком расчет стоимости чистых активов по состоянию на 10.07.2018, составленный по форме, установленной в приложении 1 к Инструкции о порядке расчета стоимости чистых активов, утвержденной постановлением Министерства финансов Республики Беларусь от 11.06.2012 № 35. Согласно п. 2 указанной Инструкции расчет производится на основании данных бухгалтерского баланса, составляемого на 1 января, если иная периодичность не установлена законодательством. Исходя из  этого суд пришел к выводу, что в случае выплаты дивидендов стоимость чистых активов должна быть определена на основании данных бухгалтерского баланса по состоянию на дату принятия решения о распределении и выплате прибыли, то есть по состоянию на 10.07.2018. В свою очередь ответчик не смог представить бухгалтерский баланс на 10.07.2018, который бы свидетельствовал о том, что сумма распределяемой прибыли превышает стоимость чистых активов, как это указано в расчете. 

На основании всех этих фактов суд кассационной инстанции отказал в удовлетворении кассационной жалобы ответчика и оставил решения судов первой и апелляционной инстанций в силе.

Анализ спора:

Как следует из описанного дела, решение о распределении прибыли в хозяйственном обществе порождает обязательство, которое должно быть исполнено хозяйственным обществом. В свою очередь, исходя из положений гражданского законодательства отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, кроме случаев, установленных в том числе законодательством. В частности, согласно ч. 3 и 4 ст. 96 Закона общество с ограниченной ответственностью и общество с дополнительной ответственностью не вправе выплачивать прибыль (то есть не имеют право исполнить обязательство) в случае наступления обстоятельств, указанных в вышеназванной норме, в том числе если на момент принятия такого решения либо на момент выплаты прибыли стоимость чистых активов общества меньше суммы его уставного фонда и резервных фондов или станет меньше их суммы в результате такой выплаты. 

Однако указанные положения законодательства лишь откладывают исполнение во времени, но не прекращают обязательство. Только обжалование самого решения о распределении прибыли в суде может быть основанием для прекращения обязательств по такой выплате выбывшему участнику.

Экспертное мнение: Роман КАШИН, юрист-лицензиат

В основу рассматриваемого судебного спора были положены два вопроса — вправе ли хозяйственное общество отменить свое решение о распределении прибыли и являлось ли решение о распределении прибыли правомерным.
Представляется, что первый вопрос более важен, поскольку даже если решение было принято неправомерно, то в соответствии с ч. 4 ст. 96 Закона такое решение подлежит исполнению после прекращения обстоятельств, являющихся основанием его неправомерности. Автор правильно обратил внимание на то обстоятельство, что неправомерным такое решение может быть признано только судом. Однако считаем, что по смыслу ч. 4 ст. 96 Закона законодатель допускает исполнение решения, принятого с нарушением положений ч. 3 ст. 96 Закона, при условии прекращения в дальнейшем указанных обстоятельств, препятствующих исполнению решения.
Остается вопрос, как поступить в ситуации, если бы указанное решение было отменено судом в силу признания его противоречащим ч. 3 ст. 96 Закона. Представляется, что суд не должен был бы принять такое решение, поскольку в этом случае принятие нового решения о распределении прибыли стало бы невозможным ввиду выхода участника Д. из состава участников. И даже если бы в дальнейшем согласно ч. 4 ст. 96 Закона стоимость чистых активов увеличилась до требуемого уровня, участник Д. все равно не получил бы своей части прибыли. Но поскольку судом такое решение не принималось, следует исходить из реальных обстоятельств дела.
Даже если допустить, что ответчик (ОДО «Т») принял решение о распределении прибыли в ситуации, когда стоимость чистых активов общества стала бы меньше суммы его уставного фонда в результате выплаты причитающейся части прибыли истцу (участнику Д.), он все равно был обязан выплатить указанную часть прибыли после соответствующего увеличения стоимости чистых активов. Конечно, обстоятельства в дальнейшем могли складываться таким образом, что увеличения чистых активов могло и не произойти. Но это влияет лишь на наступление момента выплаты части прибыли участнику, но никак не на отмену обязательства выплаты.
Поэтому второй вопрос о правомерности принятия решения о распределении прибыли и его зависимости от величины чистых активов на тот момент не является определяющим в данном споре.
Тем не менее суды всех инстанций в соответствии со своей компетенцией исследовали все обстоятельства дела в совокупности и пришли к мнению, что даже этот факт ответчиком не доказан.
Также полагаем вторичным и то обстоятельство, что решение общего собрания об отмене предыдущего решения о распределении прибыли было принято иным составом участников. В данном случае важен сам факт неправомерности отмены такого решения в связи с противоречием его содержанию ч. 4 ст. 96 Закона.
Таким образом, на наш взгляд, позиции судов всех инстанций соответствуют фактическим обстоятельствам дела и принятые ими судебные постановления законны и обоснованны.

Последнее
по теме