Споры по договорам поставки (купли-продажи)

Пеня от цены неделимого договора, а не от отдельного обязательства

Если в договоре указано несколько связанных обязательств, но цена каждого не выделена, то при невыполнении одного из обязательств пеня начисляется на всю сумму (Дело № 62-19/2018/231 А, 232А/1386 К).

Постановлением апелляционной инстанции отказано в удовлетворении иска ЗАО «А» (поставщик по договору, заявитель кассационной жалобы) о признании не подлежащим исполнению приказа управления Министерства финансов Республики Беларусь о взыскании с него 273 690,94 белорусских рублей пени за ненадлежащее исполнение обязательств по договору.
Заявитель кассационной жалобы с таким постановлением не согласен и указывает на неправильное толкование судом апелляционной инстанции условий заключенного между ним и ГУ «Р» договора, неверное применение судом Порядка расчетов между юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями в Республике Беларусь, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 29 июня 2000 г. № 359. 
Коллегия отказала в удовлетворении требований, сославшись на то, что истец выполнил лишь часть принятых на себя обязательств, в частности по поставке оборудования, в то время как предметом договора являлось также его установка и монтаж. Также истец ссылался на отсутствие в договоре стоимости подлежащих выполнению работ по установке, монтажу и введению в эксплуатацию поставленного оборудования. Однако и этот довод был отклонен, т.к. стороны согласовали стоимость договора в целом, а не каждой из работ в отдельности.

«Как усматривается из материалов дела, предметом спора явилось требование ЗАО «А» о признании не подлежащим исполнению приказа управлению Министерства финансов Республики Беларусь о принудительном взыскании денежных средств, согласно которому с ЗАО «А» (истец, заявитель кассационной жалобы)взыскана пеня в сумме 273690,94 руб. за ненадлежащее исполнение обязательств по договору на приобретение и установку станции непрерывного измерения содержания приоритетных загрязняющих веществ в атмосферном воздухе (далее — Оборудование), заключенному между ЗАО «А» (поставщиком) и ГУ «Р» (в дальнейшем — Белгидромет).

Названный приказ издан по результатам рассмотрения письменного обращения Белгидромета в управление Министерства финансов Республики Беларусь на основании статей 104, 134, 135, 145, 146 Бюджетного кодекса Республики Беларусь (далее — БК), пункта 9 Порядка расчетов, пунктов 38–40 Инструкции о порядке оплаты бюджетных обязательств, принятых получателями бюджетных средств, и обязательств, принятых получателями средств бюджета государственного внебюджетного фонда социальной защиты населения Республики Беларусь от 29.06.2000 № 66.

Придя в ходе рассмотрения дела к выводу о том, что предварительная оплата истцу ни за поставляемый товар, ни за выполняемые работы (услуги) по договору не производилась, суд первой инстанции не усмотрел оснований для обращения Белгидромета к управлению Министерства финансов Республики Беларусь за взысканием с ЗАО «А» 273 690,94 белорусских рублей пени в доход республиканского бюджета и, как следствие, для взыскания указанной суммы пени по приказу.

Апелляционная инстанция экономического суда Минской области с выводами суда первой инстанции не согласилась.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь соглашается с указанными выводами суда апелляционной инстанций ввиду следующего.

С учетом указанной правовой нормы при оценке фактически сложившихся между истцом ЗАО «А» и ГУ «Р» отношений по исполнению договора, суд апелляционной инстанции правомерно исходил из того, что предметом указанного договора является поставка, установка и введение в действие Оборудования, представляющего собой технологический комплекс.

Принимая во внимание, что в соответствии с условиями Договора (п. 2.7) ЗАО «А» взяло на себя обязательства по поставке станции, ее установке и монтажу в срок до 25.09.2014 и что указанное обязательство истцом нарушено, судом апелляционной инстанции сделан правильный вывод о том, что ЗАО «А» исполнило лишь часть одного обязательства — по поставке технологического комплекса с программным обеспечением; поставка же последней части входящего в состав технологического комплекса оборудования на сумму 129 643,08 белорусских рублей была произведена за пределами согласованного срока —13.10.2014, что свидетельствует о нарушении ЗАО «А» принятых на себя обязательств.

В этой связи подлежат отклонению доводы заявителя кассационной жалобы о надлежащем исполнении им обязательства по поставке оборудования. При этом, как правильно указал суд апелляционной инстанции, в силу п. 3.5 Договора обязательство по поставке считается выполненным с даты подписания сторонами акта ввода в эксплуатацию, и до подписания акта ввода в эксплуатацию окончательный расчет за фактически поставленное оборудование по условиям пунктов 2.3 и 2.6 Договора производиться не должен был.

Факт получения ЗАО «А» по Договору денежных средств из бюджета в полном объеме до ввода станции в эксплуатацию при наличии в Договоре условия об окончательном расчете только после подписания акта ввода в эксплуатацию и акта сдачи-приемки выполненных работ был выявлен Комитетом государственного контроля Республики Беларусь в ходе проверки КУП «Т». Вследствие этого письмом № 08/01-3853 от 01.01.2017 «О принятии мер реагирования» Комитет государственного контроля Республики Беларусь предложил Министерству природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь рассмотреть вопрос о применении предусмотренной пунктом 9 Порядка расчетов ответственности в виде начисления пени на сумму 129 643,08 рублей, полученную ЗАО «А» по последней отгрузке части станции.

Ссылки ЗАО «А» на наличие просрочки кредитора как на обстоятельство, освобождающее от ответственности за нарушение обязательств по Договору, отклоняются судом кассационной инстанции по следующим основаниям.

Согласно пункту 3.1 Договора доставка технологического комплекса с программным обеспечением (или его частей) осуществляется транспортом и за счет средств Поставщика (ЗАО «А») на склад Заказчика (ГУ «Р») по адресу: г. Минск, проспект Независимости, 110а. Из имеющихся в материалах дела копий ТТН следует, что разгрузка товара осуществлена истцом именно по указанному адресу, который не является местом установки и монтажа оборудования. Вследствие этого, поставка истцом всего комплекта оборудования 13.10.2014 произведена с просрочкой, при этом в материалах дела отсутствуют и истцом не представлены доказательства, свидетельствующие об отказе Заказчика исполнить обязательство по принятию товара.

Из содержания пункта 5.1 Договора следует, что в обязанности Заказчика входило обеспечение площади и условия для установки технологического комплекса с программным обеспечением, согласно требованиям по условиям эксплуатации поставляемого технологического комплекса с программным обеспечением и техники безопасности. Пунктом 5.2.10 Договора стороны возложили на истца обязанность подготовить фундамент для установки павильона, обеспечить прокладку силовых кабелей, проводку телефонных и компьютерных коммуникаций, если потребуется, до места установки технологического комплекса с программным обеспечением.

В этой связи при оценке обстоятельств, связанных с наличием просрочки кредитора, не позволившей истцу исполнить обязательство по установке и вводу в эксплуатацию оборудования к установленному в Договоре сроку, следует исходить из того, что в материалах дела отсутствуют и истцом не представлены доказательства совершения ЗАО «А» действий, указанных в статье 672 ГК. При этом не может быть принята во внимание ссылка истца на направленное им в адрес Заказчика письмо № 09-43 от 24.09.2014, поскольку срок исполнения обязательства по поставке и установке (монтажу) станции истекал 25.09.2014, а к этому моменту поставка всего комплекса оборудования истцом осуществлена не была.

Подлежат отклонению также доводы заявителя кассационной жалобы относительно отсутствия в Договоре стоимости подлежащих выполнению работ по установке, монтажу и введению в эксплуатацию поставленного оборудования.

При оценке указанных доводов суд апелляционной инстанции учел, что договор был заключен по результатам проведенного КУП «Т» электронного аукциона. Согласно утвержденной 06.06.2014 заявке на проведение закупки в цену товара помимо стоимости самой станции также включены расходы на транспортировку, страхование, уплату таможенных пошлин, налогов, сборов и других платежей, доставку, монтаж, пуско-наладку, ввод в эксплуатацию, обучение персонала и методическое обеспечение.

В этой связи суд апелляционной инстанции обоснованно указал, что в пункте 2.1 Договора стороны определили не цену товара, а цену договора, которая в силу Договора является окончательной и не подлежит изменению в период его исполнения. В спецификации (приложение 1 к Договору) также указано на то, что цена установлена на приобретение и установку Оборудования.

В этой связи суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что по условиям Договора и с учетом осуществления истцом действий по вводу станции в эксплуатацию ЗАО «А» приняло на себя обязательство по выполнению всего комплекса работ по установке станции и согласилось на то, что стоимость подлежащих выполнению работ не выделялась отдельно, а была включена в общую цену Договора.

С учетом того, что ЗАО «А» не выполнило работы по установке и вводу в эксплуатацию Оборудования в установленный Договором срок (не позднее 25.09.2014), вывод об исполнении истцом принятых обязательств с просрочкой в 320 дней, что повлекло правомерное начисление пени в сумме 129 643,08 белорусских рублей, следует признать правильным».

Комментарий редакции:
К сожалению, из текста постановления не усматривается полная картина дела, в частности не ясно, был ли договор все же исполнен; почему в тексте постановления фигурируют два размера пени: 129 643,08 рублей и 273 690,94 рублей. В одном случае 129 643,08 фигурирует как стоимость оборудования, в другом — как размер пени. Можно только предполагать, что 129 643,08 — база для начисления, а 273 690,94 — фактически начисленная пеня.
В деле два важных вывода суда. Первый: если в договоре поставки предусмотрены обязательства по монтажу, пуску, наладке и иные аналогичные обязательства, а стоимость каждой из этих работ не выделена отдельно, то при отсутствии пуско-наладочных работ считается невыполненным весь договор; даже если в документах (например, ТТН) и отражена сумма поставленного имущества, ее не следует принимать в зачет исполнение обязательства.
Чтобы избежать случаев, приведенных выше, сторонам стоит четко оговаривать, что входит в ту или иную часть обязательства, а также устанавливать ее стоимость, срок выполнения и т.д.
Второй вывод: просрочка кредитора (в данном случае заказчика по подготовке площадки для монтажа) не освобождает должника от ответственности за неисполнение, если это неисполнение не находится в причинно-следственной связи с просрочкой кредитора (в рассматриваемом деле оборудование все равно не было бы поставлено в срок).

Теги: неустойкадоговор поставкиисполнение обязательств

Последнее
по теме