Корпоративные споры

Понуждение к заключению основного договора купли-продажи доли в обществе: проблемы предмета доказывания

В статье рассматривается судебный спор о понуждении общества с ограниченной ответственностью к заключению основного договора купли-продажи доли в уставном фонде общества на условиях предварительного договора. Данный спор интересен с точки зрения предмета доказывания, в том числе оценки (не)надлежащего предложения о заключении основного договора и понятия «уклонение от заключения договора», а также оснований для отказа в понуждении.

Павлюченко Анастасия

Адвокат

Филиппович Ксения

Помощник адвоката

Обстоятельства дела

Между обществом (далее — общество, покупатель, ответчик) и его участником (далее — участник, продавец, истец) заключен предварительный договор купли-продажи доли в обществе.

Согласно условиям предварительного договора участник продает принадлежащую ему долю в уставном фонде общества, а общество покупает отчуждаемую долю.

В предварительном договоре был предусмотрен срок заключения основного договора — не позднее 01.08.2018.

До заключения основного договора общество обязалось обеспечить выполнение всех формальностей и процедур, необходимых для заключения основного договора, а именно:

— обеспечить получение согласия третьих лиц на заключение основного договора (в частности, согласие банка);

— обеспечить принятие корпоративных решений и согласований, необходимых для заключения основного договора обществом и поручителями (в частности, согласие общего собрания участников общества на совершение крупной сделки).

В свою очередь, участник обязался оформить одобрение ряда ранее совершенных сделок по форме, составленной обществом.

По условиям предварительного договора в дату заключения основного договора должны быть последовательно выполнены такие действия:

1) общество предоставит участнику подтверждение выполнения и соблюдения вышеописанных формальностей и процедур, необходимых для заключения основного договора;

2) участник передаст обществу корпоративные одобрения в отношении ряда ранее совершенных сделок.

Стороны также согласовали в предварительном договоре, что они вправе изменить условия основного договора по сравнению с согласованными условиями предварительного договора или изменить структуру сделки по взаимному соглашению. Данное соглашение подразумевает, что неподписание основного договора сторонами в связи с изменением структуры заключаемой сделки не будет рассматриваться как нарушение обязательств по вступлению в сделку. При этом под изменением структуры сделки стороны понимали в первую очередь продажу акций в иной аффилированной компании вместо продажи доли в обществе с целью выхода участника из бизнеса.

После заключения предварительного договора стороны вели активные переговоры относительно реализации договоренностей, зафиксированных в нем, в том числе занимались подготовкой документов, получением необходимых согласований. В ходе переговоров стороны активно обсуждали и изменение структуры сделки.

В результате основной договор на условиях, согласованных в предварительном договоре, заключен не был; срок на его заключение (и на направление предложения о его заключении) истек.

Уже по истечении срока на заключение основного договора участник направил обществу требование о его заключении, а впоследствии обратился в суд с иском о понуждении общества к его заключению на основании ст. 399 ГК.

Обоснование позиции истца

В обоснование своей позиции истец ссылался на следующие обстоятельства:

1. Имело место надлежащее предложение о заключении основного договора.

Истец считал, что имело место надлежащее предложение о заключении основного договора в срок до 01.08.2018.

Так, согласно позиции истца обязательства, вытекающие из предварительного договора, прекращаются только в случае, когда интерес обеих сторон в заключении основного договора утрачен. При этом именно пассивные действия сторон (незаключение договора, ненаправление предложения), свидетельствующие об утрате интереса в заключении основного договора одновременно у обеих сторон, являются основанием для прекращения обязательств. При наличии намерения у одной стороны и уклонения у другой первая сторона имеет право на понуждение другой стороны к заключению основного договора.

Истец ссылался на переписку представителей сторон в подтверждение того, что участник выражал свое намерение заключить основной договор. В частности, участник ссылался на письмо его представителя, направленное по электронной почте представителю общества, которое содержало предложение «сконцентрироваться на завершении сделки на согласованных условиях в кратчайшие сроки», «назначить дату подписания основного договора» и иные схожие заявления.

Истец утверждал, что в ходе переговоров в приведенном и иных письмах он неоднократно выражал свое намерение заключить основной договор на условиях, согласованных в предварительном договоре, а общество, в свою очередь, навязывало ему заключение сделки на новых условиях, не согласованных ранее сторонами.

Таким образом, участник считал, что выраженное им в ходе переговоров намерение заключить основной договор является надлежащим предложением о заключении договора в понимании ст. 399 ГК.

2. Общество уклонялось от заключения основного договора.

Исходя из п. 5 ст. 399 ГК в случаях, когда сторона, заключившая предварительный договор, уклоняется от заключения основного договора, применяются положения, установленные для заключения договоров в обязательном порядке (п. 4 ст. 415 ГК).

Истец считал, что позиция общества в ходе переговоров, в том числе его предложения об изменении структуры сделки, изменении условий основного договора, намеренно затягивали процесс подписания основного договора, что являлось уклонением от его заключения.

Согласно позиции истца законодательство не предусматривает возможность заключения основного договора на условиях, отличных от условий, предусмотренных предварительным договором. В противном случае заключение договора на иных условиях является новым договором, не основанным на предварительном договоре.

Более того, в соответствии с предварительным договором стороны вправе изменить структуру сделки только по взаимному соглашению, однако общество не доказало факт достижения соглашения между сторонами относительно изменения структуры сделки.

Напротив, представители участника неоднократно ссылались на необходимость заключения договора на условиях, согласованных в предварительном договоре.

Таким образом, по мнению ответчика, предлагая участнику заключение сделки по иной структуре, общество уклонялось от заключения основного договора на согласованных в предварительном договоре условиях.

3. Невыполнение ряда условий предварительного договора не является препятствием для понуждения к заключению основного договора.

По мнению истца, тот факт, что стороны не выполнили предусмотренные предварительным договором обязательства, не означает невозможность понуждения общества к заключению основного договора.

Так, истец отмечал, что такие обязательства сторон, как предоставление обществом подтверждения соблюдения необходимых формальностей и процедур и предоставление участником корпоративных одобрений ряда сделок, должны быть исполнены последовательно в дату заключения основного договора.

Вместе с тем дату заключения основного договора стороны не согласовали, в связи с чем срок для исполнения этих обязательств не наступил. Следовательно, отсутствуют основания для утверждения о том, что участник нарушил какие-либо из обязательств, предусмотренных предварительным договором.

Относительно необходимости получить одобрение общего собрания участников на совершение крупной сделки и невозможности заключить основной договор без такого одобрения истец считал, что отсутствие решения общего собрания о заключении крупной сделки не влечет автоматическое признание такой сделки юридически порочной. Более того, поскольку участники общества, по мнению истца, принимали участие в переговорах относительно заключения предварительного договора, то предполагается их одобрение на заключение основного договора.

Следовательно, в соответствии с позицией истца невыполнение обязанностей общества и участника согласно предварительному договору не влечет невозможность понуждения общества к заключению основного договора.

Обоснование позиции ответчика

В обоснование своей позиции ответчик ссылался на следующие обстоятельства:

1. Истец нарушил срок для направления предложения о заключении основного договора.

Так, согласно п. 6 ст. 399 ГК обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекращаются, если до окончания срока, в который стороны должны заключить основной договор, он не будет заключен и ни одна из сторон не направит другой стороне предложение заключить этот договор.

При этом требование законодательства о пресекательном характере срока на направление предложения о заключении договора не является формальным, а направлено на обеспечение принципа свободы договора.

Так, стороны принимают на себя обязательство заключить договор на согласованных условиях, если в течение определенного предварительным договором срока от второй стороны поступит инициатива о его заключении. Иными словами, стороны предварительного договора не принимают на себя обязательства по заключению договора на предварительно согласованных условиях в течение неопределенного срока, так как это ставило бы под сомнение как стабильность гражданских отношений, так и свободу вступления в договорные отношения для сторон.

Стороны не заключили договор до 01.08.2018, участник соответствующее предложение в указанный срок не направил.

При этом необоснованными являются доводы истца о том, что заявления о намерении «сконцентрироваться на завершении сделки на согласованных условиях», сделанные в ходе переговорного процесса, могут быть квалифицированы как надлежащее предложение о заключении основного договора в понимании ст. 399 ГК.

В соответствующий период, в том числе и после направления рассматриваемых предложений, истец и общество вели активные переговоры по поводу структуры сделки и ее отдельных условий. В связи с этим в ходе переговоров стороны постоянно изменяли те или иные условия договора (например, изменялся состав имущества, передаваемого в залог, вносились изменения в проекты основного договора и сопутствующих сделке договоров).

В ходе переговоров у сторон отсутствовало единое представление об условиях предполагаемой сделки, в связи с чем предложение о заключении сделки должно было содержать указание на то, на каких именно существенных условиях (из находящихся в обсуждении вариантов) оферент предлагает заключить сделку.

Следовательно, поскольку надлежащее предложение о заключении основного договора не было направлено в срок, обязательство ответчика заключить основной договор прекратилось с 01.08.2018.

2. Ответчик не уклонялся от заключения основного договора.

Согласно позиции ответчика факт уклонения общества от заключения основного договора отсутствовал, поскольку в том числе из переписки сторон следует, что все участники переговорного процесса принимали активное участие в подготовке к его заключению и согласованию ряда его условий. В частности, представители общества запросили согласие банка на совершение сделки, направили запрос в налоговую инспекцию, совместно с представителями участника занимались подготовкой необходимых документов.

При этом предложения общества о согласовании новой структуры сделки не могут рассматриваться как уклонение от заключения основного договора, поскольку возможность изменения структуры сделки была предусмотрена сторонами в условиях предварительного договора.

Более того, из переписки сторон и протоколов встреч следует, что в результате переговоров стороны пришли к соглашению о необходимости проработки новой структуры сделки и начали работу по ее развитию и согласованию существенных условий.

Следовательно, общество не уклонялось от заключения основного договора, в связи с чем в соответствии со ст. 399 ГК понуждение его к заключению основного договора невозможно.

3. Невыполнение условий предварительного договора делает понуждение невозможным.

По мнению общества, понуждение к заключению основного договора в любом случае являлось невозможным, поскольку обе стороны не выполнили обязанности, которые являлись условиями заключения основного договора.

Во-первых, в обществе не были приняты необходимые решения и согласования. Поскольку основной договор является для общества крупной сделкой, общество обязано получить предварительное согласие общего собрания участников на совершение сделки.

Заявляя иск о понуждении, истец фактически просил суд подменить своим решением необходимые корпоративные процедуры, проигнорировав тем самым самостоятельную волю участников ответчика. Решение суда о понуждении к заключению договора само по себе является юридическим фактом, заменяющим собой собственно заключенный сторонами договор.

Заявления истца о том, что заключение основного договора в отсутствие решения общего собрания автоматически не означает его юридическую порочность, являются необоснованными, поскольку решение суда, исходя из целей деятельности и роли суда, не может порождать новые споры между сторонами.

Во-вторых, участник не предоставил обществу корпоративные одобрения ряда сделок, как это было предусмотрено предварительным договором, и, более того, обратился в суд с иском об оспаривании сделок, одобрение которых требовалось. Тем самым он грубо нарушил договоренности сторон и существенные условия предварительного договора, без соблюдения которых основной договор не может быть заключен.

В результате согласно позиции ответчика вынесение решения о понуждении к заключению основного договора невозможно, поскольку в таком случае основной договор будет считаться заключенным без выполнения обязательных условий его заключения, о которых стороны договорились при заключении предварительного договора, что приведет к существенному нарушению прав общества и его участников.

Решение суда

Суд первой инстанции согласился с позицией общества и отказал участнику в удовлетворении иска о понуждении общества к заключению основного договора. Решение поддержали также суды апелляционной и кассационной инстанций.

Суд первой инстанции, оценив доводы сторон относительно (не)надлежащего предложения о заключении основного договора в понимании ст. 399 ГК, пришел к выводу о том, что предложение, заявленное в рамках переговорного процесса, «не содержит явно выраженного требования заключить договор».

Суд апелляционной инстанции поддержал вывод суда первой инстанции, установив, что «согласно материалам дела переговорный процесс продолжался и после направления представителем апеллянта письма [на которое истец ссылается как на требование о заключении договора]».

Относительно наличия или отсутствия факта уклонения от заключения основного договора суд установил, что «самого факта незаключения основного договора недостаточно для понуждения к его заключению». Следовательно, уклонение от заключения основного договора квалифицировано судом как активные или пассивные действия, направленные непосредственно на отказ от заключения договора.

Из переписки сторон следует, что «явно выраженная воля сторон на заключение основного договора на условиях предварительного отсутствовала», поскольку стороны обсуждали возможность заключения договора на иных условиях.

При этом, по мнению суда, тот факт, что стороны совершали активные действия, направленные на заключение основного договора, «не может свидетельствовать об уклонении ответчика».

В отношении предложений общества об изменении структуры сделки суд апелляционной инстанции пришел к следующему выводу: «Сам факт вступления истца и ответчика в переговоры по обсуждению новых условий сделки свидетельствует о согласованности воли сторон на изменение условий основного договора. При этом действия сторон по изменению структуры сделки в силу условий предварительного договора не могут рассматриваться как уклонение от заключения основного договора».

В результате оценки аргументов сторон в части возможности или невозможности понуждения общества к заключению основного договора при условии невыполнения предусмотренных предварительным договором обязательств суды пришли к следующим выводам.

Во-первых, «суд не может по своей инициативе подменить высший орган управления общества и принять решение о заключении обществом крупной сделки, поскольку принятие таких решений в силу требований законодательства и устава общества отнесено к компетенции общего собрания».

Во-вторых, суд апелляционной инстанции установил, что «судебное решение не должно порождать новых судебных споров между сторонами».

Исследуя вопрос о неисполнении участником своих обязательств по предварительному договору, суд пришел к выводу, что этот факт также свидетельствует о том, что «у ответчика отсутствует обязательство заключить основной договор, а понуждение к его заключению невозможно, поскольку это прямо противоречит договоренностям сторон и нарушает права и интересы ответчика».

Таким образом, суд отказал истцу в удовлетворении требований о понуждении общества к заключению основного договора, поскольку:

— отсутствовало надлежащее и заявленное в срок предложение о заключении основного договора;

— общество не уклонялось от заключения основного договора;

— невыполнение сторонами обязательств, предусмотренных предварительным договором, является препятствием для понуждения к заключению основного договора.

Мнение авторов:
Рассмотренные в статье выводы позволяют обозначить следующие подходы судов к применению и толкованию норм о понуждении к заключению договора.
Прежде всего, основанием для понуждения к заключению основного договора может являться только уклонение второй стороны. Самого факта незаключения основного договора в согласованный срок недостаточно для констатации того, что имело место уклонение. Уклонение понимается судами как активные или пассивные действия, непосредственно направленные на отказ от заключения основного договора. В свою очередь, вступление стороны в переговоры относительно изменения некоторых условий соглашения в конкретной ситуации не было истолковано судами как уклонение.
Также практически значимым является толкование судами (не)надлежащего предложения о заключении основного договора. Сторона, считающая, что контрагент уклоняется от заключения основного договора, для защиты своих прав должна ясно и недвусмысленно выразить свое предложение (требование) о заключении основного договора на условиях, согласованных в предварительном договоре. При этом не считаются надлежащим предложением в понимании ст. 399 ГК такие заявления стороны, которые она сделала лишь в процессе переговорного процесса и впоследствии занимала и другую позицию относительно соглашения.
Кроме того, немаловажным является тот факт, что для понуждения к заключению основного договора необходимо, чтобы все отраженные в предварительном договоре предусловия были выполнены. Их невыполнение может стать основанием для отказа в понуждении.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ: Андрей Шимонович, адвокат Минской областной коллегии адвокатов, АБ «Сысуев, Бондарь и партнеры ЭсБиЭйч»

В соответствии с п. 1 ст. 399 ГК по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором.
Согласно п. 6 ст. 399 ГК обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекращаются, если до окончания срока, в который стороны должны заключить основной договор, он не будет заключен и ни одна из сторон не направит другой стороне предложение заключить этот договор.
Из буквального толкования указанной нормы следует, что для прекращения обязательств, предусмотренных предварительным договором, необходимо наличие в совокупности двух условий:
1) основной договор не заключен в установленный срок;
2) ни одна из сторон не направила другой стороне предложение о заключении основного договора.
Вместе с тем в описываемом случае в предмет доказывания входила оценка действий сторон c целью установления фактов совершения предложения о заключении основного договора. Соответственно, в случае совершения такого предложения можно утверждать, что обязательства, предусмотренные предварительным договором, не прекращены по основаниям п. 6 ст. 399 ГК.
Таким образом, в описываемой ситуации и стороны, и суды первой и апелляционной инстанций правильно, по нашему мнению, определили предмет доказывания по делу. Исходя из правоприменительной практики вопрос направления/ненаправления предложения о заключении основного договора, равно как и иные действия сторон, направленные на исполнение предварительного договора, являются основными моментами, на которые необходимо обращать внимание при обращении с такого рода исками в суд в ситуации, когда срок заключения основного договора согласно условиям предварительного договора истек.
С учетом изложенного рекомендуем всегда фиксировать предложение о заключении основного договора в письменном виде путем направления заказной почтовой корреспонденцией с описью вложения в адрес второй стороны. Это позволит значительно упростить предмет доказывания по делу и исключит необходимость представления косвенных доказательств о наличии такого предложения с возможным двояким их толкованием в случае возникновения судебного спора.
Оценить доводы относительно того, что невыполнение условий предварительного договора делает понуждение невозможным, без ознакомления с материалами дела затруднительно. Исходя из существующей правоприменительной практики возможно различное толкование условий предварительного договора и их влияния на возможность понуждения к заключению основного договора. Полагаем, что в рассматриваемом случае необходимо прямо указывать последствия невыполнения того либо иного условия предварительного договора.
В заключение отметим, что описанный в статье судебный спор имеет интерес с точки зрения предмета доказывания по делу и описывает риски, которые могут нести стороны при заключении предварительного договора.

Последнее
по теме