Споры с госорганами

Споры в области охраны труда: основные правила для работодателя

Не менее 65–70 % споров, связанных с нарушением требований законодательства об охране труда, ежегодно проигрывают наниматели. Такой же показатель фиксирует Верховный Суд по жалобам на действия государственных органов и иных юридических лиц. 

В статье на примере судебного кейса проанализируем ошибки работодателя при оспаривании решения надзорного органа, а также расскажем об основных правилах, которые помогут работодателю подготовиться к спору в сфере охраны труда.

Грубинова Екатерина

Директор ООО «РЕСОЛВА Диджитал»

Есть базовые вещи, которые знает (или должен знать) каждый начинающий юрист и каждый руководитель организации, которые сталкиваются с судебными спорами, в том числе спорами в области охраны труда. Первое правило — в суде нельзя вести себя пассивно. Сторона по делу должна в силу своего процессуального статуса управлять процессом: прилагать (ходатайствовать об истребовании) доказательства, давать пояснения, обосновывать свою позицию.

Второе правило — нельзя нарушать закон. Да, как бы банально это ни звучало. Наивно верить, что если нельзя, но очень хочется, то значит можно и что прилетит вдруг юрист в голубом вертолете и бесплатно выиграет суд. Все споры, связанные с нарушением требований законодательства об охране труда, условно можно поделить на две большие категории. Первая — «я знаю, что нельзя, но все равно не буду (покупать и выдавать работникам СИЗ, проводить инструктажи, направлять на проверку знаний по вопросам охраны труда и т.д.)». Вторая — «я прилагаю максимальные усилия для обеспечения безопасных условий труда, но что-то пошло не так». И, к сожалению, первая категория по объему рассматриваемых дел значительно преобладает.

Третье правило, которое позволит выиграть спор, — нельзя требовать от других больше, чем ты делаешь сам. Или, перефразируя, нельзя перекладывать всю вину на потерпевшего, если организация сама не выполняет свои обязанности по охране труда.

В качестве иллюстрации к данной статье можно обратиться к постановлению судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 29.12.2021 (дело № 157ЭАП2141).

Обстоятельства дела

При проведении специального расследования несчастного случая на производстве, приведшего к тяжелой производственной травме, который произошел с Н. — слесарем-ремонтником ООО «Э», Бобруйский межрайонный отдел Могилевского областного управления Департамента государственной инспекции труда (далее — Департамент, заявитель) вынес в адрес ООО «Э» (далее — заинтересованное лицо) предложение о приостановлении (запрете) эксплуатации с 20.08.2021 с 16.00 конвейера винтового линии прессования растительных отходов.

Основанием для вынесения предложения о приостановлении (запрете) деятельности указанного оборудования послужили выводы надзорного органа о нарушении требований пп. 171,175 Межотраслевых правил по охране труда при эксплуатации конвейерных, трубопроводных и других транспортных средств непрерывного действия, утвержденных постановлением Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь от 10.04.2007 № 54 (далее — Правила по охране труда), в том числе в связи с отсутствием ограждения в виде прочной решетки открытой части шнека конвейера, применяемого для транспортировки сыпучих материалов и блокировки, отключающей вал винта, когда одна из крышек конвейера снята (открыта).

ООО «Э» в своем письме выразило несогласие с приостановлением (запретом) деятельности конвейера винтового и необходимостью устранения выявленных нарушений при эксплуатации этого оборудования. В связи с этим Департамент обратился (в порядке главы 25-1 ХПК) в суд с заявлением о приостановлении (запрете) деятельности указанного оборудования до устранения выявленных нарушений.

Позиция заинтересованного лица

Возражая против удовлетворения поданного Департаментом заявления, ООО «Э» при рассмотрении дела указывало на то, что:

  • содержащиеся в пп. 171,175 Правил по охране труда предписания не могут распространяться на эксплуатируемое им оборудование с учетом его конструктивных особенностей и сферы применения; 
  • спорное оборудование разрабатывалось на основании конструкторской документации завода-изготовителя и полностью соответствует действующим нормам и требованиям ГОСТ 12.2.062-81; 
  • выполнение требований надзорного органа по установке дополнительного ограждения в виде прочной решетки над открытой частью шнека конвейера повлечет снижение производительности оборудования, нарушение его работоспособности и невозможность использования в соответствии с техническим назначением. 

Также заинтересованное лицо ссылалось на то, что высота расположения загрузочного бункера и высота ограждения стенки загрузочного бункера со стороны наблюдательной площадки исключает свободный доступ лиц, не связанных с обслуживанием конвейера, или случайное попадание работника внутрь бункера, в зону открытой части загрузочного отверстия конвейера, а также возможность случайного соприкосновения человека с опасным элементом (открытой частью шнека внутри бункера).

Решение суда первой инстанции

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении требований заявителя, пришел к выводу, что ООО «Э» обеспечило безопасность работников при работе шнекового конвейера путем установки неоткрывающегося защитного ограждения, установленного между смотровой площадкой и загрузочным лотком шнекового конвейера. 

При этом, отклоняя доводы заявителя о необходимости установления защитного ограждения непосредственно над открытой частью шнека, суд первой инстанции посчитал, что работники могут попасть в загрузочный лоток иными способами; тогда как на работодателя не возлагается обязанность по предотвращению полного доступа работников к опасному оборудованию, поскольку своими умышленными действиями, нарушающими технику безопасности, работник может преодолеть любые препятствия и получить доступ к опасным частям оборудования.

Решение суда апелляционной и кассационной инстанций 

Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя поданное Департаментом заявление, апелляционная инстанция, основываясь на установленных по делу фактических обстоятельствах, пришла к выводу, что ООО «Э» не выполнило требования пп. 171,175 Правил по охране труда и пп. 8, 12 ГОСТ 12.2.062-81. Вследствие этого при работающем конвейере слесарь-ремонтник ООО «Э» Н. имел свободный доступ к вращающимся частям шнека, что повлекло за собой тяжелую производственную травму — травматическую ампутацию стопы. 

При этом суд апелляционной инстанции не принял во внимание доводы ООО «Э» о нераспространении требований пп. 171,175 Правил по охране труда на конвейер шнековый стационарный КШ-320-250-6000, поскольку данные Правила (согласно пп. 1 и 2):

  • устанавливают государственные нормативные требования охраны труда при эксплуатации конвейерных, трубопроводных и других транспортных средств непрерывного действия, применяемых в технологических транспортных операциях как в составе единого технологического комплекса, линии и т.п., так и при их отдельном применении; 
  • содержащиеся в них требования охраны труда являются обязательными для исполнения работниками, юридическими лицами и занимающимися предпринимательской деятельностью физическими лицами, занятыми проектированием, производством, эксплуатацией, техническим обслуживанием, ремонтом и модернизацией транспортных средств непрерывного действия, и учитываются при разработке и применении технологических процессов, реконструкции, техническом перевооружении или создании новых производств с применением транспортных средств непрерывного действия.

Также суд апелляционной инстанции обоснованно указал на то, что конвейер шнековый стационарный КШ-320-250-6000 не включен в перечень оборудования, установленный п. 2 Правил по охране труда, на которое не распространяются содержащиеся в Правилах требования при эксплуатации конвейерных, трубопроводных и других транспортных средств непрерывного действия.

Не принимая во внимание доводы заинтересованного лица об отсутствии технической возможности установки прочной решетки в соответствии с пп. 171,175 Правил по охране труда (со ссылкой на то, что решетка будет являться преградой, препятствующей равномерной и непрерывной подаче груза), суд апелляционной инстанции учитывал назначение и область применения конвейера шнекового КШ-320-250-600, который предназначен для беспыльного отбора порошкообразных и мелкозернистых строительных материалов из бункеров, а также вяжущих веществ в комплексах смесительных установок. 

В этой связи суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что в случае эксплуатации конвейера заинтересованным лицом в соответствии с требованиями завода-изготовителя установка решеток и ограждений в соответствии с требованиями пп. 171,175 Правил по охране труда и пп. 8 и 12 ГОСТ 12.2.062-81 не может существенно повлиять на производительность шнекового конвейера.

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда Могилевской области решение суда первой инстанции отменено, требования заявителя удовлетворены – приостановлена (запрещена) деятельность конвейера шнекового линии прессования растительных отходов до устранения нарушений, указанных в предложении управления Департамента.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь поддержала выводы суда апелляционной инстанции.


Комментарий автора

Как требования заявителя, так и решение суда апелляционной инстанции, по нашему мнению, являются обоснованными и законными на основании следующего.

Имел место несчастный случай на производстве, приведший к тяжелой производственной травме. 

Причиной несчастного случая стало нарушение требований пп. 171,175 Правил по охране труда, выраженное в отсутствии:

  • ограждения в виде прочной решетки открытой части шнека конвейера, применяемого для транспортировки сыпучих материалов;
  • блокировки, отключающей вал винта, когда одна из крышек конвейера снята (открыта).

Организация допустила сразу несколько ошибок. Первая ошибка — неправильное применение норм материального права. Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь правильно установила, что:

  • Правила по охране труда (в том числе пп. 171,175) полностью распространяются на конвейер шнековый стационарный КШ-320-250-6000;
  • содержащиеся в Правилах по охране труда требования являются обязательными для исполнения всеми организациями, занятыми проектированием, производством, эксплуатацией, техническим обслуживанием, ремонтом и модернизацией транспортных средств непрерывного действия;
  • конвейер шнековый стационарный КШ-320-250-6000 не включен в перечень оборудования, установленный п. 2 Правил об охране труда, на которое не распространяются содержащиеся в Правилах требования при эксплуатации конвейерных, трубопроводных и других транспортных средств непрерывного действия.

Вторая ошибка — логическая. Как было установлено в ходе специального расследования несчастного случая на производстве, несмотря на конструкцию загрузочного бункера при работающем конвейере, работник имел свободный доступ к вращающимся частям шнека, что повлекло за собой тяжелую производственную травму — травматическую ампутацию стопы. 

Третья ошибка, допущенная организацией, тоже логическая, — безопасность конвейера, введенного в эксплуатацию с нарушением требований по охране труда, не подтверждается его безаварийной работой. Здесь, как говорится, не вопрос «если», а вопрос «когда». То, что с 2013 г. не было зарегистрировано несчастного случая при эксплуатации конвейера, скорее везение, чем закономерность. И уж тем более безопасность конвейера не может подтверждаться алкогольным опьянением потерпевшего.

Также интерес представляет позиция суда первой инстанции, который посчитал, что «на работодателя не возлагается обязанность по предотвращению полного доступа работников к опасному оборудованию, поскольку своими умышленными действиями, нарушающими технику безопасности, работник может преодолеть любые препятствия и получить доступ к опасным частям оборудования». Однако здесь, по нашему мнению, произошла подмена понятий: «предотвращение полного доступа» и «обязанность обеспечивать безопасность при эксплуатации оборудования, ведении технологических процессов» (абз. 2 ч. 1 ст. 17 Закона Республики Беларусь от 23.06.2008 № 356-З «Об охране труда»). Предотвращение полного доступа к оборудованию возможно только на так называемых заводах-автоматах. Но даже там существуют требования по охране труда, в том числе на случай выхода автоматики из строя.

Описанное же стремление человека «преодолеть любые препятствия и получить доступ к опасным частям оборудования» поименована в Правилах расследования и учета несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 15.01.2004 № 30, как грубая неосторожность потерпевшего (п. 14). Кроме того, организация не будет нести ответственность, если повреждение здоровья, смерть потерпевшего произошли вследствие установленного судом либо органом, ведущим административный процесс, противоправного деяния потерпевшего, совершенного умышленно, или умышленного причинения вреда своему здоровью. Но об этом можно говорить (выстраивать линию защиты в суде) исключительно в тех случаях, когда организация приняла все необходимые меры, обеспечивающие сохранение жизни, здоровья и работоспособности работающих в процессе трудовой деятельности.

***

В заключение отметим, что получивший широкое распространение в Европе, странах ЕАЭС ISO 45001, основанный на Концепции Vision Zero, позволяет организациям существенно снизить риски. Однако его внедрение требует от руководителей организаций не только наличия укомплектованного и исправного оборудования, но и полной перестройки бизнес-процессов, трансформации подходов к организации производства, переосмысления контекста организации, видения целей и задач.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ: Екатерина Мисник, специалист по охране труда

Как требования Департамента, так и решение суда апелляционной инстанции являются обоснованными и законными. Действие пп. 171,175 Правил по охране труда распространяется в том числе и на указанное в споре оборудование (конвейер шнековый). Выявленные нарушения требований законодательства об охране труда, а именно отсутствие ограждения в виде прочной решетки открытой части шнека конвейера, применяемого для транспортировки сыпучих материалов и блокировки, отключающей вал винта, когда одна из крышек конвейера снята (открыта), являются основанием для вынесения предложения о приостановлении (запрете) деятельности оборудования.
Если при проведении осмотра места происшествия несчастного случая на производстве государственным инспектором труда Департамента выявлены нарушения законодательства об охране труда, создающие угрозу жизни и здоровью работающих, то им в день выявления нарушения выносится предложение о приостановлении (запрете) деятельности субъекта (его цехов, производственных участков), объекта строительства, оборудования (далее — предложение о приостановлении деятельности) до устранения нарушений, послуживших основанием вручения (направления) такого предложения.
О принятом на основании предложения о приостановлении деятельности решении субъект информирует Департамент не позднее одного рабочего дня, следующего за днем получения такого предложения.
В случае принятия субъектом решения о нецелесообразности приостановления деятельности Департамент вправе обратиться в суд с заявлением об установлении такого приостановления. В данном случае ООО «Э» выразило несогласие с приостановлением деятельности конвейера винтового, в связи с чем Департамент и обратился в суд.

Последнее
по теме