Страховые споры

Суброгационные споры в области добровольного страхования: примеры из судебной практики

Страховщик, выплативший страховое возмещение, вправе потребовать выплаченную сумму у лица, ответственного за убытки. Однако при этом он должен доказать факт причинения убытков, причинно-следственную связь между действием либо бездействием указанного лица и возникшими убытками, а также их размер.

Белявский Сергей
Белявский Сергей

Директор юридической компании «Экономические споры»

Самойло Николай
Самойло Николай

Юрисконсульт юридической компании ООО «Экономические споры»

Судебные споры в области добровольного страхования можно условно разделить на следующие категории:

1) вытекающие из исков страховой компании к лицу, ответственному за причинение вреда в порядке суброгации;

2) вытекающие из исков к страховщику о взыскании страхового возмещения.

Остановимся более подробно на первой категории споров. Данные споры разрешались судами на основании: 

— ст. 833 ГК, устанавливающей, что условия, на которых заключается договор добровольного страхования, определяются в правилах соответствующего вида страхования, утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков и согласованных с органом, осуществляющим государственный надзор за страховой деятельностью;

ст. 933 ГК, предусматривающей, что вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя;

ст. 855 ГК, устанавливающей, что, если договором имущественного страхования и страхования ответственности не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. 

Справочно.
Суброгация — это переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба в пределах выплаченной им страхователю суммы. При этом к страховщику переходят права кредитора по отношению к должнику, ответственному за наступление страхового случая.

Страховая организация, признав событие страховым случаем, выплачивает выгодоприобретателю страховое возмещение и, в свою очередь, обращается к лицу, виновному в причинении вреда, за возмещением выплаченных сумм. В случае, если последний оспаривает свою вину либо размер страховых выплат, спор разрешается в суде. В таком случае страховщик должен доказать факт нарушения ответчиком возложенных на него обязанностей (совершение незаконных действий или бездействия), наличие причинно-следственной связи между допущенным нарушением и возникшими убытками, а также размер убытков. Отсутствие любого из указанных фактов служит основанием для отказа в удовлетворении иска.

Рассмотрим примеры из судебной практики.

В первом примере страховая организация доказала наличие вины ответчика в причинении ущерба застрахованному имуществу. 

Пример 1.

Собственник застраховал свой автомобиль по договору добровольного страхования.

В период действия договора произошло следующее: в ходе производства малярных и пескоструйных работ на строительном объекте было причинено повреждение автомобилю в виде набрызгивания на него мелких капель краски. Данный факт подтверждался документами и выводами компетентных органов (материалом проверки ГОВД).

Страховая компания признала событие страховым случаем и выплатила собст­веннику автомобиля страховое возмещение, а затем обратилась к генеральному подрядчику с иском о возмещении страховых выплат в порядке суброгации.

Генеральный подрядчик в суде иск отри­цал, ссылался на отсутствие доказательств в подтверждение факта причинения вреда страхователю на строительном объекте его работниками, а не третьими лицами. 

Рассмотрев дело, экономический суд удовлетворил иск, указав следующее.

Факты повреждения транспортных средств собственники автомобилей стали обнаруживать за несколько дней до появления уведомительных табличек о проведении работ на ограждении строительного объекта. В связи с этим владельцы автотранспорта парковали свои машины на небезопасном расстоянии от строительного объекта, что и повлекло причинение повреждений автомобилям в виде набрызгивания на них мелких капель краски из-за порывов ветра.

Доводы ответчика о том, что ущерб автомобилям истцов причинен не в результате проведения строительных работ и не при обстоятельствах, указанных истцом, суд отверг, поскольку объективных и достоверных доказательств в их подтверждение ответчиком не было представлено.

Поскольку было установлено, что работы по покраске металлоконструкций на объекте ответчика привели к причинению ущерба имуществу страхователя, то суд пришел к выводу о возложении обязанности по возмещению ущерба на генерального подрядчика (решение экономического суда Минской области от 12.04.2021 по делу № 156ЭИП21526).

Во втором примере страховщик не смог доказать такую вину.

Пример 2.

Заказчик (грузоотправитель) застраховал отправляемый им груз (троллейбусы) по договору добровольного страхования. 

Согласно международным товарно-транспортным накладным груз был принят к перевозке без оговорок, то есть не был поврежден в момент принятия.

Перевозчиком груз был доставлен грузополучателю и принят последним, однако спустя некоторое время грузополучателем было обнаружено повреждение стекол салона троллейбусов, о чем им был составлен акт.

Согласно п. 2 ст. 9 Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов (заключена в г. Женеве 19.05.1956) (далее — КДПГ) при отсутствии в накладной особых оговорок перевозчика считается, если не доказано обратное, что груз и его упаковка не были повреждены в момент принятия груза перевозчиком.

Страховая компания признала случай страховым и выплатила выгодоприобретателю страховое возмещение, после чего в порядке суброгации потребовала от экспедитора возместить ей указанную сумму. Согласно договору транспортной экспедиции экспедитор нес ответственность за сохранность груза с момента его принятия к перевозке до момента приемки грузополучателем, в том числе и за действия привлеченных к перевозке третьих лиц.

Поскольку экспедитор отказался возмещать страховые выплаты, страховая компания обратилась в суд.

Рассмотрев дело, экономический суд отказал в удовлетворении иска, указав следующее.

В суде было установлено, что троллейбусы были повреждены до их выгрузки с транспорта перевозчика, а причиной этому яв­ляется самопроизвольное разрушение стекол в результате брака. 

Согласно Правилам добровольного страхования грузов страховщика и п. 2 ст. 17 КДПГ не являются страховыми случаями утрата, гибель (уничтожение) или повреждение груза, произошедшие вследст­вие или при следующих обстоятельствах: отправление груза в поврежденном или изначально некачественном состоянии, а также влияние внутренних или поверхностных дефектов, царапин, сколов и иных неисправностей грузов.

Поскольку грузополучателем были подписаны документы, указывающие на самопроизвольное разрушение стекла салона при транспортировке троллейбусов в результате брака изготовителя комплектации, то суд пришел к выводу об отсутствии вины экспедитора и перевозчика в повреждении груза.

Кроме того, разбитое (разрушенное) стекло салона относится к видимому повреждению груза. Как установлено п. 1 ст. 30 КДПГ, если грузополучатель принимает доставленный груз, не проведя должной проверки состояния груза в присутствии перевозчика или не направив в адрес перевозчика оговорок с общим указанием фактов утраты или повреждения груза, в момент принятия груза, в случае очевидной утраты или повреждения, или в течение семи дней со дня доставки груза, не считая воскресенья и праздничных дней, в случае неочевидной утраты или повреждения, факт принятия доставки считается неопровержимым доказательством получения груза в состоянии, описанном в накладной.

Грузополучатель же не предъявил перевозчику никаких претензий при получении груза, заказчик перевозки о повреждении стекол не уведомлялся, что было признано дополнительным основанием для отказа в иске (постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 09.09.2019 по делу № 176-6/2020).

В спорах, вытекающих из страхования груза, подлежит доказыванию наличие вины перевозчика в повреждении либо утрате груза, в противном случае в выплате страхового возмещения может быть отказано.

В третьем примере страховщик доказал вину работников ответчика в повреждении застрахованного имущества, а оснований для освобождения последнего от ответственности суду представлено не было. 

Пример 3.

Собственник застраховал свое здание по договору добровольного страхования и сдал его в аренду. В ходе осуществления арендатором производственной деятельности произошел взрыв, в результате которого здание было разрушено. Страховщик выплатил страхователю страховое возмещение и в порядке суброгации потребовал у арендатора возмещения ущерба, а после отказа в удовлетворении требований обратился в суд.

Экономический суд, удовлетворяя исковые требования страховой компании, пришел к выводу о том, что лицом, ответственным за повреждение имущества (здания), в данном случае является арендатор.

В судебном заседании не оспаривалось, что повреждение здания произошло в результате взрыва продукта, изготавливаемого в ходе производственной деятельности арендатора. Это обстоятельство подтверждалось также материалами уголовного дела, установившими факты несоответствия организации производства работ, технологического процесса производства и технического регламента на производство действующим требованиям технических нормативных правовых актов и требованиям в области охраны труда и безопасности.

Доказательств наличия оснований для освобождения от ответственности арендатора суду представлено не было, поэтому, принимая во внимание предусмотренную законодательством ответственность нанимателя за действия своих работников, необеспечение необходимого и надлежащего контроля за процессом производства, суд возложил обязанность возмещения страховых выплат на арендатора (постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 09.10.2019 по делу № 82-2/2019/271А/1148К).

Подводя итог, необходимо повторить, что страховщик, выплативший страховое возмещение, может потребовать у лица, ответственного за убытки, возместить ему выплаченные суммы.


От редакции.

Заслуживает внимания еще один спор о взыскании суммы ущерба в связи с утратой груза, который был рассмотрен экономическим судом.

Обстоятельства дела. Иностранная частная организация «G», зарегистрированная в Литовской Республике (далее — заказчик), предъявила иск к частному унитарному транспортному предприятию «М», зарегистрированному в г. Барановичи (далее — перевозчик), о взыскании 101 990,74 евро, составляющих сумму ущерба в размере утраченного груза.

Согласно материалам дела спор между заказчиком и перевозчиком возник из договора перевозки грузов автомобильным транспортом в международном сообщении. При выполнении заявки в декабре 2018 г. перевозчик принял к перевозке груз (электроприборы) весом 6862,55 кг. Отправителем товара являлась частная организация «М» (Федеративная Республика Германия), получателем — фирма «T» (Республика Казахстан). В ходе выполнения перевозки на территории Республики Польша перевозимые электроприборы были похищены неизвестными лицами на сумму 107 840,82 евро. От получения оставшейся части перевозимой электроники грузополучатель отказался, в связи с чем груз был возвращен отправителю.

Заказчик направил в адрес перевозчика претензию с требованием о возмещении ущерба на сумму 114 869,82 евро. Требования заказчика были удовлетворены частично — на сумму 12 879,08 евро с удержанием безусловной франшизы в размере 501 евро. Указанная сумма была перечислена заказчику страховой организацией, в которой перевозчик застраховал свою гражданскую ответственность за гибель и (или) повреждение груза.

При определении размера выплаты страховщик руководствовался положениями КДПГ, а также Правилами страхования, в соответствии с которыми при полной или частичной утрате (повреждении) груза при перевозке без указания его стоимости в транспортной накладной размер возмещения ограничивается лимитом 8,33 СДР (специальных прав заимствования) за 1 кг недостающего веса брутто.

Невозмещенную стоимость утраченного груза в размере 101 990,74 евро, определенную как разницу между стоимостью похищенного груза и размером выплаты, произведенной страховой организацией, заказчик предъявил перевозчику в судебном порядке.

Решение суда. Решением экономического суда Брестской области требования заказчика удовлетворены частично на сумму 494,92 евро, во взыскании 101 495,82 евро ущерба суд отказал.

Определяя размер ущерба, суд руководствовался положениями ст. 17 КДПГ, в соответствии с которой перевозчик несет ответственность за полную или частичную утрату груза или за его повреждение, произошедшие в промежуток времени между принятием груза к перевозке и его доставкой, а также за задержку доставки.

В рассматриваемом споре доказательств наличия обстоятельств, исключающих ответственность перевозчика за утрату груза, суду не было представлено. Вместе с тем суд признал правомерными доводы перевозчика о наличии оснований для ограничения размера его ответственности. Исходя из положений ст. 23 КДПГ ущерб, понесенный в связи с полной или частичной утратой груза, размер подлежащей возмещению суммы определяется на основании стоимости груза в месте и в момент принятия его для перевозки. При этом размер возмещения не может превышать 8,33 расчетной единицы за килограмм недостающего веса брутто.

Суд указал, что возмещение в большем размере могло быть истребовано с перевозчика только в том случае, если бы по соглашению сторон перевозчику была установлена надбавка к провозной плате, а в CMR-накладной была указана стоимость груза. В рассматриваемом случае данные условия участниками спора не были соблюдены.

Оценивая приведенные заказчиком доводы о противоправных действиях перевозчика, суд установил, что материалы дела не содержат доказательств, подтверждающих наличие в действиях перевозчика признаков противоправных деяний либо приравненной к противоправному деянию халатности. В заявке заказчик не оговорил специальных требований к выполнению перевозки. В результате следственных действий на территории Республики Польша компетентным органом вина перевозчика в хищении груза не была установлена. Кроме того, о добросовестности действий перевозчика, по мнению суда, также свидетельствовало то, что перевозчик застраховал свою ответственность за утрату или повреждение груза.

Таким образом, суд пришел к выводу о том, что размер подлежащего возмещения в связи с утратой груза следует определять по правилам ст. 23 КДПГ. С учетом суммы, выплаченной страховщиком заказчику, суд взыскал с перевозчика сумму ущерба в размере 494,92 евро по курсу СДР и евро, установленному на дату вынесения решения.

В остальной части исковые требования не подлежали удовлетворению ввиду их необоснованности.

Судебное постановление оставлено без изменения постановлением апелляционной инстанции экономического суда Брестской области.

Последнее
по теме