Иные судебные споры

Условие о поддержании финансового показателя как основание для расторжения договора в судебном порядке

Исключение из кредитного договора условия об обязанности кредитополучателя поддерживать финансовый показатель на определенном уровне не является существенным изменением обстоятельств для расторжения договора ипотеки.

Дело № 156-2/2018/1118А/1525К

Коллегия отказала ООО «П» (заявитель, истец, залогодатель по договору ипотеки) в удовлетворении кассационной жалобы о расторжении договора ипотеки, заключенного с ОАО «Б» (ответчик, залогодержатель), которым обеспечивался кредит.

ООО «П» в жалобе указало, что им было дано согласие на заключение договора ипотеки после ознакомления с кредитным договором при наличии в нем обязательного условия о том, что ООО «М» (третье лицо, кредитополучатель) обязуется обеспечить поддержание показателя Debt Service Coverage Ratio (финансового показателя, характеризующего способность организации производить выплаты по взятым долгам) до конца срока действия договора на уровне не менее 1.

Заключением дополнительного соглашения к кредитному договору и исключением из его условий подпункта 7.5 без ведома и согласия ООО «П» стороны кредитного договора исключили обязанность кредитополучателя поддерживать свою способность делать выплаты по кредиту, что явно не соответствует интересам ООО «П» (залогодателя) и является существенным изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора ипотеки.

Коллегия отказала в удовлетворении жалобы о расторжении договора ипотеки. В силу ст. 289 ГК обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц). Статья 391 ГК предусматривает, что условия договора определяются по усмотрению сторон в порядке и пределах, предусмотренных законодательством.

Следовательно, кредитный договор и договор ипотеки, несмотря на акцессорный характер данных обязательств, являются самостоятельными сделками, каждая из которых заключается конкретными сторонами и на определенных в этих договорах условиях.

Исходя из принципа свободы договора, стороны в обоих обязательствах вправе самостоятельно определять их условия, а также по своему усмотрению изменять данные обязательства.

"

Из материалов дела усматривается, что между ОАО «Б» (ответчик, кредитодатель, залогодержатель) и ООО «М» (кредитополучатель) был заключен кредитный договор, в соответствии с пунктом 1.1 которого кредитодатель обязуется <...> предоставлять кредитополучателю денежные средства путем открытия кредитной линии с максимальным размером (лимитом) общей суммы предоставляемых денежных средств 1 713 400 долларов США.

В соответствии с кредитным договором в обеспечение исполнения своих обязательств кредитополучатель обязуется предоставить залог недвижимого имущества третьего лица – ООО «П» (заявитель жалобы, залогодатель), а именно: здание производственного корпуса <...>.

Подпунктом 7.5 кредитного договора установлена обязанность кредитополучателя обеспечить поддержание показателя Debt Service Coverage Ratio (финансовый показатель, характеризующий способность организации производить выплаты по взятым долговым обязательствам) на уровне не менее 1.

Между ООО «П» и ОАО «Б» заключен договор ипотеки, зарегистрированный в ЕГРНИ.

Дополнительным соглашением № 4 к кредитному договору, заключенным между ОАО «Б» и ООО «М», стороны внесли изменения в кредитный договор, в частности, исключив подпункт 7.5 (обязанность кредитополучателя обеспечить поддержание показателя Debt Service Coverage Ratio - прим. ред.).

Находя, что посредством внесения изменений в кредитный договор без ведома и согласия ООО «П» путем подписания дополнительного соглашения № 4 к кредитному договору и исключения подпункта 7.5 была исключена обязанность кредитополучателя поддерживать свою платежеспособность и делать выплаты по кредиту, что явно не соответствовало интересам залогодателя, и является существенным изменением обстоятельств, возникшим после заключения оспариваемого договора, ООО «П» обратилось с настоящим иском.

В силу ст. 289 ГК обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц).

Статья 391 ГК предусматривает, что условия договора определяются по усмотрению сторон в порядке и пределах, предусмотренных законодательством (статья 392).

Следовательно, кредитный договор и договор ипотеки, несмотря на акцессорный характер данных обязательств, являются самостоятельными сделками, каждая из которых заключается конкретными сторонами и на определенных в этих договорах условиях.

Законодательство не содержит конкретный перечень условий основного обязательства, которые должны быть указаны в договоре ипотеки, равно как не требует полной идентичности условий данных договоров.

Соответственно, исходя из принципа свободы договора, стороны в обоих обязательствах вправе самостоятельно определять их условия, а также по своему усмотрению изменять данные обязательства.

Исходя из вышеизложенного, доводы заявителя о необоснованном внесении изменений сторонами кредитного договора в данный договор посредством заключения дополнительного соглашения № 4 и исключением подпункта 7.5 без ведома и согласия ООО «П», судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь находит несостоятельными.

Согласно п. 2 ст. 1 Закона Республики Беларусь от 20.06.2008 № 345-З «Об ипотеке» в силу ипотеки кредитор по обязательству, обеспеченному ипотекой (залогодержатель), имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости переданного в ипотеку имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами.

Исходя из приведенных норм законодательства, судом сделан обоснованный вывод о том, что целью заключения договора ипотеки является обеспечение исполнения обязательства должником, в данном случае – кредитополучателем.

При этом в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательства последним кредитор имеет возможность обратить взыскание на предмет залога, о чем залогодателю известно непосредственно в момент заключения договора ипотеки, в связи с чем залогодатель обязан предвидеть возможность обращения взыскания кредитором на предмет ипотеки.

Анализ договора свидетельствует о том, что исключение из него подпункта 7.5  имело своим следствием утрату банком права на досрочное взыскание кредиторской задолженности в случае снижения значения спорного показателя менее 1, что не может быть признано неблагоприятным последствием для ООО “П”.

Существенность данного условия для вышеуказанного кредитного обязательства не вытекает ни из действующего законодательства, ни из позиций сторон, указывающих на отсутствие у них намерения придать ему статус существенного (статья 402 ГК), что подтверждается также последующим его исключением из договора по взаимному согласию.

Ссылка заявителя кассационной жалобы на существенность для него как для залогодателя наличия в кредитном договоре условия, предусмотренного подпунктом 7.5, ничем не подтверждена, правом на включение в договор ипотеки соответствующего отменительного условия он не воспользовался.

Поскольку доказательств того, что после заключения договора ипотеки наступило существенное изменение обстоятельств, из которых стороны договора исходили при его заключении, не предоставлено, а также не предоставлено доказательств наличия совокупности условий для расторжения договора судом, предусмотренных подпунктами 1 - 4 п. 2 ст. 421 ГК, то правомерными судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь считает выводы суда об отсутствии основании для расторжения договора ипотеки, заключенного между ООО “П” и ОАО “Б”.

Последнее
по теме