Споры с госорганами

Возобновление производства по вновь открывшимся обстоятельствам

Толочко Андрей

Адвокат Минской областной коллегии адвокатов

Шемет Дарья

юрист 

Ковалёв Станислав

Помощник юриста Arzinger Law Offices

Солопов Александр

Адвокат Arzinger Attorneys

В мартовском номере журнала была опубликована статья Ксении Жуковской «Возобновление производства по вновь открывшимся обстоятельствам: предоставляем разъяснение госоргана». В данной статье рассматривался судебный спор о признании недействительным решения УДФР КГК по акту внеплановой проверки о доначислении к уплате в бюджет налога на недвижимость и пени.

Решением суда ОДО «В» в удовлетворении исковых требований было отказано. По результатам проверки вынесенного решения в суде апелляционной и кассационной инстанции решение суда первой инстанции было оставлено без изменения.

Заместителем Председателя Верховного Суда Республики Беларусь было внесено представление о возобновлении дела по вновь открывшимся обстоятельствам, в связи с чем производство по делу было возобновлено.

Фактическим основанием для внесения представления послужил полученный на запрос Верховного Суда Республики Беларусь ответ Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь (далее — МНС), в котором было изложено мнение данного Министерства относительно особенностей применения плательщиками повышающих коэффициентов при исчислении налога на недвижимость в связи с направлением организациям-реципиентам спонсорской помощи.

УДФР КГК не согласилось с решением суда об отмене решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам и подало кассационную жалобу. Суд кассационной инстанции указал, что, поскольку позиция МНС по спорной ситуации не могла быть известна ни УДФР КГК, ни ОДО «В», ни суду при первоначальном рассмотрении дела и не могла быть учтена судебными инстанциями, но в то же время имеет значение для правильного рассмотрения дела, суд правильно возобновил производство по делу по вновь открывшимся обстоятельствам.

При оценке доводов УДФР КГК о нарушении процессуального права при возбуждении производства о возобновлении дела по вновь открывшимся обстоятельствам, представляющем собой ненаправление изначально представления в адрес УДФР КГК, суд кассационной инстанции указал, что это не повлекло нарушение процессуальных прав УДФР КГК. К такому выводу суд пришел исходя из того, что представление в адрес УДФР КГК было направлено судом первой инстанции. Кроме того, данное обстоятельство не является безусловным основанием для отмены обжалуемого решения суда первой инстанции.

После публикации статьи в адрес редакции поступили экспертные мнения.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ: Андрей Толочко, руководитель практики разрешения административных и корпоративных споров, адвокат адвокатского бюро «РЕВЕРА»; Дарья Шемет, юрист адвокатского бюро «РЕВЕРА»

Согласно абз. 2 ч. 2 ст. 319 ХПК одним из оснований для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам является выявление обстоятельств, опровергающих выводы хозяйственного суда по делу, которые не были и не могли быть известны заявителю и хозяйственному суду.
Таким образом, для возобновления производства по указанному основанию необходимо установить, что:
а) обстоятельство существовало на момент рассмотрения дела судом первой инстанции (п. 4 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 31.05.2007 № 10 «О применении Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь при пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам», далее — постановление Пленума № 10);
б) заявитель и суд не знали и не могли знать о существовании указанного обстоятельства.
Высший Хозяйственный Суд Республики Беларусь при рассмотрении кассационной жалобы по делу № 36-8/03/1382К в постановлении от 11.01.2006 указал, что, как следует из абз. 2 ч. 2 ст. 319 ХПК, вновь открывшиеся обстоятельства — это юридические факты, которые объективно существовали в период рассмотрения дела по существу.
В соответствии с фактами дела основанием для возобновления производства по вновь открывшимся обстоятельствам стало получение ответа МНС. В ответе была изложена позиция, противоположная позиции УДФР КГК, положенной в основу при разрешении дела судом первой инстанции.
Действительно, спорным является то, насколько разъяснение (ответ) государственного органа можно рассматривать как юридический акт, который, более того, не мог быть известен заявителю или суду на момент разрешения спора.
Однако направление представления о возобновлении производства по вновь открывшимся обстоятельствам стоит рассматривать как оперативное реагирование суда вышестоящей инстанции на судебное постановление, которое нарушает законные права одной из сторон по делу.
В указанном случае направление представления является единственным механизмом устранения нарушения прав и интересов юридического лица и обеспечения правосудия.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ: Александр СОЛОПОВ, адвокат Arzinger Attorneys; Станислав КОВАЛЁВ, помощник юриста Arzinger Law Offices 

Суд, рассматривающий экономические дела, определяет обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора или рассмотрения дела (предмета доказывания), согласно ст. 100 ХПК

Во-первых, следует определить, какая «сила» у разъяснения МНС.

Разъяснения по вопросам применения налогового законодательства находятся в компетенции Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь. Однако ответ госоргана, в том числе налогового, как правило, рассматривается лишь как мнение. 

Пример из практики.
В постановлении судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 01.07.2014 (дело № 23-5Б/2011/ 3А/24А/574К) суд решил, что письмо Министерства торговли Республики Беларусь является лишь мнением данного государственного органа по конкретному вопросу и не отнесено законодательством к основаниям, влекущим возобновление производства по делу по вновь открывшимся обстоятельствам.
В решении Конституционного Суда Республики Беларусь от 03.10.2019 № Р-1190/2019 «О правовом регулировании письменных разъяснений применения нормативных правовых актов» Конституционный Суд указал, что Закон Республики Беларусь от 17.07.2018 № 130-З «О нормативных правовых актах», предоставляя уполномоченным государственным органам (организациям) право при необходимости подготавливать письменные разъяснения применения нормативных правовых актов, не предусматривает положений о юридической силе и характере таких письменных разъяснений.
На основании изложенного можно заключить, что вмешиваться в деятельность суда по применению законодательства МНС в данном случае не может.

Во-вторых, является ли письмо МНС основанием для рассмотрения дела по вновь открывшимся обстоятельствам? 
Для ответа на данный вопрос необходимо разобраться, что означает слово «обстоятельства». Согласно словарю Ожегова «обстоятельства» — это условия, определяющие положение, существование кого-чего-нибудь.
В соответствии с абз. 2 ч. 2 ст. 319 ХПК основанием для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам являются обстоятельства, опровергающие выводы суда, рассматривающего экономические дела, по делу, которые не были и не могли быть известны заявителю и суду, рассматривающему экономические дела.
В силу п. 4 постановления Пленума № 10 при применении основания для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам, предусмотренного абз. 2 ч. 2 ст. 319 ХПК, следует иметь в виду, что судебное постановление не может быть пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам, если такие обстоятельства объективно не существовали при принятии этого постановления, а возникли после его принятия. Обстоятельства, возникшие после принятия судебного постановления, могут являться основанием для предъявления самостоятельного иска (заявления).
Таким образом, из ХПК и постановления Пленума № 10 можно сделать следующие выводы:
1) новые обстоятельства должны опровергать решение суда;
2) суд не должен был знать и не мог знать об этих обстоятельствах;
3) обстоятельства должны были существовать в момент принятия судом решения.
Учитывая данные выводы и возвращаясь к рассмотренному спору, ответим на следующие вопросы:
1. Опровергает ли письмо МНС решение суда?
Согласно материалам дела позиция МНС не согласуется с позицией УДФР КГК и, соответственно, опровергает решение суда.
2. Знал ли и мог ли знать суд об этих обстоятельствах?
В материалах дела указано, что позиция МНС по спорной ситуации не могла быть известна ни заявителю и заинтересованному лицу, ни суду при первоначальном рассмотрении дела и не могла быть учтена судебными инстанциями, но в то же время имеет значение для правильного рассмотрения дела.
Если проанализировать хронологию событий, то действительно позиция МНС, полученная 06.02.2019, не была и не могла быть известна суду первой инстанции, принявшему решение от 24.10.2018.
3. Существовали ли обстоятельства в момент принятия судом решения?
Исходя из хронологии событий во время рассмотрения дела судом первой инстанции разъяснение еще не существовало, так как оно было получено лишь 06.02.2019.
Как указывалось выше, под обстоятельствами понимаются юридические факты. Следовательно, разъяснение законодательства в письме МНС не соотносится с этим термином. Однако обсуждаемое дело показывает, что при стечении определенных обстоятельств разъяснение государственного органа может быть юридическим фактом. Поэтому данное дело можно считать исключением, результатом которого может стать новый подход в судебной практике.
В то же время отметим, что, по нашему мнению, при рассмотрении спора все же именно суд должен толковать и применять нормы законодательства.

Последнее
по теме