Исполнительное производство

Вправе ли судебный исполнитель давать предписание об исполнении судебного постановления в определенный срок?

Нормами Инструкции по исполнительному производству определено, что в случае неисполнения должником требований исполнительного документа, выданного на основании решения неимущественного характера, судебный исполнитель вручает (направляет) должнику предписание о необходимости исполнить указанные в исполнительном документе требования в установленный судебным исполнителем срок. Не противоречит ли п. 237 Инструкции норме ч. 1 ст. 197 ХПК в части возможности установления судебным исполнителем срока? Проанализируем данный вопрос на примере конкретного судебного кейса.

Скобелев Владимир

Кандидат юридических наук, заместитель декана по заочному обучению юридического факультета Белорусского государственного университета, арбитр Международного арбитражного суда при БелТПП

(Дело № 46-1сж/2019/1475А/69К)

Согласно ч. 1 ст. 197 ХПК при принятии решения, обязывающего ответчика выполнить определенные действия, не связанные со взысканием денежных средств или передачей имущества (далее — решение неимущественного характера), в резолютивной части решения экономический суд должен указать, в какой срок ответчику необходимо совершить соответствующие действия. С учетом положений ст. 276 ХПК (во второй инстанции дела рассматриваются по правилам, установленным для суда первой инстанции, за некоторыми изъятиями) норма ч. 1 ст. 197 ХПК относится и к суду апелляционной инстанции, если он выносит по делу новое решение.

Обстоятельства дела

ЗАО «И» предъявило в экономический суд г. Минска иск о понуждении ЗАО «Т» к выполнению работ по устранению недостатков находящегося в г. Минске жилого дома согласно проекту «Капитальный ремонт с частичной модернизацией жилого дома». Решением суда в иске было отказано. Однако суд второй инстанции своим постановлением от 10.04.2018 требования ЗАО «И» удовлетворил и обязал ЗАО «Т» выполнить соответствующие работы в срок не позднее 6 месяцев со дня принятия апелляционного постановления.

18.10.2018 в рамках данного дела экономическим судом г. Минска был выдан судебный приказ, на основании которого по заявлению ЗАО «И» судебный исполнитель отдела принудительного исполнения управления принудительного исполнения главного управления юстиции Мингорисполкома постановлением от 15.11.2018 возбудил исполнительное производство. 

В ходе неоднократных (21.03.2019 и 10.04.2019) выездов по месту нахождения жилого дома, нуждающегося в капитальном ремонте, судебным исполнителем было установлено, что должник к выполнению требуемых от него работ так и не приступил. В связи с этим 23.09.2019 судебный исполнитель направил в адрес ЗАО «Т» предписание, в котором потребовал осуществить работы по устранению недостатков жилого дома в срок не позднее 6 месяцев со дня вынесения предписания.

ЗАО «Т» обжаловало указанное предписание руководителю органа принудительного исполнения, но главный судебный исполнитель по г. Минску жалобу отклонил. Затем ЗАО «Т» подало жалобу на предписание судебного исполнителя в экономический суд г. Минска. Решением суда в удовлетворении жалобы было отказано, причем с позицией суда первой инстанции согласились также апелляционная и кассационная инстанции, в которых ЗАО «Т» оспаривало правильность судебного решения.

Позиция должника

Основной довод ЗАО «Т» при обращении как к руководителю органа принудительного исполнения, так и в суды сводился к тому, что при вынесении предписания от 23.09.2019 судебный исполнитель вышел за пределы предоставленных ему законодательством полномочий. А именно установил своим предписанием совершенно новый срок исполнения — срок, отличный от того, что был предусмотрен постановлением апелляционной инстанции от 10.04.2018.

Кроме того, ЗАО «Т» полагало, что судебный исполнитель нарушил порядок исполнения судебного приказа. Так, по смыслу ч. 2 ст. 114 Закона Республики Беларусь от 24.10.2016 № 439-З «Об исполнительном производстве» (далее — Закон) в случае установления факта неисполнения должником требований, содержащихся в исполнительном документе, судебным исполнителем должны быть незамедлительно приняты меры по привлечению должника к ответственности в соответствии с законодательными актами. Однако подобных мер судебным исполнителем принято не было.

Позиция взыскателя

По мнению представителей ЗАО «И», экономический суд г. Минска правильно разрешил жалобу, поданную ЗАО «Т» на предписание судебного исполнителя. Каких-либо нарушений норм материального или процессуального права, влекущих отмену судебных постановлений, судом первой инстанции не допущено. Поэтому оснований для удовлетворения апелляционной и кассационной жалоб ЗАО «Т» нет.

Постановления судебных инстанций

Судебные инстанции всех уровней исходили из того, что условия и порядок реализации исполнительных документов определяются Законом и Инструкцией по исполнительному производству, утвержденной постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь от 07.04.2017 № 67 (далее — Инструкция). Закон (ст. 114) обязывает судебного исполнителя проверять исполнение должником требований, содержащихся в исполнительном документе, а Инструкция (п. 237) предоставляет полномочие устанавливать срок исполнения указанных в исполнительном документе предписаний. Поэтому в данной части действия судебного исполнителя соответствовали законодательству.

Признали суды несостоятельным и довод ЗАО «Т» о нарушении порядка исполнения судебного приказа в части непривлечения судебным исполнителем должника к ответственности. На момент вынесения предписания от 23.09.2019 исполнительное производство окончено не было, судебным исполнителем продолжали осуществляться действия по принудительному исполнению. Как посчитали судебные инстанции, это не исключало возможности принятия в дальнейшем мер по привлечению должника к ответственности в соответствии с законодательными актами.


Выводы автора

Правила Закона. Положениями ст. 114 Закона установлен следующий порядок исполнения решений неимущественного характера. 

После возбуждения исполнительного производства по истечении срока для добровольного исполнения исполнительного документа, предоставленного должнику в соответствии со ст. 46 Закона, судебный исполнитель обязан проверить, исполнены ли должником требования, содержащиеся в исполнительном документе (ч. 1 ст. 114 Закона).

В случае неисполнения должником предусмотренных исполнительным документом требований судебный исполнитель принимает меры по привлечению должника к ответственности в соответствии с законодательными актами (ч. 2 ст. 114 Закона).

Если исполнительный документ не исполнен должником и после привлечения его к ответственности, судебный исполнитель предлагает взыскателю самостоятельно осуществить исполнение за счет должника (ч. 3 ст. 114 Закона).

В случае отказа взыскателя исполнить за счет должника требования, содержащиеся в исполнительном документе, исполнительный документ возвращается взыскателю в порядке, установленном ст. 53 Закона (ч. 4 ст. 114 Закона).

Правила Инструкции. Глава 35 Инструкции по сравнению со ст. 114 Закона содержит ряд новых положений, а именно: 

— проверять исполнение должником требований исполнительного документа судебный исполнитель обязан сразу же после возбуждения исполнительного производства, если исполнительный документ подлежит немедленному исполнению (п. 235 Инструкции);

— проведенная проверка должна завершаться составлением судебным исполнителем акта согласно приложению 65 к Инструкции (п. 236 Инструкции);

— при обнаружении по результатам проверки факта неисполнения требований исполнительного документа судебный исполнитель вручает (направляет) должнику предписание согласно приложению 112 к Инструкции о необходимости исполнить указанные в исполнительном документе требования в установленный судебным исполнителем срок (п. 237);

— судебный исполнитель составляет протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 24.10 КоАП, только в случае неисполнения требований исполнительного документа в установленный предписанием срок (ч. 1 п. 238 Инструкции);

— одновременно с составлением протокола судебный исполнитель предоставляет должнику повторный срок для исполнения требований исполнительного документа (ч. 1 п. 238 Инструкции);

— по истечении повторного срока судебный исполнитель обязан проверить выполнение должником требований исполнительного документа (ч. 2 п. 238 Инструкции);

— привлечение к ответственности не освобождает должника от обязанности исполнить требования исполнительного документа (ч. 3 п. 238 Инструкции);

— предложение взыскателю самостоятельно исполнить требования исполнительного документа за счет должника судебному исполнителю необходимо сделать в письменной форме (ч. 1 п. 239 Инструкции);

— расходы, которые взыскатель может понести при самостоятельном исполнении требований исполнительного документа, относятся к расходам по исполнению и подлежат взысканию (удержанию) с должника (ч. 2 п. 239 Инструкции);

— исполнительный документ возвращается взыскателю в порядке ст. 53 Закона не только при его прямом отказе исполнить требования исполнительного документа за счет должника, но и в случае непредставления судебному исполнителю ответа в установленный им срок (ч. 3 п. 239 Инструкции).

Противоречит ли Инструкция Закону? Норма абз. 1 подп. 6.35 п. 6 Положения о Министерстве юстиции Республики Беларусь, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 31.10.2001 № 1605, наделяет Министерство юстиции полномочием определять порядок ведения исполнительного производства. В рамках реализации данного полномочия Министерством юстиции была утверждена Инструкция. 

Основное назначение Инструкции заключается в дальнейшем развитии (конкретизации, детализации) положений Закона, поскольку без такого развития (конкретизации, детализации) многие положения Закона было бы очень сложно на практике применить. Полагаем, что предписания пп. 235–239 Инструкции именно развивают (детализируют, конкретизируют) нормы Закона, а не противоречат им, и в полной мере отвечают интересам сторон исполнительного производства.

В частности, правило п. 237 Инструкции, предоставляющее судебному исполнителю право устанавливать срок для реализации исполнительного документа, соответствует интересам должника, поскольку последний подлежит привлечению к ответственности за неисполнение судебного постановления не сразу после выявления факта неисполнения (как это вытекает из буквального смысла ч. 2 ст. 114 Закона), а только если судебное постановление не будет исполнено в установленный судебным исполнителем срок. Другими словами, правило п. 237 Инструкции позволяет дать должнику «второй шанс» на исполнение.

Интересам сторон исполнительного производства служит и правило ч. 1 п. 238 Инструкции о предоставлении должнику повторного (после привлечения к ответственности) срока для исполнения требований исполнительного документа, поскольку норма ч. 3 ст. 114 Закона таит в себе значительную неопределенность. Из ее содержания не вполне понятно, какой запас времени имеет должник после привлечения его к ответственности для исполнения судебного постановления и, соответственно, как скоро судебный исполнитель может предложить взыскателю осуществить исполнение самостоятельно за счет должника. 

Противоречит ли Инструкция ХПК? И ч. 1 ст. 197 ХПК, и п. 237, ч. 1 п. 238 Инструкции регулируют вопросы предоставления обязанной стороне спора (ответчику, который после возбуждения исполнительного производства приобретает статус должника) срока для исполнения судебного постановления. Однако срок, о котором идет речь в ч. 1 ст. 197 ХПК, и сроки, регламентированные п. 237, ч. 1 п. 238 Инструкции, существенно отличаются по своей природе, что не позволяет говорить о наличии противоречия между Инструкцией и ХПК.

Норма ч. 1 ст. 197 ХПК имеет в виду устанавливаемый судом срок для добровольного исполнения судебного постановления, то есть срок, в течение которого ответчик имеет возможность исполнить судебное постановление по своей доброй воле (самостоятельно), в отсутствие воздействия на него со стороны репрессивного аппарата государства в лице органов принудительного исполнения. Это значит, что в течение данного срока исполнительное производство против обязанной стороны спора не может быть возбуждено.

К сожалению, данный момент не получил четкого регулирования в Законе. Тем не менее полагаем, что при обращении взыскателя в орган принудительного исполнения за возбуждением исполнительного производства до истечения установленного судом в соответствии с ч. 1 ст. 197 ХПК срока исполнительный документ должен быть возращен по аналогии с абз. 3 ч. 1 ст. 45 Закона (должнику предоставлены отсрочка или рассрочка исполнения судебного постановления и срок исполнения судебного постановления не наступил), поскольку отсрочка (рассрочка) исполнения по своей сути идентична регулируемому ч. 1 ст. 197 ХПК сроку.

Совсем иную природу имеют регламентированные п. 237, ч. 1 п. 238 Инструкции сроки. Данные сроки предоставляются обязанной стороне спора уже после возбуждения исполнительного производства, то есть в условиях воздействия на нее репрессивного аппарата государства. Фактически эти сроки являются одной из применяемых к должнику принудительных мер и имеют своей целью побуждение последнего к исполнению судебного постановления своими собственными действиями, поскольку характер предписаний судебного постановления таков, что их реализация третьими лицами (судебным исполнителем, взыскателем) может быть весьма затруднена и даже вообще невозможна.

Оценка действий судебного исполнителя. Таким образом, действия судебного исполнителя по направлению в адрес ЗАО «Т» предписания, в котором был установлен срок для реализации исполнительного документа, в полной мере соответствовали Закону и Инструкции. Поэтому жалобы ЗАО «Т», поданные руководителю органа принудительного исполнения и в суды, были правомерно отклонены. 

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ: Кирилл Раковчук, начальник юридического департамента компании «ШАТЕ-М ПЛЮС», победитель конкурса «Лучшие юридические департаменты Беларуси — 2015»

Исходя из известных обстоятельств дела по данному спору, на наш взгляд, необходимо согласиться с выводами апелляционной инстанции. Это вывод суда о том, что установленный судебным исполнителем срок в предписании — это срок для исполнения должником предпринимаемых исключительно судебным исполнителем мер в рамках возбужденного исполнительного производства, а не новый срок выполнения должником определенных действий, который может установить только суд в своем решении согласно требованиям ст. 197 ХПК.
Полагаем, что положения ст. 114 Закона не содержат ограничений по иным мерам, которые судебный исполнитель вправе принимать на стадии исполнительного производства в соответствии с иными требованиями этого же Закона и иных законодательных актов.
Так, на основании ст. 63 Закона судебный исполнитель при исполнении исполнительных документов имеет право совершать другие необходимые исполнительные действия, предусмотренные настоящим Законом и иными актами законодательства. А к иным актам законодательства относится и Инструкция.
В соответствии со ст. 9 Закона Республики Беларусь от 24.10.2016 № 440-З «О судебных исполнителях» судебный исполнитель при исполнении исполнительных документов имеет право в том числе:
— предъявлять законные требования сторонам и иным участникам исполнительного производства;
— требовать от должника и иных лиц совершения определенных действий, указанных в исполнительных документах либо направленных на их исполнение;
— выносить иные постановления и составлять иные документы по исполнению требований исполнительных документов.
Полагаем, что законодатель не устанавливал в ст. 114 Закона императивные правила. В противном случае он установил бы такие правила в отношении всех статей главы 10 Закона, которая имеет название «Исполнение исполнительного документа, не связанного со взысканием денежных средств».
Довод должника о несоблюдении судебным исполнителем действий в соответствии со ст. 114 Закона по исполнению исполнительного документа мог стать предметом отдельного разбирательства, так как в судебном заседании рассматривалась жалоба на конкретные действия судебного исполнителя — на вынесение предписания.
Мы согласны с автором статьи в том, что Инструкция дополняет положения Закона и не противоречит ему.

Последнее
по теме