Споры в сфере интеллектуальной собственности

Взыскание компенсации за нарушение авторских прав

В 2018 г. в производстве судебной коллегии по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь находилось 167 дел, из них 14 дел составили споры в области авторского права и смежных прав. В статье рассматривается судебный спор, в котором процитированное (без указания имени автора) в газете и на сайте четверостишие без получения разрешения и выплаты гонорара суд признал нарушением авторского права и обязал выплатить компенсацию.

Гучек Ольга

Бизнес-юрист, медиатор, специалист по рекламе

(Дело № 12-01/21-2019)

Обстоятельства дела

Истец П. обратился с заявлением в Верховный Суд Республики Беларусь за взысканием с редакционно-издательского учреждения «З» (далее — ответчик) компенсации в связи с нарушением исключительного права на воспроизведение и распространение произведения.

В исковом заявлении он указал, что 19.10.2018 во время мониторинга публикаций в СМИ, сети Интернет он ознакомился с публикациями, которые касаются его творчества. В частности, в газете «З» и на интернет-сайте размещен материал «У», в котором без разрешения истца, без указания автора произведения, использован отрывок из стихотворения «Б», автором которого является истец.

Позиция истца

По мнению истца, ответчик нарушил требования Закона Республики Беларусь от 17.05.2011 № 262-З «Об авторском праве и смежных правах» (далее — Закон), поскольку допустил воспроизведение и распространение в газете «З» и сообщение для всеобщего сведения посредством сети Интернет указанного произведения без согласия истца и без выплаты вознаграждения.

Истец просил взыскать компенсацию:

1) в связи с нарушением исключительного права на воспроизведение и распространение произведения — 10 базовых величин;

2) в связи с нарушением исключительного права на сообщение произведения для всеобщего сведения — 10 базовых величин.

Также истец просил взыскать судебные расходы по уплате госпошлины.

Позиция ответчика

Ответчик иск не оспаривал. Он указал, что материал под названием «У» подготовлен на основе письма читательницы, в котором она рассказывала (с приложением фото) о своем трехлетнем сыне А., знающем песню «Ц».

Ответчик полагал, что использованное четверостишие является результатом народного творчества и не имеет автора.

Позиция суда

Суд пришел к выводу, что ответчик нарушил исключительное право истца на объект авторского права, и взыскал компенсацию в размере 510 руб., а также возмещение расходов на госпошлину — 25 руб. 50 коп.

В обоснование своего решения суд указал на следующие обстоятельства.

Согласно ст. 980 ГК к объектам интеллектуальной собственности относятся, в частности, произведения науки, литературы и искусства.

Справочно.
В силу ч. 1 п. 1 ст. 982 ГК авторам результатов интеллектуальной деятельности принадлежат в отношении этих результатов личные неимущественные и имущественные права.

В соответствии с п. 1 ст. 983 ГК обладателю имущественных прав на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации принадлежит исключительное право правомерного использования этого объекта интеллектуальной собственности по своему усмотрению в любой форме и любым способом.

Использование другими лицами объектов интеллектуальной собственности, в отношении которых их правообладателю принадлежит исключительное право, допускается только с согласия правообладателя.

На основании п. 2 ст. 56 Закона в случае нарушения исключительного права на объект авторского права или смежных прав наряду с использованием способов защиты исключительных прав, предусмотренных ст. 989 ГК, автор или иной правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от 10 до 50 000 базовых величин, определяемом судом с учетом характера нарушения.

Справочно.
Компенсация взыскивается в случае доказанности факта нарушения исключительного права на объект авторского права или смежных прав. При этом автор или иной правообладатель освобождаются от доказывания размера причиненных этим нарушением убытков.

Установлено, что истец П. является автором и обладателем исключительного права на литературное произведение — стихотворение «Б», состоящее из двух четверостиший. Произведение было впервые обнародовано в 1993 г. в книге «Д», изданной РУП  «Ю». Эта книга исследована в ходе судебного разбирательства. На четвертой странице книги воспроизведено произведение «Б», о правомерности использования части которого возник спор.

Минским горисполкомом в Единый государственный регистр юридических лиц и индивидуальных предпринимателей внесена запись о государственной регистрации ответчика, который является государственной некоммерческой организацией, созданной для осуществления социально-культурных функций через выпуск средств массовой информации.

Согласно свидетельству о государственной регистрации средства массовой информации ответчик является редакцией печатного издания — газеты «З», которая Министерством информации Республики Беларусь зарегистрирована и перерегистрирована в качестве СМИ с периодичностью выхода 5 раз в неделю и предполагаемой территорией распространения — Республика Беларусь, все страны мира.

Из объяснений ответчика следовало, что он является в сети Интернет администратором доменного имени .by и на  сайте под этим доменным именем был размещен материал под названием «У».

Суд установил, что на 8-й странице газеты «З» и на интернет-сайте .by размещен материал под названием «У» рядом с фотографией малолетнего ребенка. В указанном материале приведено письмо читательницы, в котором она рассказывает о сыне А., который уже знает песню «Ц». Автор текста четверостишия не указан. Статья сопровождена обращением редакции к читателям газеты (мамам, папам, бабушкам и дедушкам) с предложением направлять редакции фото (с небольшим рассказом) своих детей, внуков и правнуков.

Вышеуказанные обстоятельства подтверждаются: объяснением ответчика, экземпляром газеты «З», скриншотом интернет-страницы .by.

Суд пришел к выводу, что, издав и распространив газету «З», в материале которой под названием «У» воспроизведен отрывок из произведения П. «Б», а также распространив без согласия автора и выплаты ему вознаграждения для всеобщего сведения посредством сети Интернет вышеназванный материал, ответчик нарушил исключительное право истца на воспроизведение и распространение, а также сообщение для всеобщего сведения данного объекта авторского права.

Доказательств правомерного использования произведения указанными способами ответчик суду не представил.

Довод представителя ответчика С. о том, что ответчику не был известен автор спорного произведения, не является  в силу Закона основанием для освобождения от ответственности за незаконное использование произведения.

Мнение автора:
В спорах о нарушении исключительного права на объект авторского права суд устанавливает, действительно ли истцу принадлежит исключительное право на объект. В данном деле суд в качестве доказательства авторства и принадлежности исключительного права истцу П. принял вышедшую в 1993 г. книгу. Неясно, исследовался ли вопрос возможной передачи исключительного права автором издательству или иному лицу.
Истец не стал обращаться к нотариусу за нотариальным протоколом осмотра интернет-страницы, предоставив только скриншот, и этого оказалось достаточно. Вместе с признательными показаниями ответчика, его пояснениями о принадлежности доменного имени скриншот принят судом в качестве доказательства нарушения.
Что следовало сделать ответчику до публикации четверостишия?
Прежде всего, «погуглить» и выяснить, действительно ли стихотворение является произведением народного творчества или же имя автора известно.
Затем необходимо было выяснить, жив ли автор. Если автор умер, то нужно определить, какой срок прошел с даты его смерти. Напомним, что согласно п. 2 ст. 20 Закона исключительное право на произведение действует в течение жизни автора и 50 лет после его смерти. То есть, если прошло 50 лет после смерти автора, произведение переходит в общественное достояние и может свободно использоваться, без выплаты вознаграждения и без получения согласия. При этом должны соблюдаться личные неимущественные права авторов (например, указание имени автора при публикации).
Если произведение не перешло в общественное достояние, то следующий шаг — выяснить, кому принадлежит исключительное право на стихотворение. К примеру, автор мог уступить исключительное право издательству или исполнителю песни либо же предоставить издательству исключительную лицензию. В этом случае разрешение о публикации четверостишия в газете следовало получать у издательства.
Оформляются такие разрешения, как правило, лицензионным (либо авторским, как разновидностью лицензионного) договором.
На наш взгляд, в данном деле следовало обратить внимание на ст. 32 Закона, которая говорит о случаях свободного использования объектов авторского права.
В силу п. 1 ст. 32 Закона в определенных случаях допускается использование объектов авторского права без согласия их авторов или иных правообладателей и без выплаты вознаграждения за такое использование.
В частности, к таким случаям п. 2 ст. 32 Закона относит воспроизведение отрывков из правомерно обнародованных произведений (цитирование) в оригинале и переводе в исследовательских, образовательных, полемических, критических или информационных целях в том объеме, который оправдан целью цитирования.
По нашему мнению, ответчик, будучи издателем газеты, вправе цитировать произведения с учетом контекста тех материалов, которые он публикует. В частности, в рассмотренном деле материал рассказывал о ребенке, который в юном возрасте знает наизусть песню, а процитированное четверостишие приведено в информационных целях — проинформировать, о какой конкретно песне идет речь в статье, процитировав стихотворную часть.
В данной ситуации ответчик нарушил личное неимущественное право автора на имя — не указал имя автора стихотворения.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ: Ольга Василец, практикующий юрист

В приведенном деле налицо слабая подготовка ответчика и отсутствие тщательного изучения норм Закона Республики Беларусь от 17.05.2011 № 262-З «Об авторском праве и смежных правах» (далее — Закон), в частности норм, регулирующих случаи свободного использования произведений. В связи с этим ответчик не нашел, какими возражениями можно обосновать оспаривание иска. Заявления ответчика о том, что ему не был известен автор спорного произведения и стихотворение является предметом народного творчества, не могло привести к освобождению от ответственности за нарушение исключительного права.
А в основу возражений, как заметила автор материала, действительно можно было бы положить нормы ст. 32 Закона, устанавливающей случаи, в которых допускается использование объектов авторского права без согласия их авторов или иных правообладателей и без выплаты вознаграждения за такое использование. Полностью поддерживаем мысль о том, что в рассматриваемом случае можно вести речь о цитировании отрывка из стихотворения в целях информирования читателей, о каком именно произведении идет речь в заметке. Норма п. 2 ст. 32 Закона не содержит какого-либо ограниченного понимания информационной цели для выполнения условия цитирования.
Вместе с тем, конечно, использование отрывка из произведения без указания имени автора будет являться нарушением неимущественного права автора на имя.
Также хотелось бы обратить внимание на достаточно высокий размер взысканной компенсации на каждый случай нарушения. В общей сложности судом было взыскано с ответчика 20 базовых величин, что составляет 510 белорусских рублей. Если учесть, что произведение использовалось не целиком и не являлось основным объектом использования в опубликованной ответчиком заметке, такой размер компенсации выглядит несоизмеримым тому нарушению, наличие которого установил Верховный Суд. Статья 56 Закона устанавливает нижнюю границу компенсации за нарушение исключительного права в пределах от 10 базовых величин. И здесь следует обратить внимание, что проект Закона «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах» предусматривает снижение нижней границы компенсации за нарушение имущественных прав авторов в пределах от 1 базовой величины. Представляется, что принятие таких изменений в Закон убережет многих от авторского экстремизма.

Последнее
по теме