Иные судебные споры

В мартовском номере журнала была опубликована статья Сергея Матюка «Компенсация морального вреда: ответственность владельца источника повышенной опасности»

В данной статье рассматривался судебный спор о взыскании потерпевшим в дорожно-транспортном происшествии морального вреда с юридического лица — владельца источника повышенной опасности.

После публикации статьи в адрес редакции поступило экспертное мнение.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ: Павел Латышев, адвокат Минской областной юридической консультации № 2, магистр юридических наук

Проблема компенсации морального (да и материального) вреда, причиненного в результате ДТП, является на сегодняшний день достаточно острой. Это связано с самой сущностью морального вреда, разными подходами закона и правоприменительной практики к размерам компенсации морального вреда, субъектному составу и т.д.
Устоявшаяся на сегодняшний день правоприменительная практика указывает на то, что именно владелец источника повышенной опасности должен компенсировать вред (в том числе и моральный) пострадавшему в результате ДТП (ч. 2 п. 1 ст. 948 ГК, ч. 1 п. 10 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28.09.2000 № 7 «О практике применения судами законодательства, регулирующего компенсацию морального вреда»).
Частью 2 п. 1 ст. 948 ГК определен субъектный состав лиц, которые относятся к владельцам источника повышенной опасности. Так, обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности либо на ином законном основании, в том числе на праве аренды (за исключением аренды транспортного средства с экипажем (ст. 611), по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.
Как зачастую бывает в жизни, лицо, управляющее транспортным средством (водитель), в результате действий которого наступают негативные последствия в виде ДТП с тяжкими телесными повреждениями либо смертью, не является владельцем источника повышенной опасности. В итоге за его действия отвечает владелец автомобиля (физическое либо юридическое лицо).
Однако здесь необходимо отметить, что нормы права, регулирующие возмещение морального вреда, диспозитивны, а не императивны. Ни в одном из действующих нормативных правовых актов нет обязанности соответствующего потерпевшего предъявлять исковые требования к владельцу источника повышенной опасности, а не к лицу, непосредственно причинившему вред.
Часть 1 ст. 149 УПК предоставляет лицу, понесшему вред от преступления, право предъявлять гражданский иск к обвиняемому или к лицам, несущим материальную ответственность за его действия.
То есть норма ст. 149 УПК (а не норма ст. 948 ГК) предопределяет варианты заявления исковых требований и предоставляет возможность потерпевшему самому выбрать, к кому предъявлять гражданский иск — к обвиняемому в совершении преступления или к лицу, несущему материальную ответственность за его действия.
Также право на взыскание материальной компенсации морального вреда именно с обвиняемого — водителя источника повышенной опасности вытекает из положений ч. 3 ст. 44 УК, в которой указано, что осуждение лица, совершившего преступление, является основанием для взыскания с него как имущественного ущерба, дохода, полученного преступным путем, так и материального возмещения морального вреда.
Необходимо также отметить, что практически всегда общественно опасные действия именно обвиняемого (водителя) в совершении соответствующего преступления причиняют потерпевшему физические или нравственные страдания, а не действия владельца источника повышенной опасности.
По нашему мнению, именно обвиняемый водитель (даже если он и не является владельцем автомобиля) должен компенсировать тот моральный вред, который он причинил своими действиями.
До определенного момента (примерно до 2013–2014 гг.) правоприменительная практика шла по вышеназванному пути: потерпевшему предоставлялась возможность самому определять, к кому предъявлять иск — непосредственно к виновнику ДТП или к владельцу источника повышенной опасности.
Однако на сегодняшний день практика судов неумолима — если иск о возмещении морального вреда предъявляется непосредственно к виновнику ДТП, который не является владельцем источника повышенной опасности, то в иске отказывают. При этом следователи, когда разъясняют потерпевшим право на предъявление иска, в процессуальных документах указывают на возможность предъявления иска как непосредственно к обвиняемому (который не является владельцем источника повышенной опасности), так и к владельцу такого источника.
На наш взгляд, сложившаяся на сегодняшний день ситуация в части механизма компенсации вреда только с владельца источника повышенной опасности является неправильной. Потерпевшему должна быть предоставлена возможность выбора, с кого взыскивать имущественный и моральный вред, который ему причинен в результате ДТП, — непосредственно с виновника ДТП или с владельца источника повышенной опасности.
Что же делать владельцу источника повышенной опасности в случае, если он рублем отвечает за действия субъекта, которому предоставил соответствующее транспортное средство?
На этот вопрос отвечает ст. 950 ГК, в соответствии с п. 1 которой лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицом, управляющим транспортным средством, и т.п.), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не определен законодательством, или в порядке, им устанавливаемом.
Таким образом, если юридическое либо физическое лицо является владельцем источника повышенной опасности и возместило причиненный потерпевшему вред, данное лицо имеет полное право предъявить иск к непосредственному виновнику ДТП, который управлял ТС. К исковому заявлению в этом случае необходимо будет приложить документы, на основании которых выплачивался причиненный вред, а также документы, подтверждающие соответствующие выплаты.