Иные судебные споры

Взыскание неосновательного обогащения

Сысуев Тимур

Адвокат Минской областной специализированной юридической консультации «Судебная защита. Бизнес и хозяйство», доцент кафедры гражданского процесса и трудового права юридического факультета БГУ

В иске о взыскании неосновательного обогащения отказано, поскольку выполнение подрядчиком дополнительных объемов работ сочтено собственными расходами подрядчика, необходимыми для исполнения договора.

(Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 01.04.2021 по делу № 260-29/А/К)

Обстоятельства дела

На основании договора строительного подряда УП «Т» (подрядчик) выполняло для КУП «Ж» (заказчик) строительно-монтажные работы по капитальному ремонту жилого дома с источником финансирования — отчисления населения на капитальный ремонт.

Стоимость работ была определена по результатам открытого конкурса на основании цены предложения подрядчика (победителя торгов) как неизменная в твердой денежной сумме.

Одним из видов выполненных подрядчиком работ явилось утепление фасада, стоимость работ по которому была определена локальной сметой, предусматривающей выполнение ряда работ с использованием люлек двухместных электрических в объеме 1708,535 машино-часа.

Результат выполненных подрядчиком работ принимался заказчиком по подписанным сторонами актам формы С-2б (с расшифровкой актами формы С-2а) и оплачивался на основании справок о стоимости выполненных работ формы С-3а.

Подрядчик обратился в суд с иском о взыскании в качестве неосновательного обогащения 22 765,23 рубля разницы между стоимостью работ с использованием люлек, рассчитанной в соответствии с нормативными затратами для работы люльки по видам фактически выполненных строительных работ в ноябре 2019 г., и суммой, фактически оплаченной заказчиком согласно цене договора и сметы. Истец указывал на необоснованное занижение в смете и цене договора объема и стоимости использования люлек по сравнению с нормативами затрат по видам фактически выполненных работ. В частности, для выполнения предусмотренного договором объема работ требуется дополнительно 5753,486 машино-часа работы люлек и 61,95 человеко-часа.

Решением экономического суда г. Минска, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении исковых требований отказано.

Выводы судов

1. При заключении договора стороны согласовали неизменную договорную цену, определенную по результатам открытого конкурса на основании предложения подрядчика, сформировавшего цену договора. При этом согласно документации к открытому конкурсу в требованиях к формуле расчета цены предложения было указано о предоставлении локальных смет (разбивки), ведомости объемов работ и расхода ресурсов, графика платежей, графика строительства (производства работ).

До проведения торгов и в период после проведения конкурса, но до заключения договора подрядчик изучал ПСД и по ряду расценок направил заказчику свои замечания, включая необходимость добавления объема по эксплуатации люлек либо добавления расценок при устройстве утепления наружных стен. 

2. Доказательства по делу подтверждают, что подрядчик со стадии ознакомления с ПСД для участия в конкурсе, после подписания договора и непосредственно при выполнении работ, составлении первоначальных актов сдачи-приемки выполненных работ и предъявлении справок к оплате знал или должен был знать, использование какого объема люлек включает смета, а также о наличии разницы между объемом люлек по сравнению с нормативными затратами и согласился выполнять работы на условиях согласования неизменной договорной цены.

Указанные подрядчиком дополнительные 5753,486 машино-часа работы люлек и 61,95 человеко-часа являются затратами подрядчика, необходимыми для выполнения предусмотренных сметой работ по договору.

Оснований для применения к отношениям сторон норм о неосновательном обогащении не имеется, поскольку указанные подрядчиком дополнительные расходы по объемам использования люлек могли быть учтены подрядчиком при ознакомлении с ПСД и формировании своей цены конкурсного предложения. 

3. Подрядчик не приостановил работы и не отказался от исполнения договора на согласованных сторонами условиях о цене, зная об отказе заказчика подписывать акты на дополнительные работы и увеличивать цену договора. Тем самым подрядчик согласился с выполнением работ по неизменной цене.

Аналогичным образом оцениваются и действия подрядчика по подписанию уже после выполнения работ в ноябре 2019 г. дополнительного соглашения к договору об объемах и стоимости выполненных в 2019 г. и подлежащих выполнению в 2020 г. работ и об объемах финансирования.

4. Таким образом, совокупность установленных по делу обстоятельств с учетом оценки доказательств позволяет констатировать, что дополнительные затраты по выполнению работ, включенных подрядчиком в акт за ноябрь 2019 г. в объеме указанных подрядчиком человеко-часов и машино-часов, не являются для заказчика неосновательным обогащением.


Комментарий

Как указано в п. 4 постановления Президиума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 27.04.2011 № 30 «О некоторых вопросах применения хозяйственными судами положений Гражданского кодекса Республики Беларусь о неосновательном обогащении», исходя из смысла ст. 971, 972 ГК по требованиям о взыскании неосновательного обогащения истец должен доказать факт получения (сбережения) за его счет ответчиком имущества, а также отсутствие для этого установленных законодательством или сделкой оснований и размер неосновательного обогащения.

В силу п. 3 ст. 698 ГК и п. 12 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 19.09.2012 № 6 «О некоторых вопросах рассмотрения дел, возникающих из договоров строительного подряда» при разрешении споров, связанных с неоплатой выполненных подрядчиком работ, не предусмотренных согласованной сторонами при заключении договора сметой, на подрядчика возложены обязанности сообщить заказчику о необходимости проведения дополнительных работ и увеличения сметной стоимости строительства, а также приостановить соответствующие работы при неполучении от заказчика ответа на свое сообщение.

По данному делу суды пришли к выводу, что подрядчик имел возможность при формировании конкурсного предложения о цене работ определить объем работ, осознанно принял на себя обязанность выполнения определенного объема работ по твердой цене и в ходе выполнения работ не воспользовался правом инициировать пересмотр сметной стоимости в связи с необходимостью проведения дополнительных работ, не приостановил выполнение работ и не отказался от исполнения договора на условиях согласованной твердой цены.

Поэтому расходы по выполнению указанных подрядчиком работ расценены судами как собственные расходы подрядчика, связанные с исполнением договора.

Последнее
по теме