Как правильно выбрать способ защиты в суде?

Выбор способа защиты права зачастую осуществляется юристами по наитию. Возможно, этим объясняется значительное количество примеров в судебной практике, когда «неправильный» выбор способа защиты приводит к отказу в удовлетворении исковых требований. В то же время можно выделить ряд критериев, руководствуясь которыми можно проверить, подходит ли данный способ защиты права к имеющейся ситуации, и облегчить себе задачу выбора.

Николаева Ольга

Адвокат, партнер юридической фирмы «ВМП Власова, Михель и партнеры»

Для понимания важности правильного выбора способа защиты права следует отметить, что, хотя сам выбор является прерогативой истца, он может быть поддержан судом и квалифицирован как «правильный», только если действительно приведет к восстановлению нарушенного права или защите законного интереса и может быть использован в конкретном случае.

Справочно. 
Под способом защиты в данной статье будут пониматься материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых осуществляется восстановление нарушенных или оспариваемых прав. А результатом выбора является формулирование предмета иска как материально-правового требования, направленного на защиту истцом своих нарушенных прав и законных интересов.

Если истец избрал способ защиты права, не соответствующий нарушению и не обеспечивающий восстановление прав, его требования не могут быть удовлетворены.

И теория, и судебная практика утверждают, что способ защиты права должен соответствовать:

1) содержанию нарушенного права и спорного правоотношения (какое право было нарушено);

2) характеру нарушения (имело ли место нарушение или угроза нарушения, какое именно нарушение имело место, возможно ли восстановление права).

Данные подходы помогают сформулировать и критерии для выбора способа защиты:

— доступность;

— приемлемость; 

— целесообразность. 

Доступность

Способ защиты права соответствует критерию «доступность» в следующих случаях:

1) когда данный способ прямо предусмотрен в ст. 11 ГК;

2) либо когда данный способ предусмотрен иными актами законодательства. 

Правоприменительная практика избрания лицом иного способа защиты по сравнению с предусмотренными законами складывалась по-разному. Длительное время суды (как общие, так и специализированные) считали, что суд может защитить право лишь способом, предусмотренным законом. Еще совсем недавно эта позиция была господствующей в судебной практике и считалось, что перечень не является исчерпывающим только при наличии в законе нормы, в которой бы содержался другой способ защиты. В последнее время ситуация с перечнем способов защиты принципиально изменилась. Ярким примером изменения подходов стала возможность подачи искового заявления о признании незаключенным договора, который прямо не предусмотрен законодательством. Сейчас такие иски стали рассматриваться, и это свидетельствует о том, что практика и подходы меняются, так же как и в РФ. Тем не менее, формулируя новый для практики предмет иска, стоит учитывать риски отказа в удовлетворении исковых требований в связи с выбором способа защиты, не предусмотренного законодательством. 

Доступность как критерий выбора также стоит учитывать на этапе оценки того, может ли конкретное лицо обратиться с таким иском. Иначе суд может отказать в удовлетворении иска. 

Пример.
ООО «Е» подало иск к ООО «У» (банкрот) и КФХ «Н» о признании недействительным договора купли-продажи сельскохозяйственной техники. 
ООО «У» в лице управляющего заключило с КФХ «Н» договор купли-продажи, согласно которому продано оборудование, в том числе оборудование, которое приобреталось у ООО «Е» по договорам лизинга с последующим выкупом у истца (лизингодателя). Указанная сумма перечислена покупателем на счет продавца по договору. 
Истец просил признать договор недействительным в части продажи объектов лизинга на основании ст. 174 ГК. Ответчик (ООО «У») иск не признал и указал, что ссылки на ст. 174 ГК неправомерны, не доказаны, истец не имеет права оспаривать сделку.

Справочно. Согласно ст. 174 ГК сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями его деятельности либо юридическим лицом, не имеющим специального разрешения (лицензии) на занятие соответствующей деятельностью, может быть признана судом недействительной по иску собственника имущества (учредителя, участника) этого юридического лица или государственного органа, осуществляющего контроль или надзор за деятельностью юридического лица, если другая сторона в сделке знала или в силу акта законодательства обязана была знать о ее неправомерности, но заключила такую сделку умышленно или по неосторожности.

То есть иски о признании договоров недействительными по данному основанию могут быть заявлены только учредителем (участником) юридического лица, действующего при совершении сделки в противоречии с целями его деятельности или не имеющего лицензии на занятие соответствующей деятельностью, государственным органом, осуществляющим контроль за деятельностью такого юридического лица, а также прокурором. 
Суд отказал истцу в иске, так как истец не является участником ООО «У» либо государственным органом, осуществляющим контроль или надзор за деятельностью ООО «У». На основании изложенного суд пришел к выводу, что истец не вправе требовать признания договора купли-продажи недействительным.

Приемлемость

Способ защиты права соответствует критерию «приемлемость», когда он соответствует содержанию защищаемого права. В качестве иллюстрации данного критерия лучше всего подходит ситуация с конкуренцией вещных и обязательственных прав.

К личным (обязательственным) относятся права, вытекающие из договоров и деликтов (квазиделиктов); к вещным — право собственности, а также права на чужие вещи. Таким образом, суть дуализма гражданского права заключается в невозможности права существовать одновременно и как вещное, и как обязательственное. У каждого вида права, соответственно, есть свои способы защиты — вещно-правовые и обязательственно-правовые. 

К вещно-правовым способам защиты права собственности относятся истребование имущества из чужого незаконного владения (виндикационный иск); требование собственника об устранении нарушения его права, не связанного с лишением владения (негаторный иск); требование собственника о признании его права (иск об исключении имущества из описи). К обязательственно-правовым способам защиты права личной собственности относятся: иски собственников о возврате им имущества, переданного другой стороне по договору; о возмещении имущества в натуре в случае утраты, его повреждения (предоставлении вещи того же рода и качества, исправлении поврежденной вещи); о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением договора; о возмещении внедоговорного вреда, причиненного имуществу, о возврате неосновательно полученного или сбереженного имущества и др.

Вопрос конкуренции вещно-правовых и обязательственно-правовых требований при осуществлении защиты права собственности в теории и судебной практике решен в пользу обязательственно-правовых исков, поскольку они основаны на специальных нормах, регулирующих отношения сторон и исключающих действие общего законодательства о собственности. Иными словами, выбора у истца по сути нет, при наличии между участниками спора договорных или иных обязательственных отношений нельзя предъявлять вещно-правовые требования в защиту своих прав. Считается, что спорное имущество, переданное собственником по своей воле, исключает возможность виндикации. В случае же, когда лицо, получившее имущество по договору с собственником, не возвращает последнему имущество в порядке, обусловленном договором, на стороне этого лица имеет место незаконное владение. Однако данное обстоятельство, по мнению сторонников недопустимости конкуренции исков, вовсе не означает, что между собственником и его контрагентом прекратились обязательственные отношения по поводу спорного имущества, и путь для виндикации здесь отнюдь не открывается. Поскольку нарушение прав собственника произошло в сфере обязательственных отношений, то и защита (восстановление) нарушенного права должна осуществляться средствами, предусмотренными законом для охраны обязательственных отношений.

Пример.
Между предприятиями был заключен договор перевода долга, по которому «А» (новый должник) обязалось погасить долг «В» (первоначальный должник) перед «С» (кредитор) в сумме 70 млн бел. руб. В тот же день «А» перечислило «С» 10 млн бел. руб. со ссылкой на договор перевода долга.
Новый должник обязался в течение 5 дней с момента подписания договора перевода долга погасить задолженность перед кредитором. При этом было установлено, что, если в течение срока исполнения обязательств новый должник не произведет расчет с кредитором в порядке, определенном договором, последний утрачивает силу и стороны возвращаются в первоначальное положение. 
По истечении 5 дней с момента подписания договора «А» со ссылкой на договор перевода долга перечислило «С» еще 5 млн бел. руб. 
Вместе с тем «С» предъявило иск о взыскании с первоначального должника «В» всех 70 млн бел. руб. Иск был удовлетворен в полном объеме.
В свою очередь «А» обратилось в суд с иском к «С» об истребовании из чужого незаконного владения денежных средств в размере 15 млн бел. руб., ссылаясь на п. 3 ст. 283 ГК.
«А» в судебном заседании в подтверждение заявленных требований указало, что поскольку «С» получило решение суда о взыскании с «В» 70 млн. бел. руб. вместо 55 млн бел. руб., то оно является недобросовестным приобретателем. Кроме того, поскольку стороны согласовали, что возвращаются в первоначальное положение, если оплата не поступит в 5-дневный срок, то договор утратил силу. Поэтому 45 млн бел. руб. поступили ответчику не во исполнение договора, то есть получены незаконно и подлежат взысканию с применением норм п. 3 ст. 283 ГК.
Суд пришел к выводу, что выбор способа защиты нарушенного права является прерогативой истца. Будучи таковым, «А» избрало требование об изъятии имущества из чужого незаконного владения. В соответствии со ст. 282 ГК виндицировать можно лишь индивидуально-определенное имущество. 
По своей природе деньги относятся к родовым, заменимым и делимым вещам, а денежные знаки истцом не индивидуализированы. Следовательно, применение вещно-правового способа защиты нарушенного права в данном случае ст. 282 ГК не предусмотрено. Однако в соответствии с п. 3 ст. 283 ГК допускается истребование денег от недобросовестного приобретателя. 
Заметим, что действующее право исходит из презумпции добросовестности приобретателя, то есть он признается добросовестным до тех пор, пока его недобросовестность не будет доказана. Довод истца о недобросовестности приобретателя, основанный на том, что ответчик получил 15 млн бел. руб. из 70 млн бел. руб. задолженности и обратился в суд за взысканием всей суммы, не мог служить основанием для признания ответчика недобросовестным приобретателем, поскольку не имеет значения преюдиция по предыдущему делу. 
Отметим, что нормы п. 3 ст. 283 ГК применяются к правоотношениям об истребовании денежных средств только в тех случаях, когда они выбыли из владения собственника помимо его воли, например при хищении, присвоении, самовольном завладении. Поскольку истец сам перечислил ответчику деньги, указав в платежном поручении, что они перечислены во исполнение договора перевода долга, то п. 3 ст. 283 ГК в рассматриваемом случае неприменим. Кроме того, виндикационный иск применяется, когда права нарушены вне договора.

Целесообразность

Критерий «целесообразность» непосредственно связан с необходимостью соответствия способа защиты права допущенному нарушению права, выбранный способ должен восстановить нарушенное право. Если же при использовании выбранного способа защиты восстановления не происходит, данный способ не признается правомерным. 

Именно поэтому на этапе формулирования предмета иска важно осознавать, какого результата истец хочет добиться при удовлетворении требования, и соотносить этот результат с нарушенным правом. 

Пример.
Истец по договору купли-продажи приобрел изолированное помещение № 1, состоящее из мастерской, кабинета, 3 кладовых, санузла, 2 тамбуров, 5 коридоров, по тому же адресу, по которому располагалось изолированное помещение № 2, принадлежавшее на праве собственности ООО «М».
Решив, что ООО «М» обязано возместить ему расходы за пользование коридорами, тамбурами, санузлом и электроэнергией в помещении № 1, истец обратился с иском в суд.
Предметом иска являлось требование о взыскании неосновательного обогащения за пользование коридорами, тамбурами и санузлом. 
Ответчик против требований возражал, полагая, что заявленный истцом размер неосновательного обогащения не основан на законодательстве; истцом не был указан нормативный правовой акт, который позволял бы истцу переложить бремя содержания тамбуров и коридоров на ответчика; между истцом и ответчиком отсутствовали какие-либо договорные отношения. 
Суд установил, что истец свободен в выборе способа защиты своего нарушенного права, однако избранный им способ защиты должен соответствовать содержанию нарушенного права и спорного правоотношения, характеру нарушения. В тех случаях, когда закон предусматривает для конкретного правоотношения определенный способ защиты, лицо, обращающееся в суд, вправе воспользоваться именно этим способом защиты.
Истец в качестве основания возникновения у него права требования с ответчика суммы неосновательного обогащения сослался на то, что в результате пользования ответчиком его тамбурами и коридорами страдали деревянные половые и настенные покрытия, заносился мусор, возникала антисанитарная обстановка и т.д. 
Таким образом, в качестве нарушения в данном случае имело место причинение вреда имуществу. Однако истец требовал компенсации своих расходов на содержание имущества, что является иным способом защиты права. 
В процессе рассмотрения дела суд установил, что у истца имелись иные способы защиты своей собственности, которыми он мог воспользоваться. Например, коридорами и тамбурами мог пользоваться только сам, перекрыв к ним доступ, как он это сделал с санузлом.

Безусловно, суды далеко не всегда действуют столь формально и не всегда неверный выбор способа защиты нарушенного права приводит к отказу в удовлетворении заявленных требований. И тем не менее неверный выбор способа защиты влечет существенные правовые риски, которые могут привести к не менее существенным материальным и организационным потерям.

Последнее
по теме