Отмена экономическим судом решения МАС при БелТПП - sudpraktika

Отмена экономическим судом решения МАС при БелТПП

В ноябрьском номере журнала была опубликована статья Владимира Скобелева «Вынесение арбитражным судом решения по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением» (дело № 3-31Мх/2019/947А/1197К).

Жуковская Ксения

Адвокат адвокатского бюро «Верховодко и партнеры Л.Л.С.», магистр права

Исходя из обстоятельств дела ООО «П» (Австрийская Республика) обратилось в МАС при БелТПП с иском о взыскании с ООО «С» (Республика Беларусь) неосновательного обогащения. Неосновательное обогащение возникло в результате того, что ООО «П», исполняя свои обязательства по договору строительного подряда, перечислило ООО «С» крупную денежную сумму, однако впоследствии этот договор был признан незаключенным. 

Решением арбитражного суда исковые требования удовлетворены и с ООО «С» в пользу ООО «П» взыскано неосновательное обогащение в размере 2 322 561,41 евро и расходы по оплате арбитражного сбора в размере 28 938,30 евро.

ООО «С» (далее — заявитель) подало в экономический суд г. Минска ходатайство об отмене указанного арбитражного решения. Экономический суд удовлетворил ходатайство и отменил решение МАС при БелТПП. ООО «П» обжаловало определение экономического суда сначала в апелляционном, а затем и в кассационном порядке, но судами проверочных инстанций все жалобы были отклонены.

Удовлетворяя ходатайство ООО «С», суд первой инстанции пришел к выводу, что решение МАС при БелТПП вынесено по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением, и противоречит публичному порядку Республики Беларусь, что в силу абз. 4 ч. 2 ст. 43 Закона Республики Беларусь от 09.07.1999 № 279-З «О международном арбитражном (третейском) суде» (далее — Закон о МАС), ч. 3 ст. 255 ХПК является основанием к его отмене.

После публикации статьи в журнале в адрес редакции поступило экспертное мнение Ксении Жуковской, адвоката Адвокатского бюро «Верховодко и партнеры Л.Л.С.».

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

Являясь судебным представителем выигравшей в деле стороны, в рамках экспертного мнения хотелось бы пролить свет на некоторые аспекты, затронутые в судебном споре и анализируемые автором.
Приведем в полном объеме текст арбитражного соглашения, заключенного между сторонами: «Споры, связанные с исполнением, изменением, дополнением, уточнением, расторжением настоящего договора в период срока его действия, будут решаться сторонами путем переговоров. Возникшие при этом договоренности в обязательном порядке фиксируются дополнительным соглашением сторон (или протоколом), становящимся с момента его подписания неотъемлемой частью настоящего договора. Если сторонам не удастся разрешить споры мирным путем в течение 30 дней после уведомления противоположной стороны о наличии спорного вопроса, споры будут разрешаться путем окончательного и обязательного арбитражного разбирательства в соответствии с действующими правилами (Регламентом) международного арбитражного суда при Белорусской Торгово-промышленной палате, г. Минск, тремя арбитрами, назначенными в соответствии с указанными Правилами (Регламентом)».
В этой связи очевидным является то обстоятельство, что стороны пришли к соглашению о передаче на рассмотрение в арбитраж не всех споров, которые могут возникнуть между сторонами, а лишь конкретных, ограничив тем самым компетенцию арбитража по рассмотрению спора.
Необходимо отметить, что содержание арбитражного соглашения анализировалось государственными судами еще до подачи ходатайства об отмене решения МАС при БелТПП. Такой анализ проводился в рамках рассмотрения Верховным Судом Республики Беларусь вопроса о подведомственности экономическому суду г. Минска спора об установлении факта ничтожности договора, заключенного между сторонами, в рамках которого был констатирован факт незаключенности договора.
Верховный Суд Республики Беларусь в своем постановлении констатировал, что исходя из буквального содержания п. 10.1 договора, содержащего оговорку, в договоре нет указания на подведомственность арбитражному суду «всех споров», а изложен конкретный перечень споров, передаваемых на разрешение МАС при БелТПП, среди которых спор об установлении факта ничтожности договора не назван.
Одним из способов заключения арбитражного соглашения, установленным ч. 2 ст. 11 Закона о МАС, является направление искового заявления и ответ на него, в которых, соответственно, одна сторона предлагает рассмотреть дело в международном арбитражном суде, а другая не возражает против этого. Согласно ст. 22 Закона о МАС заявление стороны об отсутствии у состава международного арбитражного суда компетенции может быть сделано не позднее представления возражений по иску. Заявление о том, что состав международного арбитражного суда превышает пределы своей компетенции, должно быть сделано сразу после того, как вопрос, который, по мнению стороны, выходит за эти пределы, будет поставлен в ходе разбирательства дела.
Как правильно указывал автор статьи, если бы ООО «П» обратилось в МАС при БелТПП, а ООО «С» до предоставления своего первого отзыва на иск не стало бы оспаривать компетенцию МАС при БелТПП по рассмотрению спора, то стороны таким образом заключили бы арбитражное соглашение о рассмотрении в МАС при БелТПП спора о неосновательном обогащении. Однако ООО «С» сделало заявление об отсутствии у МАС при БелТПП компетенции по рассмотрению спора, в связи с чем арбитражное соглашение не было заключено указанным способом.
Важным вопросом, который затронут автором, является применение общепризнанного принципа автономности арбитражного соглашения в рассматриваемом кейсе. ООО «П» в процессуальных документах указывало, что в силу автономности арбитражной оговорки МАС при БелТПП рассмотрел спор, предусмотренный арбитражным соглашением, так как незаключенность договора не влечет незаключенности арбитражного соглашения.
Указанный довод ООО «П», будучи сам по себе правильным с точки зрения законодательства и доктрины арбитражного разбирательства, не свидетельствует в пользу арбитрабельности спора о взыскании неосновательного обогащения, так как, даже являясь автономной и действительной, арбитражная оговорка не охватывала названный спор.
Иными словами, при наличии заключенного между сторонами арбитражного соглашения в его объем не включен спор о взыскании неосновательного обогащения, рассмотренный МАС при БелТПП.
Следует отметить, что ограничение в арбитражном соглашении срока, в течение которого споры могут быть переданы на рассмотрение МАС при БелТПП, не связано с принципом автономности арбитражного соглашения. Если определенные споры передаются на рассмотрение в МАС при БелТПП в период действия договора, то состав арбитров обладает компетенцией по рассмотрению спора в указанный период; за пределами же данного срока компетенция МАС при БелТПП отсутствует. Этот довод ООО «С» был принят судом первой и апелляционной инстанции.

Последнее
по теме