Расторжение договора в связи с девальвацией - sudpraktika

Расторжение договора в связи с девальвацией

(Материал 2011 г.)

Нестабильная экономическая ситуация, вызванная ажиотажным спросом на иностранную валюту, затронула, пожалуй, все сегменты общественной жизни. Наибольшие трудности испытывают бизнес-структуры, особенно импортеры или иные субъекты хозяйствования, деятельность которых так или иначе зависит от иностранной валюты и ее курса. Ведь проведенная 24.05.2011 девальвация обесценила белорусский рубль более чем на 50 %, что привело к фактическим убыткам организаций, закупающих товары за рубежом.

Кулаковский Сергей

юрист

Желая избежать возникновения убытков, вызванных девальвацией белорусского рубля, импортеры зачастую стремятся расторгнуть договор. Договор может быть расторгнут по соглашению сторон, однако такой вариант невыгоден для покупателя. Девальвация белорусского рубля не может рассматриваться в качестве существенного изменения обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, и не является основанием для расторжения или изменения договора в соответствии со ст. 421 Гражданского кодекса Республики Беларусь. Если основанием для расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных расторжением договора.

В последнее время не смолкают разговоры о негативных последствиях девальвации: росте курса валют, повышении цен и убытках, которые терпят импортеры. В стремлении минимизировать свои риски, а также не допустить дополнительных убытков, которые могут привести к разорению и экономической несостоятельности, организации, ориентированные на импорт, вынуждены прибегать к определенным правовым и экономическим мерам предосторожности и защиты. В связи с этим в предпринимательских структурах нередко возникает вопрос о специфике построения договорных отношений с контрагентами. Так, например, распространена ситуация, когда по условиям поставки импортируемого товара оп­лата производится в белорусских рублях в фиксированной сумме с условием об отсрочке платежа. В пределах срока исполнения договора произошла девальвация белорусского рубля, в результате поставщик в валютном эквиваленте должен получить меньшую сумму по сравнению с той, на которую он мог рассчитывать. Желая избежать возникновения убытков, поставщик зачастую хочет добиться расторжения договора.

Расторжение договора по соглашению сторон

Анализируя приведенную ситуацию, отметим, что положения, касающиеся оснований и порядка расторжения гражданско-правового договора, преду­смотрены гл. 29 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК). В частности, в качестве наиболее общего основания для расторжения договора выступает соглашение сторон. Так, в соот­ветствии со ст. 420 ГК расторжение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК и иными актами законодательства или договором. 

Вместе с тем для покупателя приобретение товара за белорусские рубли в условиях девальвации представляется выгодным, поэтому достижение встречного волеизъявления сторон о расторжении договора вряд ли возможно. В качестве наиболее частого основания для расторжения договора в подобных ситуациях поставщик выбирает расторжение в связи с существенным изменением обстоятельств.

Существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора

В ст. 421 ГК закреплено, что одним из оснований для расторжения договора выступает существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора. Изменение обстоятельств признается существенным, если они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. При рассмотрении вопроса о том, можно ли считать девальвацию белорусского рубля существенным изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, необходимо руководствоваться тем, что расторжение договора по указанному основанию возможно по требованию заинтересованной стороны при одновременном наличии следующих условий:

1) в момент заключения договора стороны полагали, что такого изменения обстоятельств не произойдет;

2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени добросовестности и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям гражданского оборота;

3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;

4) из существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

Особого внимания заслуживает третье условие, а именно наличие для заинтересованной стороны такого ущерба, при котором она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. Стоит отметить, что решающим в данном случае является не размер ущерба как таковой, а его соотношение с тем, чего могла ожидать от исполнения сторона. В подобной ситуации необходимо выяснить, является ли действительно существенной разница между тем, на что могла рассчитывать сторона, заключая договор, и тем, что в действительности она могла получить*. В рассматриваемом случае цена договора сформирована в белорусских рублях, соответственно при заключении договора импортер был вправе рассчитывать на получение конкретно оговоренной суммы в белорусских рублях, и его ожидания, нужно полагать, в итоге оправдаются. 

* См.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Кн. 1. Общие положения. — 2-е изд. — М.: Статут, 2007.

В свою очередь уменьшение указанной суммы в валютном эквиваленте на момент исполнения договора является фактом, выходящим за рамки исследуемого договорного правоотношения, который должен рассматриваться в качестве предпринимательского риска поставщика. Так, согласно ст. 1 ГК предпринимательской деятельности свойственны такие признаки, как рисковый характер, а также самостоятельная имущественная ответственность лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность. 

На основании изложенного считаем правильным вывод о том, что девальвация белорусского рубля не может рассматриваться в качестве существенного изменения обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, и не является основанием для расторжения или изменения договора в соответствии со ст. 421 ГК. Кроме того, опыт прошлых лет свидетельствует о том, что именно такой точки зрения придерживалась судебная практика при предыдущей девальвации.

Существенное нарушение договора как основание для его расторжения

Деловой опыт отечественных субъектов хозяйствования показывает, что описанная выше ситу­ация зачастую сопровождается также нарушением со стороны покупателя сроков оплаты поставленного товара. Многие предприниматели сознательно идут на подобный шаг, полагая, что, заплатив позже, они в конечном итоге окажутся в выигрыше даже при условии оплаты процентов за пользование чужими денежными средствами и суммы договорной неустойки. Вместе с тем стоит иметь в виду, что ст. 420 ГК предусматривает возможность расторжения договора вследствие существенного нарушения его условий другой стороной. Понятие существенного нарушения в большинстве случаев является оценочным, однако применительно к договору поставки ст. 493 ГК разъясняет, что нарушение покупателем договора поставки предполагается существенным в случае неоднократного нарушения сроков оплаты товаров. 

Расторжение договора по указанному основанию дает возможность поставщику применить специальные последствия расторжения договора, предусмотренные ст. 423 ГК. Согласно упомянутой норме, если основанием для расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных расторжением договора. Помимо этого законодатель­ство предоставляет поставщику возможность взыскания с покупателя разницы между установленной в договоре ценой и ценой, по которой продавец продал этот товар другому покупателю (ст. 494 ГК).

В контексте вопроса о взыскании убытков нелишним будет напомнить о том, что гражданско-правовой принцип виновной ответственности за неисполнение обязательств имеет свои изъятия. В частности, субъекты предпринимательской деятельности по общему правилу несут ответственность не на началах вины, а на началах риска. Так, согласно ст. 372 ГК лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение обязательства невозможно вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. 

В заключение отметим, что поднятые в статье вопросы представляются весьма сложными и неоднозначными, поэтому аналогичные на первый взгляд судебные дела могут получить несколько различное разрешение с учетом их специфики и обстоятельств. При этом суды должны рассматривать указанные дела весьма тщательно, исследуя все имеющиеся материалы дела и давая им оценку. 

Последнее
по теме