«Эффективно управлять бизнес-рисками и конфликтами, по возможности избегая их»

«Эффективно управлять бизнес-рисками и конфликтами, по возможности избегая их»

Мы продолжаем серию интервью с представителями адвокатских бюро. На этот раз беседуем с представителями адвокатского бюро «Сорайнен»: адвокатом и партнером адвокатского бюро Алексеем Анищенко, адвокатом Марией Родич и помощниками адвокатов Валерией Дубешко и Марией Логвиновой.

Родич Мария

Адвокат АБ «Сорайнен»

Анищенко Алексей

Адвокат, партнер АБ «Сорайнен»

Дубешко Валерия

Помощник адвоката АБ «Сорайнен», Stockholm University International Commercial Arbitration Law Program (LL.M)

Логвинова Мария

Помощник адвоката АБ «Сорайнен»

888 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Редакция: Добрый день, уважаемые коллеги! Скажите, пожалуйста, исходя из вашей практики пандемия отразилась на характере проблем субъектов хозяйствования? Больше ли стало фактов неисполнения договорных условий и соответственно судебных споров? 

Мария Родич: Несмотря на, казалось бы, обоснованные ожидания, мы не наблюдаем пока значительного роста хозяйственных споров, спровоцированных пандемией. Безусловно, такие дела есть, но гораздо чаще к нам стали обращаться с просьбой помочь в формулировании условий внешнеторговых контрактов, касающихся форс-мажора и так называемого «хардшипа» или существенного изменения обстоятельств. И даже в тех спорах, которые доходят до стадии судебного или арбитражного разбирательства, мы наблюдаем высокую договороспособность спорящих сторон, практически во всех случаях такие дела заканчивались примирением, заключением мировых соглашений и продолжением сотрудничества.

Валерия Дубешко: Во время пандемии было несколько специфических запросов, связанных с возникновением обстоятельств непреодолимой силы и невозможностью клиента продолжать реализовывать договор на прежних условиях.

Так, например, иностранный поставщик прекратил исполнение обязательств по контракту перед белорусским контрагентом, ссылаясь на эпидемиологическую ситуацию и форс-мажор. Был подготовлен ответ, в котором были приведены аргументы против прекращения исполнения обязательств с убедительными аргументами отсутствия форс-мажора у поставщика. После проведенных переговоров поставщик признал возможность исполнения и возобновил реализацию контракта.

Другой пример — из арендных правоотношений. Из сферы аренды офисной недвижимости на протяжении последнего года поступало значительное количество самых разнообразных вопросов, среди которых в том числе вопросы расторжения договоров аренды, обусловленные изменившимися рынком и потребностями сторон арендных взаимоотношений ввиду пандемии.

Редакция: На многих предприятиях имеются свои юридические службы. Не возникают ли конфликтные ситуации в работе с ними? 

Алексей Анищенко: Возможно, из уст адвоката это прозвучит неожиданно, но мы не стремимся к разрешению споров. Адвокаты помогают эффективно управлять бизнес-рисками и конфликтами, по возможности их избегая. С этим подходом я впервые познакомился в 2004 году, благодаря лекциям гуру международного арбитража профессора Мартина Хантера, и с тех пор стараюсь придерживаться его в своей работе и ориентировать на это коллег. 

Очень важно быть всегда честным с клиентом, даже когда ему это может быть неприятно. Если нет серьезных шансов на успех, необходимо открыто говорить об этом и советовать договариваться, идти на разумные уступки или даже признавать правомерные требования контрагентов или государственных органов. 

Основные клиенты адвокатского бюро — средние и крупные предприятия, имеющие в своем составе юридические службы, и крайне важно найти общий язык с коллегами-юристами. Иногда это довольно сложная задача. Однако необходимо всегда придерживаться принципа «не вместо, а вместе», и, когда «лед тает», корпоративные юристы в полной мере ощущают преимущества совместной работы и удобство «одного окна», особенно в трансграничных проектах. 

Так, недавно, работая с одним из отечественных производителей в разрешении сложнейшего внешнеторгового спора, мы организовывали и координировали представление интересов клиента сразу в четырех юрисдикциях, оставаясь перед юридической службой и руководством завода единым и единственным ответственным лицом. Налаженное, пусть и не сразу, эффективное взаимодействие позволило даже с приходом коронавируса не потерять контроль над ситуацией и в конечном итоге совместными усилиями добиться положительного результата.

Редакция: Всегда важно найти то поле, где искать решение спора. Поэтому командная работа в приоритете?

Мария Родич: Командная работа — один из наших главных принципов и в то же время преимуществ. В качестве примера приведу одно из дел, где субъекту хозяйствования были предъявлены значительные налоговые претензии. Еще до обращения клиент, положившись на «узкого специалиста», успел инициировать три судебных процесса, один из которых был уже проигран в суде первой инстанции, а главное — испортить нормальные рабочие отношения с проверяющими, закономерно создав у них подозрения в налоговых правонарушениях. 

Анализ документов и собеседования с сотрудниками клиента показали, что решение спора стоит искать не в зале судебных заседаний, а в конструктивном диалоге с налоговыми органами и компетентных ответах на поставленные в рамках налоговой проверки вопросы. В итоге все судебные процессы были прекращены, бесспорные нарушения признаны, а по результатам проведенной дополнительной проверки размер предъявляемых к доплате налогов и сборов существенно снижен. 

Редакция: Вспомните, пожалуйста, интересные повороты в судебных процессах.

Мария Родич: Мне кажется, у нас не бывает скучных дел, всегда есть место для креатива работающей по делу команды.

Приведу пример: в бюро обратился клиент, вовлеченный в арбитражное разбирательство о взыскании долга по договору поставки, которое к моменту нашего привлечения длилось несколько лет, и клиент уже практически смирился с негативным исходом. Изучив материалы дела, мы увидели новые серьезные аргументы в поддержку позиции клиента: сомнительные правовой статус истца и полномочия его представителей, проблемы в арбитрабельности спора, установлении содержания применимого права и ряд других аргументов. Воспользовавшись с разрешения состава арбитров и при поддержке экономического суда механизмами правовой помощи, удалось собрать доказательства в поддержку наших аргументов. И хотя арбитражный суд все-таки принял сторону оппонентов, в последующем наши аргументы были услышаны и арбитражное решение отменено апелляционной инстанцией экономического суда города Минска, что позволило клиенту избежать необоснованной выплаты значительной суммы денежных средств недобросовестному контрагенту.

Валерия Дубешко: Еще один поучительный случай из нашей арбитражной практики, демонстрирующий, что нет и не может быть в работе адвоката несущественных, неважных деталей. При изучении арбитражной оговорки, согласно которой спор должен разрешаться единоличным арбитром (что лишало стороны права на выбор и назначение «своего» арбитра), обнаружилось, что «арбитраж должен проводиться на английском языке с одновременным переводом на русский язык». При этом назначенный арбитражным институтом арбитр в своем резюме среди прочего указал, что он не владеет русским языком. Истец же, очевидно, не придав этому значения, в исковом заявлении использовал еще более категоричную формулировку, указав, что «арбитр должен свободно владеть английским и русским языками». Именно это и позволило нам, несмотря на то что арбитражная оговорка, строго говоря, такого требования к единоличному арбитру не предусматривала, заявить аргументированный отвод арбитру, согласившись с предложенной истцом интерпретацией соглашения о требуемой квалификации арбитра. Поскольку назначенный арбитр русским языком не владел, он вполне логично и разумно после получения заявления об отводе заявил самоотвод, не дожидаясь предсказуемого решения арбитражного института. А арбитражный институт, в свою очередь, оперативно назначил другого арбитра, владеющего русским и английским языками, что во многом предопределило дальнейшее движение дела, а возможно, и его итоговый результат.

Редакция: Можете ли вы рассказать о самых значимых для вас судебных кейсах? 

Валерия Дубешко: У меня это спор по поставке сложного технологического оборудования. Иностранная компания произвела поставку и осуществила шефмонтаж. Белорусское производственное предприятие в полном объеме рассчиталось по договору. Однако в связи с тем, что оборудование на согласованные в договоре параметры производительности так и не вышло, белорусский субъект хозяйствования взыскал около миллиона долларов по банковской гарантии, которой было обеспечено исполнение договора. 

Иностранный поставщик с этим не согласился и подал иск в Венский международный арбитражный центр (VIAC), потребовав вернуть деньги, ссылаясь на положения контракта и непрофессионализм специалистов покупателя в работе с оборудованием.

Только после досконального изучения технологии производства и устройства самого оборудования удалось убедить арбитра в том, что согласованные в договоре гарантийные параметры не были достигнуты из-за допущенных зарубежным поставщиком просчетов в проектировании и изготовлении оборудования, а не вследствие непрофессионализма белорусских специалистов. 

Арбитражным решением все исковые требования иностранного поставщика были отклонены, а белорусскому предприятию в полном объеме возмещены все понесенные расходы, включая оплату юридической помощи.

Алексей Анищенко: За уже более чем 20 лет практики было много значимых дел и даже громких. Однако самым, пожалуй, важным для меня остается небольшой по сумме, но очень принципиальный по смыслу спор по договору международной перевозки. В том деле нам с клиентом удалось добиться отмены решения Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь по вновь открывшимся обстоятельствам, доказав, что в его основу были положены заведомо ложные показания свидетеля со стороны оппонентов. Для этого клиенту пришлось потратить едва ли не больше средств, чем составляла стоимость утраченного, а вернее украденного груза, были задействованы механизмы международной правовой помощи по уголовным делам, но справедливость в итоге восторжествовала, а правосудие свершилось. И для меня, на тот момент молодого юриста, это стало одновременно хорошим примером и уроком, за что я до сих пор очень благодарен этому клиенту. И очень рад, что он все еще доверяет нам свои самые важные и сложные дела. 

Редакция: Что вы могли бы посоветовать молодым юристам или тем, кто только собирается поступать на юридический факультет?

Алексей Анищенко: В развитие предыдущего ответа искренне советую верить в себя, в свои силы и не пасовать перед временными трудностями. Тем более что сейчас, в эпоху глобализации без всякого преувеличения весь мир у ног талантливых и трудолюбивых молодых ребят. 

Мария Родич: Поскольку юридический мир многообразен, рекомендую студентам с первого дня учебы вовлекаться в разного рода полезные активности, чтобы как можно раньше определить для себя интересующий вектор профессионального развития. 

Тем, кто уже твердо решил связать свою профессиональную карьеру с юридической помощью бизнесу, советую обратить внимание на обучающие курсы по подготовке к адвокатской деятельности в сфере экономики, организованные несколькими адвокатскими бюро при поддержке Белорусской республиканской коллегии адвокатов на базе Института переподготовки и повышения квалификации судей, работников прокуратуры, судов и учреждений юстиции БГУ.

Мария Логвинова: Я искренне верю, что юристу желательно начинать карьеру еще во время учебы. Обучение в университете по юридической специальности дает базовые знания, развивает память и коммуникативные навыки, учит принимать решения. Однако без практического закрепления эти знания и навыки не входят в привычку. Поэтому не откладывайте работу на потом, первыми чаще всего приходят те, кто раньше стартуют.

Беседовал Юрий Косько

888 Shape 1 copy 6Created with Avocode.