Споры в сфере интеллектуальной собственности

Кто заключает договор с авторами песен для исполнения на концерте?

Кто отвечает за соблюдение прав авторов песен при исполнении на концерте: непосредственно исполнитель (певец), или организатор концерта, или площадка (владелец сцены, на которой проходит концерт)?

Ниже описывается судебный спор, который рассматривался коллегией по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь.

Гучек Ольга

Бизнес-юрист, медиатор, специалист по рекламе

(Дело № 12-01/16-2019)

Обстоятельства дела

Государственное учреждение «Н» (далее — истец) обратилось с иском к частному унитарному предприятию по оказанию услуг «И» (далее — ответчик) о понуждении к заключению приложения к договору.

Позиция истца

Истец указал, что между ним, как организацией по коллективному управлению имущественными правами авторов, и ответчиком был заключен договор об использовании произведений.

По условиям договора истец предоставил ответчику право на использование музыкальных произведений, находящихся в коллективном управлении истца, путем публичного исполнения.

Договором было определено, что перечень произведений, которые могут использоваться, и порядок выплаты авторского вознаграждения стороны должны оформлять самостоятельными приложениями к договору в отношении каждого конкретного мероприятия, организованного ответчиком.

По сведениям истца, 26.03.2016 в помещении государственного учреждения «М», расположенного в г. Минске, состоялся концерт Р., в рамках которого публично исполнены музыкальные произведения, находящиеся в коллективном управлении итальянской организации «S», с которой «Н» заключен договор о взаимном представительстве. Организатором этого концерта являлся ответчик.

Ответчик отказался подписать приложение к договору об использовании произведений по факту организованного мероприятия и выплатить в адрес «Н» авторское вознаграждение за использование музыкальных произведений.

Также ответчик отказался урегулировать спор в досудебном порядке, указав, что в данном случае он являлся агентом общества с ограниченной ответственностью «Г» (Российская Федерация) и сделки по организации концерта заключал по его поручению.

Ссылаясь на указанные обстоятельства и положения ч. 1 п. 1 ст. 51 Закона Республики Беларусь от 17.05.2011 № 262-З «Об авторском праве и смежных правах»  (далее — Закон), пп. 1 и 4 ст. 415 ГК, «Н» просило суд понудить «И» заключить с ним приложение к договору об использовании произведений, приобщенное к исковому заявлению, и взыскать расходы по оплате государственной пошлины.

Позиция ответчика

Ответчик иск не признал, пояснив, что законодательством не предусмотрено понуждение лица к заключению с истцом договора об использовании произведений и приложений к договору.

Договор об использовании произведений между сторонами заключен 21.01.2015 и действует до настоящего времени.

На основании п. 3 ст. 51 Закона предмет договора определен путем отсылки к перечню произведений, размещенному на официальном сайте «Н».

Ответчик в данном случае не являлся пользователем произведений и не осуществлял их публичное исполнение. Ответчик также не являлся организатором проведения концерта Р., поскольку действовал по поручению «Г» на основании заключенного между ними агентского договора, по условиям которого «Г» приняло на себя обязательства по выплате авторского вознаграждения.

Кроме того, истец не представил суду достоверных доказательств, подтверждающих полномочия действовать в интересах авторов, чьи произведения исполнены на концерте.

Позиция суда

Суд отказал в удовлетворении иска, обосновав решение следующим.

Договорные взаимоотношения истца и итальянской организации «S»

Из свидетельства Государственного комитета по науке и технологиям Республики Беларусь следует, что «Н» получило государственную аккредитацию в качестве организации по коллективному управлению имущественными правами, в том числе в сфере управления исключительными правами на музыкальные произведения с текстом и без текста при их публичном исполнении.

Согласно п. 20 устава «Н» в целях осуществления коллективного управления:

— заключает договоры с авторами и иными правообладателями, с другими организациями по коллективному управлению имущественными правами, в том числе иностранными, а также с лицами, использующими произведения;

— осуществляет сбор, распределение и выплату вознаграждения для обладателей авторского права;

— в соответствии с законодательством и без отдельного уполномочия (доверенности) осуществляет защиту прав и охраняемых интересов авторов и иных обладателей авторского права в судебном порядке.

Между «Н» и «S» заключен договор о взаимном представительстве интересов в области публичного исполнения и сообщения произведений для всеобщего сведения средствами радио и телевидения. По условиям данного договора «Н» предоставлено право выдавать на территории Республики Беларусь разрешения на публичные исполнения музыкальных произведений с текстом или без текста, охраняемых в соответствии с национальными законодательствами, двусторонними соглашениями и многосторонними международными договорами.

Договорные взаимоотношения истца и ответчика

Из устава ответчика, а также его объяснений следует, что он осуществляет деятельность, в частности, по организации отдыха и развлечений, культуры и спорта.

Заключенный между истцом и ответчиком договор предусматривает, что истец предоставил ответчику, как пользователю, право использовать путем концертного публичного исполнения музыкальные произведения с текстом и (или) без текста, находящиеся в коллективном управлении центра, данные о которых приводятся в приложениях к договору.

За предоставленное право использовать произведения ответчик обязался:

— выплачивать в адрес истца авторское вознаграждение, размер и срок выплаты которого должны определяться сторонами в приложениях к договору применительно к конкретным произведениям;

— представлять истцу сведения об использованных произведениях по согласованной форме и документы, связанные с расчетами и выплатой вознаграждения.

Рассмотрение судом исковых требований и анализ доказательств

26.03.2016 в помещении «М» состоялся концерт Р., в рамках которого публично исполнены музыкальные произведения, находящиеся в коллективном управлении итальянской организации «S».

Музыкальные произведения зарегистрированы «S», и их авторы являются членами этой организации. Данные обстоятельства подтверждаются письмами «S» и приложенным к ним сет-листом, содержащим перечень исполненных Р. на концерте 26.03.2016 музыкальных произведений, а также протоколом о регистрации «S» вышеназванных произведений.

Суд указал, что не доверять сведениям, содержащимся в вышеназванных документах, у него нет оснований. Доказательств, свидетельствующих об ином, суду не представлено. Поэтому доводы ответчика о том, что истец документально не подтвердил полномочия действовать в интересах авторов, чьи произведения были исполнены на концерте, суд признал несостоятельными.

Согласно объяснениям сторон авторское вознаграждение за публичное исполнение 26.03.2016 музыкальных произведений не выплачивалось. Ответчик не представил истцу сведения об использовании на концерте Р. музыкальных произведений, а также документы, связанные с расчетами и выплатой вознаграждения.

Отказ в предоставлении таких сведений и выплате авторского вознаграждения ответчик аргументировал тем, что он не является организатором концерта Р. на территории Республики Беларусь, поскольку действовал по поручению «Г» на основании заключенного между ними агентского договора, по условиям которого последнее обязалось самостоятельно выплатить авторское вознаграждение.

Данные доводы ответчика суд признал несостоятельными исходя из следующего.

Согласно предмету агентского договора ответчик принял на себя обязательства по организации на территории Республики Беларусь концерта Р. от своего имени. Из удостоверения на право организации и проведения культурно-зрелищного мероприятия на территории Республики Беларусь и письма Мингорисполкома следует, что разрешение на право организации и проведения 26.03.2016 концерта Р. было выдано на имя ответчика по его заявлению.

Входные билеты на концерт реализовывались юридическими лицами на основании заключенных ими с ответчиком договоров.

В связи с изложенным в силу п. 3 Указа Президента Республики Беларусь от 05.06.2013 № 257 «Об отдельных вопросах организации и проведения культурно-зрелищных мероприятий», действовавшего на момент организации и проведения концерта, ответчик обязан был обеспечить в том числе приобретение имущественных прав, необходимых для проведения мероприятия, и соблюдение законодательства об авторском праве.

Вместе с тем суд не нашел правовых оснований для удовлетворения иска, поскольку действующим законодательством Республики Беларусь не предусмотрено понуждение лица к заключению с организацией по коллективному управлению имущественными правами приложений к договору об использовании произведений по факту ранее состоявшегося публичного исполнения музыкальных произведений.

В соответствии с п. 3 ст. 51 Закона договор об использовании произведений между пользователем и организацией по коллективному управлению имущественными правами заключается на условиях простой (неисключительной) лицензии.

Справочно. 
Разрешение использовать соответствующий объект авторского права может быть получено пользователем по лицензионному договору, заключенному непосредственно с правообладателем (лицензиаром) (п. 1 ст. 44 Закона).

Установлено, что договор между истцом и ответчиком в предусмотренном законодательством порядке не оспорен и действует до настоящего времени. Обязательства ответчика по представлению истцу в форме приложений к договору сведений об использовании путем концертного публичного исполнения музыкальных произведений, а также документов, связанных с расчетами и выплатой вознаграждения, являются условиями указанного договора.

В связи с изложенным суд отказал истцу в удовлетворении заявленного им иска о понуждении ответчика к заключению приложения к договору. Требование о взыскании с ответчика судебных расходов по уплате государственной пошлины также не подлежало удовлетворению.

Мнение автора:
Рассмотренное дело интересно не столько тем, что истец обратился с понуждением заключить договор об использовании песен по факту их исполнения, сколько тем, что касается проблемы: кто должен спрашивать разрешения у правообладателей музыкальных произведений при их публичном исполнении?
Публичное исполнение — это представление произведения или объекта смежных прав:
1) как: посредством актерской игры, пения, чтения, декламации, игры на музыкальном инструменте, танца, иным образом, в том числе с помощью технических устройств (в отношении аудиовизуального произведения — последовательный показ кадров);
2) где: в местах, где присутствуют или могут присутствовать лица, не принадлежащие к кругу семьи или близким знакомым семьи;
3) кем: лицом, осуществляющим такое представление или организующим представление.
Чтобы публичное исполнение было законным, требуется разрешение правообладателя (авторов песни, если исключительное право не было уступлено). Возможно, понадобится согласие обладателей смежных прав (производителя фонограммы, если исполнение не «живое»).
Кто должен заключать лицензионный договор с правообладателем: артист, который исполняет произведение на концерте, музыкант, который играет «вживую», или организатор концерта?
Практика, как показывает рассмотренное дело, идет по пути того, что лицензионный договор заключает организатор концерта. Нужно ли в этом случае артисту-исполнителю получать разрешение правообладателя? Или поставим вопрос по-другому: важно ли авторам песни, кто будет исполнять их произведение? Полагаем, что да. Получается, для исполнения одной песни необходимо две лицензии: артисту и организатору концерта? На наш взгляд, это излишне. Прежде всего, артист-исполнитель должен позаботиться о том, чтобы получить согласие авторов песни (правообладателей) на то, что он будет исполнять эти песни и уплачивать лицензионное вознаграждение.
В России данный вопрос решен в постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».
Согласно п. 32 данного постановления лицом, осуществляющим публичное исполнение произведения (в том числе при его представлении в живом исполнении), является юридическое или физическое лицо, организующее публичное исполнение в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, то есть лицо, которое берет на себя инициативу и ответственность за проведение соответствующего мероприятия. Именно это лицо должно заключить договор о предоставлении ему права на публичное исполнение произведения с правообладателем или организацией по управлению правами на коллективной основе и выплачивать полагающееся вознаграждение.
Не все российские юристы согласны с данным подходом. Существует мнение, что суд расширительно толкует норму закона, потому что организатор является, как правило, юридическим лицом, то есть его проще найти и получить деньги через суд.
Опираясь на данную норму, Российское авторское общество предъявляет иски к организаторам концертов о выплате авторского вознаграждения даже в том случае, если певец на конкретном концерте поет свои собственные песни.
Как видно из рассмотренного дела, суд опирался в том числе на эту норму (ранее она содержалась в п. 3 Указа Президента Республики Беларусь от 05.06.2013 № 257 «Об отдельных вопросах организации и проведения культурно-зрелищных мероприятий»). Однако, по нашему мнению, данная норма неприменима прежде всего по той причине, что ст. 128 ГК разделяет «имущественные права» и «исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности». В ст. 216 Кодекса Республики Беларусь о культуре речь идет именно об «имущественных правах», но не об «исключительном праве», составляющим которого является публичное исполнение.
Можно сослаться на то, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности является имущественным правом, что вносит некоторую путаницу. Однако имущественное право применительно к интеллектуальной собственности включает, например, также право следования, которое является неотчуждаемым и переходит только наследникам. Именно исключительное право на произведение уступают, передают по лицензии отдельные его составляющие (например, право на воспроизведение и др.).
Что касается рассмотренного в статье дела, то, возможно, истец обратится с новым иском, уже за защитой исключительных прав на музыкальные произведения и взысканием компенсации. Если это так, то надеемся, что результаты рассмотрения данного дела мы узнаем.

Последнее
по теме