Иные судебные споры

Можно ли взыскать неустойку, начисленную после расторжения договора?

В п. 1 ст. 423 ГК установлено, что при расторжении договора обязательства сторон прекращаются. Однако прекращаются ли обязательства по оплате неустойки в отношении задолженности, возникшей до момента расторжения договора и оплаченной после его расторжения?

Акулич Анастасия

Адвокат минской областной коллегии адвокатов, юридическая группа REVERA

Подрезёнок Кристина

Адвокат Минской областной специализированной юридической консультации по правовому сопровождению бизнеса


(Дело № 45-30/2019/542А/880К)

Обстоятельства дела

Между субподрядчиком (далее — истец) и генподрядчиком (далее — ответчик) был заключен договор подряда, предметом которого являлось выполнение технического обслуживания системы отопления на объекте.

Согласно договору расчеты за выполненные работы осуществляются на основании подписанного уполномоченными представителями генподрядчика и субподрядчика акта выполненных работ. Договором была предусмотрена обязанность генподрядчика рассмотреть и подписать предоставленные ему акты не позднее 15-го числа месяца, следующего за отчетным периодом, а также оплатить стоимость по актам в течение 5 банковских дней с даты их подписания.

В соответствии с соглашением о расторжении договора подряда стороны расторгли договор с 01.04.2016.

Работы по техническому обслуживанию, выполненные с октября по декабрь 2015 г., были оплачены генподрядчиком 20.04.2016; работы, выполненные с января по март 2016 г., — 11.09.2018.

Ссылаясь на несвоевременное исполнение ответчиком обязательств по приемке и оплате выполненных работ, истец заявил требование о взыскании двух видов неустойки: за необоснованное уклонение от приемки работ и за несвоевременную оплату таких работ.

Позиция истца

По мнению истца, на момент расторжения договора субподрядчиком были выполнены, но не были приняты и оплачены генподрядчиком работы по техническому обслуживанию системы отопления.

В соответствии с договором генподрядчик несет ответственность в виде пени в размере 0,15 % за каждый день просрочки, но не более 10 % стоимости этих работ:

— за необоснованное уклонение от приемки выполненных работ и оформления соответствующих документов, подтверждающих их выполнение;

— за несвоевременное проведение расчетов за выполненные и принятые в установленном порядке работы.

В связи с этим истец, руководствуясь условиями о договорной неустойке, обратился за судебной защитой с целью взыскания неустойки, начисленной за период неоплаты работ как до, так и после расторжения договора.

Позиция ответчика

Возражая против удовлетворения иска, ответчик ссылался на следующее.

Согласно п. 1 ст. 378 ГК обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК и иными актами законодательства или договором.

В соответствии с пп. 1, 3 ст. 423 ГК при расторжении договора обязательства сторон прекращаются; в случаях расторжения договора обязательства считаются прекращенными с момента достижения соглашения сторон о расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения сторон.

Поскольку иное ни законодательством, ни договором предусмотрено не было, а в соглашении о расторжении отсутствуют какие-либо финансовые обязательства ответчика перед истцом на будущее, в том числе обязательства по оплате неустойки, все обязательства сторон из договора прекратились с момента подписания соглашения о расторжении (01.04.2016); оснований для взыскания договорной неустойки, начисленной после расторжения договора, по мнению ответчика, не имеется.

Вывод суда первой инстанции

Решением суда первой инстанции исковые требования субподрядчика были удовлетворены частично: сумма неустойки, заявленная истцом, была уменьшена в соответствии со ст. 314 ГК.

В обоснование начисления неустойки после расторжения договора суд указал, что доводы ответчика не основаны на нормах законодательства, поскольку обязательства по оплате работ, выполненных в октябре — декабре 2015 г., январе — марте 2016 г., возникли у ответчика в период действия договора.

Рассмотрение дела в апелляционной инстанции

В связи с тем, что решение первой инстанции, по мнению ответчика, незаконно и необоснованно в части начисления неустойки после расторжения договора, ответчик подал апелляционную жалобу.

В обоснование невозможности начисления неустойки после расторжения договора ответчик ссылался на факт прекращения обязательств с момента расторжения договора, а также на то, что с момента расторжения договора прекратило действие и договорное основание для начисления неустойки.

В обоснование отказа в удовлетворении апелляционной жалобы суд апелляционной инстанции указал следующее.

Из содержания ст. 423 ГК следует, что при расторжении договора прекращаются именно обязательства сторон по договору, причем обязательства прекращаются на будущее время. Применительно к заключенному между сторонами договору были прекращены обязательства подрядчика по выполнению предусмотренных договором работ.

Согласно постановлению суда апелляционной инстанции предусмотренная договором неустойка как способ обеспечения исполнения обязательств с расторжением договора не прекращается, поскольку не относится к обязательству сторон из договора, а продолжает выполнять свою обеспечительную функцию.

В этой связи стороны сохраняют право требовать уплаты договорной неустойки до момента надлежащего исполнения обязательства стороной и после расторжения договора, но при условии, что неустойкой обеспечиваются именно обязательства из договора, то есть обязательства, возникшие в период действия договора и до его расторжения.

На основании изложенного суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что решение суда первой инстанции следует оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Доводы ответчика в кассационной жалобе

На решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции ответчиком была подана кассационная жалоба.

По мнению ответчика, стороны не заключали соглашение, содержащее условие о сохранении действия положений договора о неустойке на период после его расторжения. В связи с этим основания для взыскания договорной неустойки за период после 01.04.2016 (момент достижения соглашения о расторжении договора) отсутствуют.

С учетом содержания соглашения и редакции п. 3 ст. 423 ГК с 01.04.2016 в связи с расторжением договора прекращены все обязательства из него, в том числе обязательства по неустойке.

Договорные условия о неустойке также прекратили свое действие после 01.04.2016 вместе с иными нормами договора и после указанной даты не создают каких-либо юридических последствий для сторон.

В связи с этим ответчик просил решение и постановление изменить в части взысканной суммы неустойки, начисленной после расторжения договора.

Постановление кассационной инстанции

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь посчитала выводы судов первой и апелляционной инстанций о наличии правовых оснований для удовлетворения заявленных исковых требований правильными, основанными на материалах дела и нормах действующего законодательства.

Дополнительно судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь указала следующее.

Так, согласно п. 4 ст. 395 ГК окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за его нарушение.

При расторжении договора прекращаются обязательства с момента его расторжения, при этом расторжение договора само по себе не прекращает обязательства ответчика по уплате задолженности, возникшей в период действия этого договора, а также от ответственности за неисполнение этого обязательства.

При таких обстоятельствах, по мнению судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, у субподрядчика имелось право требовать оплаты долга за выполненные работы на условиях, установленных договором подряда.

Также за субподрядчиком сохранилось и право на взыскание неустойки, которая обеспечивает исполнение возникшего договорного обязательства по оплате долга, несмотря на последующее расторжение договора.

Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций согласно постановлению судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь по делу правомерно не приняли во внимание ссылку ответчика на ст. 423 ГК. По смыслу указанной нормы при расторжении договора прекращается обязанность должника совершать в будущем действия, которые являются предметом договора, то есть выполнять в данном случае работы по техническому обслуживанию системы отопления на объекте. Вместе с тем при заключении соглашения о расторжении договора не было прекращено обязательство ответчика по оплате долга, возникшего в период его действия.

Мнение авторов:
Судебными постановлениями по настоящему делу подтверждается возможность начисления договорной неустойки в период после расторжения договора.
Среди прочего судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь в своем постановлении в обоснование возможности взыскания неустойки после расторжения договора сослалась на п. 4 ст. 395 ГК, который регулирует последствия окончания срока действия договора.
По мнению авторов, исходя из буквального толкования ГК может иметь место и иной подход в применении его норм о прекращении обязательств при расторжении договора и имеющихся способах защиты прав лица, исполнившего свою часть обязательств из договора к моменту его расторжения и не получившего встречного исполнения.
Так, в случае, если иное не будет предусмотрено сторонами в соглашении о расторжении договора, с момента подписания такого соглашения все обязательства сторон по договору подлежат прекращению (п. 3 ст. 423 ГК). При этом лицо, исполнившее свои обязательства в период действия договора, но не получившее встречное удовлетворение от другой стороны до момента расторжения договора, имеет право на взыскание неосновательного обогащения (ст. 971, 972 ГК).

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ: Игорь Буевич, юрист

Рассуждения авторов статьи вытекают из понятия обязательства, данного в п. 1 ст. 288 ГК. Согласно этой норме под обязательством понимается, в частности, совершение определенного действия, как-то: передача имущества, выполнение работы, уплата денег и т.п. Уплата неустойки по своей сути представляет собой уплату денег, следовательно, это обязательство. Поскольку уплата неустойки предусмотрена договором, значит это договорное обязательство.
А раз в силу п. 1 ст. 423 ГК при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, получается, что должно прекратиться и обязательство по уплате неустойки.
В данном случае перед нами образец формальной логики, то есть логики, не учитывающей природу гражданско-правовых обязательств, предусмотренных договором. Между тем специфика различного рода обязательств вытекает из статей ГК и иных положений актов законодательства, регулирующих порядок их возникновения, исполнения и прекращения.
Так, например, в силу положений п. 4 ст. 395 ГК расторжение договора не прекращает обязательств, представляющих собой меры ответственности за нарушение основных, составляющих предмет договора обязательств. Специфика таких обязательств состоит в том, что для них предусмотрен свой срок действия — срок исковой давности. Согласно ст. 196 ГК исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. В соответствии с ГК срок исковой давности не прекращает течь при расторжении договора по соглашению сторон (либо истечении срока действия договора по иным основаниям).
Как известно, основные договорные обязательства предусмотрены в статье (пункте) о предмете договора. Нет сомнений в том, что, расторгая договор по взаимному согласию, стороны прекращают именно эти обязательства на будущее. Однако встречные основные обязательства, не исполненные либо ненадлежаще исполненные во время действия договора, не прекращаются автоматически с истечением срока действия договора по соглашению сторон и подлежат надлежащему исполнению независимо от факта прекращения договора (ст. 309 ГК). Такие встречные обязательства прекращаются надлежащим исполнением (п. 1 ст. 379 ГК) либо иными способами, предусмотренными в ст. 380–389 ГК.
Нельзя согласиться с тем, что неисполненное встречное обязательство после расторжения договора следует квалифицировать как неосновательное обогащение. В силу положений ст. 971 ГК неосновательное обогащение не подразумевает под собой получения имущества во исполнение обязательств, предусмотренных договором. Согласно п. 1 ст. 7 ГК гражданско-правовой договор и факт неосновательного обогащения являются самостоятельными основаниями возникновения гражданских прав и обязанностей. В соответствии с п. 2 ст. 288 ГК обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда, неосновательного обогащения и т.д. Исходя из этого представляется, что обязательство, возникшее из договора, не может изменять свою правовую природу и в какой-то момент вдруг начать считаться возникшим по иным причинам, например, вследствие неосновательного обогащения.

Дополнительно по теме:
>>Горбачёва А. Взыскиваем неустойку
>>Жуковец Г. Взыскание неустойки за уклонение от подписания справки о стоимости выполненных работ

Последнее
по теме