О привлечении к субсидиарной ответственности… - sudpraktika
Споры в области экономической несостоятельности (банкротства)

О привлечении к субсидиарной ответственности…

В июльском номере журнала была опубликована статья Людмилы Асиевской «Привлечение к субсидиарной ответственности: почему важно обеспечить сохранность документации?». В ней рассматривались два судебных кейса, касающихся привлечения учредителя и директора к субсидиарной ответственности.

После публикации статьи в адрес редакции поступило мнение Андрея Толочко, руководителя субпрактики разрешения неплатежеспособности и банкротства, адвоката адвокатского бюро «РЕВЕРА», и Андрея Лойши, помощника адвоката адвокатского бюро «РЕВЕРА».

Спор о привлечении учредителя к субсидиарной ответственности

Суть спора сводилась к тому, что учредителем предприятия было принято решение о его ликвидации. В процедуре ликвидации была назначена и проведена проверка налоговой инспекцией, по результатам которой был составлен акт проверки и предприятием добровольно уплачены причитающиеся суммы в бюджет.

После полного погашения задолженности ликвидатор передал документы предприятия в архив и учредителю, часть документов учредителем была уничтожена.

До принятия решения об исключении предприятия из ЕГР назначена проверка органами ДФР, ликвидатору предприятия направлено требование о предоставлении документов и установлен срок, который в дату получения самого требования уже истекал.

В связи с отсутствием документов у ликвидатора и истечением срока на их предоставление ДФР ликвидатор направил проверяющему органу уведомление, в котором указал о передаче им документов в архив и учредителю, а также об их частичном уничтожении и невозможности выполнить требование в установленный срок.

После получения данного уведомления ДФР составил акт проверки, в котором предприятию доначислены налоги, подлежащие к уплате, и пеня.

В течение срока, установленного для направления возражений на акт проверки, в адрес ДФР было направлено возражение и по акту передачи переданы имеющиеся в наличии документы предприятия. Это выполнено совместно ликвидатором и учредителем предприятия.

При рассмотрении возражений представленные документы не были приняты во внимание и дополнительная проверка не назначалась.

После вынесения решения ДФР о взыскании с предприятия доначисленных сумм решение обжаловано в экономический суд.

На дату подачи заявления о признании решения ДФР недействительным предприятие уже находилось в банкротстве (было открыто конкурсное производство). В качестве заявителя по делу о признании недействительным ненормативного акта государственного органа выступил управляющий по делу о банкротстве в интересах предприятия, а в качестве заинтересованного лица судом был привлечен учредитель.

Решение ДФР было оставлено в силе, поскольку суд не нашел оснований для его отмены.

После вступления в силу решения суда управляющий по делу о банкротстве (далее — истец) предъявил иск о привлечении учредителя (далее — ответчик) к субсидиарной ответственности и взыскании с него сумм доначисленных налогов и пени.

В удовлетворении иска было отказано. Суд отметил, что уничтожение учредителем документов при обстоятельствах, указанных в деле, не позволяет однозначно квалифицировать такой поступок как виновное умышленное совершение действий, свидетельствующих об использовании принадлежащего учредителю права давать обязательные для юридического лица указания и использовании своих возможностей иным образом определять его действия.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ: Андрей Толочко, руководитель субпрактики разрешения неплатежеспособности и банкротства, адвокат адвокатского бюро «РЕВЕРА»; Андрей Лойша, помощник адвоката адвокатского бюро «РЕВЕРА»

В рассматриваемом случае суд при вынесении решения исходил из факта недоказанности одного из элементов, являющегося обязательным для привлечения учредителя к субсидиарной ответственности. А именно, в действиях учредителя не было установлено наличие вины (умысла) и, как следствие, в удовлетворении требования о привлечении лица к субсидиарной ответственности по обязательствам должника было отказано.
Фактически при вынесении решения суд основывался на том, что:
— налоговыми органами проверка ликвидируемой организации была проведена в установленном порядке, необходимые действия для исключения организации из ЕГР были совершены;
— ДФР о проведении проверки не уведомлял;
— часть документов была сдана в архив, остальная часть — уничтожена;
— отсутствовали факты систематических взаимоотношений организации с лжепредпринимательскими структурами;
— в отношении учредителя должника уголовное дело не возбуждалось.
Действительно, при ликвидации организации обязанность по передаче документов в архив установлена не в отношении всех документов. К примеру, обязательно должны быть сданы документы по личному составу, подтверждающие трудовой стаж и оплату труда работников (абз. 4 ч. 1 п. 16 Положения о ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования, утвержденого Декретом Президента Республики Беларусь от 16.01.2009 № 1). При этом та часть документов, которая не подлежит передаче в архив, может быть уничтожена. В этой связи действия учредителя в некоторой степени могут быть обоснованны.
В то же время обращает на себя внимание тот факт, что уже после составления акта проверки учредитель и ликвидатор передали органам ДФР документы, имеющиеся в наличии. В этой связи возникает вопрос: повлияли ли бы документы, которые предоставили учредитель и ликвидатор, на содержание акта проверки в случае, если бы они были предоставлены своевременно? Полагаем, ответ на указанный вопрос является одним из ключевых для решения вопроса о наличии оснований для привлечения учредителя к субсидиарной ответственности.

Спор о привлечении всех директоров и учредителей за весь период деятельности общества к субсидиарной ответственности

Суть спора сводилась к тому, что до 2012 г. участниками действующего ООО являлись два гражданина Республики Беларусь. В качестве наемного директора также был принят гражданин Республики Беларусь (не учредитель).

В 2012 г. в результате продажи долей бывшими участниками общества произошла смена состава участников и учредителями общества стали два гражданина Российской Федерации. Директор общества до 2014 г. не менялся.

В июне 2014 г. директор общества по телефону был уведомлен новым участником о предстоящей смене директора и необходимости передать документы по деятельности ООО. Директор и учредитель согласовали дату увольнения директора и время встречи для передачи документов общества вновь назначаемому директору (одному из учредителей ООО).

Директор подготовил акт приема-передачи документов. Также он самостоятельно произвел свое увольнение.

В назначенные дату и время учредитель общества за документами не явился. Документы общества находились по его юридическому адресу вместе с подписанным со стороны директора актом передачи документов. Учредителем общества в отсутствие директора, но в присутствии иных лиц подписан акт приема-передачи документов и изъяты документы ООО. Оригинал акта доставлен по юридическому адресу общества для передачи директору.

В 2016 г. проведена налоговая проверка деятельности общества, по результатам которой составлен акт проверки. По акту проверки у ООО имелась задолженность перед бюджетом за период с 2008 по 2016 г.

Из акта проверки следовало, что первичные учетные документы и регистры бухгалтерского учета к проверке не представлены, в связи с чем проверка проведена на основании сведений о движении денежных средств по расчетным счетам общества.

В дальнейшем налоговая инспекция подала заявление о признании ООО экономически несостоятельным (банкротом) и суд открыл конкурсное производство.

Управляющий по делу о банкротстве подал иск о привлечении к субсидиарной ответственности солидарно всех директоров и учредителей ООО за весь период его деятельности.
Исковые требования были удовлетворены частично. Суд не нашел оснований для привлечения к субсидиарной ответственности всех директоров и участников общества, за исключением директора ООО, работавшего до 2014 г.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ: Андрей Толочко, руководитель субпрактики разрешения неплатежеспособности и банкротства, адвокат адвокатского бюро «РЕВЕРА»; Андрей Лойша, помощник адвоката адвокатского бюро «РЕВЕРА»

Рассматриваемое дело, в результате разрешения которого суд привлек бывшего директора к субсидиарной ответственности, вызывает ряд вопросов и позволяет сделать вывод о наличии в схеме деятельности общества «номинальных» участников. Привлечение таких лиц, как правило, свидетельствует о наличии в действиях бывших участников/директора незаконных целей, что и было установлено судом (сокрытие документов общества и введение в заблуждение компетентных государственных органов Республики Беларусь относительно обстоятельств наступления банкротства).
В то же время некоторые сомнения вызывает тот факт, можно ли рассматривать в качестве действий неисполнение бывшим директором обязанностей, предусмотренных ст. 7 и 18 Закона Республики Беларусь от 12.07.2013 № 57-З «О бухгалтерском учете и отчетности». Полагаем, здесь корректнее говорить о бездействии бывшего директора, что, в свою очередь, ввиду положений подп. 5.6 п. 5 Декрета Президента Республики Беларусь от 23.11.2017 № 7 «О развитии предпринимательства» не является основанием для привлечения к субсидиарной ответственности.

Последнее
по теме