Споры в области экономической несостоятельности (банкротства)

Привлечение к субсидиарной ответственности: почему важно обеспечить сохранность документации?

Если экономическая несостоятельность (банкротство) должника — юридического лица вызвана собственником его имущества, учредителями (участниками) или иными лицами, в том числе руководителем должника, имеющими право давать обязательные для должника указания либо имеющими возможность иным образом определять его действия, то такие лица при недостаточности имущества должника для расчета с кредиторами солидарно несут субсидиарную ответственность по его обязательствам.

Рассмотрим примеры из судебной практики, когда в одном случае суд отказал в удовлетворении исковых требований о привлечении учредителя к субсидиарной ответственности, а во втором — удовлетворил требования частично.

Асиевская Людмила

Адвокат Минской областной коллегии адвокатов

Основания для привлечения к субсидиарной ответственности в настоящее время кроме норм Закона Республики Беларусь от 13.07.2012 № 415-З «Об экономической несостоятельности (банк-ротстве)» (далее — Закон о банкротстве) определены также в подп. 5.6 п. 5 Декрета Президента Республики Беларусь от 23.11.2017 № 7 «О развитии предпринимательства» (далее — Декрет № 7).

Справочно. 
Подпунктом 5.6 п. 5 Декрета № 7 предусмотрено, что собственник имущества юридического лица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), его учредители (участники) или иные лица, в том числе руководитель юридического лица, имеющие право давать обязательные для этого юридического лица указания либо возможность иным образом определять его действия, несут субсидиарную ответственность при недостаточности имущества юридического лица только в случае, если экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица была вызвана виновными (умышленными) действиями таких лиц.

Спор о привлечении учредителя к субсидиарной ответственности

Обстоятельства дела

Учредитель частного предприятия принял решение о его ликвидации. В процедуре ликвидации была назначена и проведена проверка налоговой инспекцией. По ее результатам составлен акт проверки и предприятием добровольно уплачены причитающиеся суммы в бюджет.

После полного погашения задолженности ликвидатор передал документы предприятия в архив и учредителю, часть документов учредителем была уничтожена.

До принятия решения об исключении предприятия из ЕГР назначена проверка органами Департамента финансовых расследований Комитета Государственного контроля Республики Беларусь (далее — ДФР).

Ликвидатору предприятия направлено требование о предоставлении документов и установлен срок, который в дату получения самого требования уже истекал.

В связи с отсутствием документов у ликвидатора и истечением срока на их предоставление ДФР ликвидатор направил проверяющему органу уведомление, в котором указал о передаче им документов в архив и учредителю, а также об их частичном уничтожении и невозможности выполнить требование в установленный срок.

После получения данного уведомления ДФР составлен акт проверки, в котором предприятию доначислены налоги, подлежащие к уплате, и пеня.

Расчет сумм был произведен на основании Положения о порядке определения размера причитающихся к уплате в бюджет сумм налогов, сборов (пошлин) <…>, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 24.03.2010 № 426 (далее — Положение).

Справочно. 
Положением устанавливается порядок определения размера причитающихся к уплате в бюджет сумм налогов, сборов (пошлин) при отсутствии у проверяемого субъекта или непредставлении им документов бухгалтерского, налогового учета и (или) других документов, связанных с налогообложением.

В течение срока, установленного для направления возражений на акт проверки, в адрес ДФР было направлено возражение и по акту передачи переданы имеющиеся в наличии документы предприятия. Данное действие выполнено совместно ликвидатором и учредителем предприятия.

Справочно. 
При наличии возражений по акту (справке) проверки проверяемый субъект или его представитель делает об этом запись перед своей подписью и не позднее 15 рабочих дней со дня подписания акта (справки) представляет в письменном виде возражения по его (ее) содержанию в контролирующий (надзорный) орган (п. 71 Положения о порядке организации и проведения проверок, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 16.10.2009 № 510 «О совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности в Республике Беларусь»).

При рассмотрении возражений представленные документы не были приняты во внимание и дополнительная проверка не назначалась.

После вынесения решения ДФР о взыскании с предприятия доначисленных сумм решение обжаловано в экономический суд.

На дату подачи заявления о признании решения ДФР недействительным предприятие уже находилось в банкротстве (было открыто конкурсное производство). В качестве заявителя по делу о признании недействительным ненормативного акта государственного органа выступил управляющий по делу о банкротстве в интересах предприятия, а в качестве заинтересованного лица судом был привлечен учредитель.

Решение ДФР было оставлено в силе, поскольку суд не нашел оснований для его отмены.

После вступления в силу решения суда управляющий по делу о банкротстве (далее — истец) предъявил иск о привлечении учредителя (далее — ответчик) к субсидиарной ответственности и взыскании с него сумм доначисленных налогов и пени.

В качестве третьих лиц по делу судом привлечены ДФР и налоговая инспекция.

Позиция истца

Истец указал, что, по его мнению, ответчик умышленно не представил документы при проведении проверки и уничтожил часть документов предприятия.

В результате действий ответчика и непредставления документов контролирующим органом при проведении проверки обязательные платежи в бюджет были исчислены расчетным методом.

Поскольку между умышленными действиями учредителя и наступлением тяжких последствий для предприятия в виде экономической несостоятельности (банкротства) существует прямая причинно-следственная связь, истец считал, что учредитель должен быть привлечен к субсидиарной ответственности по обязательствам предприятия.

Такой же позиции придерживались привлеченные в качестве третьих лиц по делу ДФР и налоговая инспекция.

Позиция ответчика

Ответчик ссылался на подп. 5.6 п. 5 Декрета № 7, а именно на отсутствие у него умысла и виновных действий, которые привели к банкротству. Как было отмечено, требование к ответчику о предоставлении документов не направлялось, а об акте проверки он узнал уже после его составления. Поскольку была завершена ликвидационная проверка, само предприятие ожидало исключения его из ЕГР. Ответчик не знал и не мог знать о предстоящей проверке ДФР, поэтому, не имея возможности хранить все документы, часть их уничтожил.

После того, как он узнал об акте проверки, все документы, имеющиеся в наличии, предоставил в ДФР вместе с возражением на акт проверки.

Выводы суда

Суд принял во внимание все пояснения ответчика, а именно что после выполнения требований налоговой инспекции предприятие ожидало принятия решения об исключении из ЕГР, так как считало, что все необходимые действия для этого были совершены.

В процедуре ликвидации была проведена проверка налоговой инспекцией и документы в объеме, необходимом для проведения проверки, были предоставлены налоговому органу. После проведения ликвидационной проверки документы были возвращены ликвидатором учредителю. Часть из них была уничтожена, часть — сдана в архив, что подтверждается актом. О планируемой проверке со стороны ДФР предприятие осведомлено не было.

Сведений о выявленных случаях систематических взаимоотношений проверяемого субъекта с лжепредпринимательскими структурами при проверках предприятия как налоговыми органами, так и ДФР не было установлено.

Уголовное производство в отношении ответчика не начиналось.

Уничтожение учредителем документов при таких обстоятельствах не позволяет однозначно квалифицировать такой поступок как виновное умышленное совершение действий, свидетельствующих об использовании принадлежащего учредителю права давать обязательные для юридического лица указания и использовании своих возможностей иным образом определять его действия.

В удовлетворении иска было отказано.

Спор о привлечении всех директоров и учредителей за весь период деятельности общества к субсидиарной ответственности

Обстоятельства дела

До 2012 г. участниками действующего ООО являлись два гражданина Республики Беларусь. В качестве наемного директора также был принят гражданин Республики Беларусь (не учредитель).

В 2012 г. в результате продажи долей бывшими участниками общества произошла смена состава участников и учредителями общества стали два гражданина Российской Федерации. Директор общества до 2014 г. не менялся.

В июне 2014 г. директор общества по телефону был уведомлен новым участником о предстоящей смене директора и необходимости передать документы по деятельности ООО. Директор и учредитель согласовали дату увольнения директора и время встречи для передачи документов общества вновь назначаемому директору (одному из учредителей ООО).

Директор подготовил акт приема­ передачи документов. Также он самостоятельно произвел свое увольнение.

В назначенные дату и время учредитель общества за документами не явился. Документы общества находились по его юридическому адресу вместе с подписанным со стороны директора актом передачи документов. Учредителем общества в отсутствие директора, но в присутствии иных лиц подписан акт приема­-передачи документов и изъяты документы ООО. Оригинал акта оставлен по юридическому адресу общества для передачи ди­ректору.

В 2016 г. проведена налоговая проверка деятельности общества, по результатам которой оставлен акт проверки. По акту проверки у ООО имелась задолженность перед бюджетом за период с 2008 по 2016 г.

Из акта проверки следует, что первичные учетные документы и регистры бухгалтерского учета к проверке не пред­ставлены, в связи с чем проверка проведена на основании сведений о движении денежных средств по расчетным счетам общества.

В дальнейшем налоговая инспекция подала заявление о признании ООО экономически несостоятельным (банкротом) и суд открыл конкурсное произ­водство.

Управляющий по делу о банкротстве подал иск о привлечении к субсидиарной ответственности солидарно всех директоров и учредителей ООО за весь период его деятельности.

Позиция истца

Истец указывал, что он просит солидарно взыскать в порядке привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам общества всех его директоров и участников, поскольку имеется причинно­следственная связь между виновными (умышленными) действиями ответчиков, как лиц, имеющих право давать обязательные для юридического лица указания либо иным образом определять его действия, и последствиями в виде признания должника банкротом.

В качестве правовых норм истец ссылался на ст. 11 Закона о банкротстве.

Позиция ответчика (директора общества до 2014 г.)

Бывший директор общества основывал свою позицию на п. 3 ст. 7 Закона Республики Беларусь от 12.07.2013 № 57­З «О бухгалтерском учете и отчетности» (далее — Закон о бухучете).

Справочно. 
Пунктом 3 ст. 7 Закона о бухучете установлено, что руководитель организации обязан организовать ведение бухгалтерского учета и составление отчетности, а также создать необходимые для этого условия.

Так, им как руководителем ООО в обществе в период осуществления им полномочий был организован бухгалтерский учет, принят на работу главный бухгалтер (уволен в 2014 г.).

Общество уплачивало налоги, а также иные обязательные платежи, что подтверждается наличием независимого аудиторского заключения за период его работы. Добросовестность в части соблюдения налогового законодательства также подтверждается своевременной подачей бухгалтерских балансов и налоговых деклараций до 2014 г.

Ответчик указывал, что согласно подп. 5.6 п. 5 Декрета № 7 субсидиарная ответственность возможна только при наличии виновных (умышленных) действий, приведших к банкротству.

Ссылаясь на показания допрошенных в судебном заседании в качестве свидетелей лиц, присутствовавших при подписании акта приема­передачи документов, ответчик утверждал, что с 2014 г. документы находятся у нового директора (учредителя ООО) и переданы ему по акту приема­передачи по его требованию.

По мнению ответчика, он не мог предвидеть то обстоятельство, что документы могли быть переданы неустановленному лицу, поскольку он не давал указаний об их передаче, но и оснований для препятствования в этом у иных лиц не имелось.

Незаконную финансовую деятельность общество не осуществляло, со лжепредпринимательскими структурами не взаимодействовало.

Согласно последним данным бухгалтерского баланса общества за 2014 г. ООО было устойчиво платежеспособным. На момент увольнения директора общества задолженности по налогам и сборам не имелось.

Выводы суда

Исковые требования были удовлетворены частично. Суд не нашел оснований для привлечения к субсидиарной ответственности всех директоров и участников общества, за исключением директора, работавшего до 2014 г.

Суд в решении указал, что ст. 7 и 18 Закона о бухучете закреплены обязанности руководителя организации организовать ведение бухгалтерского учета и составление отчетности, а также создать необходимые для этого условия. Руководитель организации несет ответственность за организацию хранения первичных учетных документов, регистров бухгалтерского учета, отчетности, других документов, связанных с ведением бухгалтерского учета и составлением отчетности.

Экономическая несостоятельность (банкротство) ООО наступила в результате действий указанного лица как директора общества. Последний допустил нарушение требований ст. 7 и 18 Закона о бухучете, не обеспечил сохранность первичных учетных документов, регистров бухгалтерского учета, отчетности, других документов, связанных с ведением бухгалтерского учета и составлением отчетности ООО, допустил передачу неуполномоченными лицами неустановленным лицам документов бухгалтерского учета и первичных учетных документов общества.

Суд не принял во внимание акт приема­передачи документации, посколь­ку в распоряжение суда поступили пояснения указанного в нем участника ООО, который утверждал, что он никогда не подписывал данный акт, документы не принимал. К деятельности общества отношения не имеет, а участником его стал по просьбе незнакомого лица за денежное вознаграждение.

Суд посчитал, что акт приема­передачи не свидетельствует об отсутствии со стороны ответчика виновных действий, повлекших банкротство должника, а яв­ляется доказательством совершения им осознанных и направленных на достижение конкретного результата (сокрытие документов) действий, вызвавших экономическую несостоятельность (банкротство).

Банкротство общества вызвано не совершением действий в условиях предпринимательского риска, а явилось следствием допущенных нарушений законодательства о бухгалтерском учете, налогового законодательства.

Указанный акт составлен с целью придания видимости законности совершенных действий по сокрытию документов общества, введения в заблуждение компетентных государственных органов Республики Беларусь относительно обстоятельств наступления банкротства, продажи участниками общества долей в уставном фонде гражданам Российской Федерации.

Суд пришел к выводу, что истцом представлены достаточные и достоверные доказательства, подтверждающие, что банкротство общества наступило в результате действий ответчика. Данные
действия направлены на сокрытие документов общества, по своему характеру являются осознанными и направленными на достижение конкретного результата, то есть являются по своему содержанию умышленными.

Именно указанные действия ответ­чика повлекли доначисление ООО налогов и пеней, а впоследствии и его банк­ротство.

Мнение автора:
Дела о банкротстве, а также дела, вытекающие из таких дел, занимают значительный объем от общего количества дел, рассматриваемых экономическими судами.
Со вступлением в силу Декрета № 7 количество дел о привлечении к субсидиарной ответственности руководителей или иных лиц, имеющих право давать обязательные для юридического лица указания либо возможность иным образом определять его действия, снизилось. Однако подп. 5.6 п. 5 Декрета № 7 не является безусловным основанием для освобождения таких лиц от субсидиарной ответственности.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ: Мария Галич, адвокат АБ «ВЕРДИКТ»

Согласно ч. 2 ст. 11 Закона о банкротстве если экономическая несостоятельность (банкротство) должника — юридического лица вызвана собственником его имущества, учредителями (участниками) или иными лицами, в том числе руководителем должника, имеющими право давать обязательные для должника указания либо имеющими возможность иным образом определять его действия, то такие лица при недостаточности имущества должника для расчета с кредиторами солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника.
Собственник имущества юридического лица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), его учредители (участники) или иные лица, в том числе руководитель юридического лица, имеющие право давать обязательные для этого юридического лица указания либо возможность иным образом определять его действия, несут субсидиарную ответственность при недостаточности имущества юридического лица только в случае, если экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица была вызвана виновными (умышленными) действиями таких лиц (подп. 5.6 п. 5 Декрета № 7).
До вступления в силу Декрета № 7 руководитель, участник юридического лица привлекался к субсидиарной ответственности независимо от размера своей доли в уставном фонде, от степени участия в управлении данным юридическим лицом. Также не имело значения, являлись ли причиной банкротства умышленные действия или бездействие и неосторожность.
Вступление в силу с 26.02.2018 Декрета № 7 привело к тому, что в каждом деле о привлечении к субсидиарной ответственности суд должен установить, имели ли место именно виновные (умышленные) действия лиц, которые привлекаются к субсидиарной ответственности. Отсутствие таких действий является основанием для отказа в удовлетворении иска о привлечении физического лица к субсидиарной ответственности.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ: Сергей Демьяненко, партнер Адвокатского бюро «Верховодко и партнеры Л.Л.С.», адвокат

Декрет № 7 и ГК устанавливают основание привлечения собственника имущества юридического лица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), его учредителей (участников) или иных лиц, в том числе руководителя, к ответственности — недостаточность имущества юридического лица для возмещения вреда, возникшего в связи с их виновными (умышленными) действиями.
Подпункт 5.6 п. 5 Декрета № 7 исключил субсидиарную ответственность лиц при наличии в их действиях (бездействии) неосторожной вины.
При умысле лицо осознает неправомерность своих действий и желает наступления вредных последствий либо относится к таким последствиям безразлично, поведение лица при этом всегда сознательно направлено на нарушение обязательств.
Мотив и цель при умысле могут быть разными, однако они не должны влиять на квалификацию соответствующего деяния.
Лица могут привлекаться к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в случаях, когда они сознательно создавали условия, способствующие наступлению или увеличению неплатежеспособности.
Руководитель организации (иное лицо, имеющее право выступать от его имени) несет ответственность за действия, повлекшие за собой наступление банкротства должника, если он знал, что его действия вызовут банкротство должника.
Собственник имущества общества может быть привлечен к субсидиарной ответственности в случае распоряжения имуществом должника, а также дачи должностным лицам должника через соответствующий высший орган управления соответствующих указаний по распоряжению имуществом либо по исполнению иных действий, влекущих за собой наступление банкротства должника.
Автором статьи приведены примеры того, насколько схожие действия уполномоченных лиц должника, связанные с утратой первичных документов, повлекшей доначисление налогов и пени расчетным методом, могут иметь различную природу, причину, субъективное отношение таких лиц к данному событию и, соответственно, различную правовую квалификацию.
При установлении умысла и вины лица в совершении деяния, несомненно, должны учитываться относящиеся к личности лица обстоятельства, поскольку наличие профессиональных знаний и навыков, опыта работы в определенной сфере деятельности могут указывать на то, что лицо не могло не знать о характере и последствиях совершаемых действий.
Основанием для привлечения соответствующих лиц к субсидиарной ответственности не могут являться ошибки, грубые упущения, экономическая и финансовая безграмотность и иные действия, совершенные по небрежности при отсутствии волевого момента, характерного для умысла.
Из приведенных автором примеров видно, что суды в рамках конкретного дела действительно стремятся установить фактические обстоятельства и полную картину событий, проводят анализ поведения уполномоченных лиц должника в период, предшествующий совершению деяний.

Последнее
по теме