Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 10.12.2019 по делу № 450-25/2018/931А/1118К - sudpraktika
Споры в сфере перевозок

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 10.12.2019

Дело №450-25/2018/931А/1118К

город Минск

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь в составе: председательствующего – судьи…, судей…, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «О» на решение экономического суда города Минска от 01.07.2019 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 07.08.2019 по делу №450-25/2018 по иску «F» (Федеративная Республика Германия) к обществу с ограниченной ответственностью «О» (Республика Беларусь) о взыскании 41665,79 евро убытков, третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика: закрытое акционерное общество «С» (Республика Беларусь), акционерное общество «А» (Российская Федерация),

 с участием представителей: начальника юридического отдела ООО «О» Г., действующего на основании доверенности от 15.07.2019 (выдана сроком на 1 год); ЗАО «С» – адвоката Ф., действующего на основании доверенности от 02.12.2018 (выдана по 31.12.2020); «F» – адвоката Ш., действующей на основании доверенности от 01.12.2018 (выдана на 3 года),

УСТАНОВИЛА:

Решением от 01.07.2019 судом принят отказ истца от иска в части взыскания 221,16 евро убытков и производство по делу в данной части прекращено. В оставшейся части исковые требования удовлетворены в полном объеме, взыскано с ООО «О» в пользу «F» 41665,79 евро убытков, 1662,64 белорусских рубля расходов по оплате юридической помощи, 1443,41 евро расходов по оплате государственной пошлины.

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда города Минска от 07.08.2019 решение экономического суда первой инстанции оставлено без изменения, а апелляционная жалоба ООО «О» - без удовлетворения.

ООО «О» обратилось в судебную коллегию по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь с кассационной жалобой на указанные судебные постановления судов первой и апелляционной инстанций, в которой просит их отменить и принять постановление об отказе в удовлетворении заявленных требований. Заявитель считает судебные постановления незаконными, поскольку при их вынесении неверно оценены доказательства, подтверждающие наличие и размер ущерба, причиненного истцу. Также ставится вопрос об отмене судебных постановлений в связи с допущенным судом нарушением норм процессуального права в силу отсутствия в торговом реестре Федеративной Республики Германия сведений о регистрации в качестве субъекта предпринимательской деятельности предприятия «F».

ЗАО «С» в отзыве на кассационную жалобу поддержало доводы заявителя, ссылаясь на удовлетворение исковых требований при наличии неподтвержденного размера ущерба, поскольку к осмотру не были представлены забракованные радиаторы. Также считает, что размер ответственности экспедитора должен определяться с учетом требований пункта 2 статьи 7 Федерального закона от 30.06.2003 №87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности». Также полагает, что правоспособность истца не была подтверждена должным образом.

В судебном заседании представителями ООО «О», ЗАО «С» поддержана кассационная жалоба по изложенным в ней основаниям.

Представитель «F» возражал против удовлетворения кассационной жалобы, ссылаясь на подтверждение размера причиненного ущерба представленными в материалы дела доказательствами, указав на то, что первоначально при осмотре груза в присутствии водителя перевозчика, грузополучателя и сюрвейера ООО «Р» зафиксированы 30.09.2017 механические повреждения тары 51 грузового места, содержащим в том числе коробки передач и радиаторы кондиционера. Впоследствии ООО «О» предлагалось обеспечить явку своего представителя для осмотра поврежденного груза, который им не был направлен. Вместе с тем с участием сюрвейера ООО «Р», привлеченного ЗАО «С», в дальнейшем производился осмотр поврежденного груза, в ходе которого расхождений по количеству груза, указанного в сопроводительных документах и фактически принятому на склад грузополучателя, обнаружено не было. Коробки передач в количестве 42 штук и радиаторы в количестве 86 штук грузополучателем признаны непригодными для дальнейшего использования. Размер взыскиваемого ущерба основан на документах, представленных АО «А», ООО «Г, компанией R.

В судебном заседании в подтверждение правоспособности «F» представитель истца сослался на письмо адвоката Надин Виртвейн-Дарков от 07.11.2019, основанное на нормах материального и процессуального права Федеративной Республики Германия. Дополнительно пояснил, что «F» является единоличным предприятием, созданным и руководимым владельцем К., которое по законодательству Федеративной Республики Германия как экономический коммерсант могло не регистрироваться в торговом реестре. Дополнительно сообщил о том, что компания R. письменно подтвердила оплату ООО «Г» выставленной в его адрес претензии.

АО «А» в отзыве на кассационную жалобу считает постановления судов первой и апелляционной инстанций законными и обоснованными, подтверждая наличие и размер ущерба, взысканного судом на основании представленных в дело доказательств.

Выслушав лиц, явившихся в судебное заседание, обсудив доводы кассационной жалобы и отзывов на кассационную жалобу, проверив законность и обоснованность судебных постановлений, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь приходит к выводу, что обжалуемые судебные постановления следует оставить без изменения, а кассационную жалобу ООО «О» - без удовлетворения по следующим основаниям.

Согласно статье 297 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь основаниями для изменения или отмены судебных постановлений суда, рассматривающего экономические дела, первой и (или) апелляционной инстанций являются необоснованность судебных постановлений, нарушение либо неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

Как видно из материалов дела, «F» в качестве заказчика перевозки обратилось в экономический суд города Минска с иском о взыскании с ООО «О» (перевозчик) 43855 евро ущерба, причиненного повреждением груза, следовавшего по маршруту Франция-Россия на транспортном средстве AM33677/А9181А7 по CMR-накладной №5843 от 15.09.2017, что зафиксировано грузополучателем (АО «А») на выгрузке по результатам осмотра груза 30.09.2017 с составлением протокола №260 и акта осмотра.

В обоснование заявленных требований «F» указало, что перевозка осуществлялась в соответствии с договором от 13.01.2017 и договором-заявкой №P269454901 от 13.09.2017, которые предусматривают применение норм Конвенции Организации Объединенных Наций о договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ) от 19.05.1956. В подтверждение факта ущерба сослалось на представленные АО «А» документы, подтверждающие стоимость груза, признанного непригодным к использованию, а также понесенные расходы по утилизации груза и транспортные расходы. Наличие ущерба «F» подтвердило предъявленными в его адрес претензиями со стороны своего заказчика (ООО «Г»), с которым произведен зачет взаимных требований на сумму в размере 43855 евро в счет оплаты претензии №135-18 от 03.04.2018, выставленной в связи с повреждением груза во время перевозки.

ООО «О» возражало против удовлетворения предъявленных к нему требований, сославшись на то, что истец не является лицом, несущим убытки в связи с повреждением груза, недоказанностью размера предъявляемых требований, и заявляло о применении сроков исковой давности.

Суд первой инстанции, рассмотрев имевшие место гражданские правоотношения между АО «А» (покупатель) и R. (продавец) в рамках рамочного соглашения о поставке деталей и компонентов №250/00232934/00002, между R. и ООО «Г» в рамках договора перевозки №15001 от 01.01.2015, между ООО «Г» и «F» в рамках договора на транспортно-экспедиционное обслуживание №FP/06-2016 от 01.12.2016, между «F» (заказчик) и ООО «О» (исполнитель) в рамках договора от 13.01.2017, удовлетворяя исковые требования в части взыскания 41665,79 евро, пришел к выводу о возникновении у истца права на предъявление иска в связи с понесенными убытками вследствие причинения ущерба грузу ответчиком при его транспортировке.

Определяя размер убытков, суд первой инстанции принял во внимание инвойс №8396583 от 15.09.2017, протокол №260 несоответствия по качеству и количеству от 30.09.2017, которым зафиксировано повреждение тары и упаковки, в том числе коробок передач в сборе и радиаторов кондиционера с конденсатором в сборе, акт осмотра от 30.09.2017, составленный в присутствии водителя перевозчика, представителя грузополучателя и сюрвейера ООО «Р», составленные акты осмотров сюрвейером ООО «Р» от 30.09.2017, от 25.10.2018, экспертное заключение ООО «Р» №25/1018-71 от 12.11.2018; документы, представленные АО «А», в подтверждение непригодности для промышленной сборки и необходимости утилизации груза (коробок передач в сборе, радиаторов кондиционера с конденсатором в сборе), а также понесенные расходы по возмещению оплаты покупки и утилизации.

При вынесении решения суд первой инстанции руководствовался статьями 14, 288, 290, 291, 364, 739, 750 Гражданского кодекса Республики Беларусь, статьями 17, 23 КДПГ, пунктом 34 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 24.10.2012 №9 «О некоторых вопросах рассмотрения дел, возникающих из договоров автомобильной перевозки грузов и транспортной экспедиции».

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, оставив обжалуемое решение без изменений.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь считает, что судами первой и апелляционной инстанций правильно применены нормы материального и процессуального права, а выводы судов соответствуют обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам ввиду следующего.

Ответственность за ненадлежащее исполнение обязательств в международной автомобильной перевозке груза применительно к спорным правоотношениям по настоящему делу регулируется нормами национального законодательства и международного права, а также соглашением сторон.

Из материалов дела усматривается, что ООО «О» в качестве перевозчика в рамках исполнения своих обязательств перед заказчиком перевозки («F») по договору транспортного и экспедиционного обслуживания №13.01.2017 от 13.01.2017 в рамках транспортной договора-заявки №P269454901 приняло на себя обязательство по доставке вверенного груза в пункт назначения.

Условиями пункта 5.1.2 договора на ООО «О» возлагалась имущественная ответственность перед «F» за полную или частичную утерю груза или его повреждение с момента принятия к перевозке и до момента его сдачи. Также стороны в пункте 1.2 договора договорились руководствоваться положениями КДПГ, действующим законодательством исполнителя.

В силу положений пунктов 1 и 2 статьи 17 КДПГ перевозчик несет ответственность за полную или частичную утрату груза или за его повреждение, происшедшее в промежуток времени между принятием груза к перевозке и его сдачей, а также за просрочку доставки, если не докажет, что утрата груза, его повреждение или просрочка доставки произошли по обстоятельствам, избегнуть которых перевозчик не мог и последствия которых он не мог предотвратить.

ООО «О» по заявке «F» осуществляло перевозку груза согласно инвойсу №8396583 от 15.09.2017 по международной товарно-транспортной накладной «CMR» №5843 от 15.09.2017.

 Наличие оснований для имущественной ответственности ООО «О» в качестве транспортера подтверждено соответствующими записями в указанной международной товарно-транспортной накладной «CMR», а также составленными протоколом №260 несоответствия по качеству и количеству и актом осмотра от 30.09.2017, справкой о дорожно-транспортном происшествии от 21.09.2017.

Таким образом, между сторонами по делу возникли гражданские правоотношения, связанные с причинением вреда в ходе международной автомобильной перевозки груза.

Пунктом 1 статьи 25 КДПГ определено, что в случае повреждения груза перевозчик несет ответственность за выплату суммы, на которую уменьшилась стоимость груза, рассчитываемую по стоимости груза, установленной в соответствии с требованиями пунктов 1, 2 и 4 статьи 23 КДПГ.

В соответствии с пунктами 1-4 статьи 23 КДПГ в случае, когда согласно положениям настоящей Конвенции, перевозчик обязан возместить ущерб, понесенный в связи с полной или частичной утратой груза, размер подлежащей возмещению суммы определяется на основании стоимости груза в месте и в момент принятия его для перевозки.

Из материалов дела усматривается, что у судов первой и апелляционной инстанций с учетом совокупности доказательств имелись основания при определении размера убытков, связанных с уменьшением стоимости груза, принять во внимание документы, представленные «F», АО «А», в подтверждение размера понесенных убытков.

Из материалов дела усматривается, что в ходе первичной приемки и осмотра груза 30.09.2017 между представителем перевозчика и представителями грузополучателя не возникло разногласий относительно наличия фактов видимого механического повреждения тары 51 грузового места, содержащего коробки передач в сборе, радиаторы кондиционера с конденсатором в сборе.

Для выявления повреждений содержимого грузовых мест требовалась дополнительная приемка по качеству, поэтому в последующем ООО «О» уведомлялось письмами №75 от 22.11.2017, №76 от 05.12.2017, №80 от 22.03.2018 о необходимости направления своего представителя для осмотра поврежденного груза, который не был направлен.

Вместе с тем из результатов осмотра, проведенного привлеченным ЗАО «С» сюрвейером ООО «Р» 30.09.2017, 25.10.2018, следует, что расхождений по количеству груза, указанному в сопроводительных документах и фактически принятому на склад грузополучателя не обнаружено, проводилась сортировка содержимого в поврежденных упаковках. По результатам проверки 42 коробки передач и радиаторы в количестве 86 штук могли быть признаны непригодными для дальнейшего использования.

Согласно заключению эксперта ООО «Р» №25/1018-71 от 12.11.2018 автомобильные комплектующие «коробка передач с сборе» (42 штуки) в связи с большой вероятностью наличия скрытых дефектов и повреждений не соответствуют требованиям безопасности, установленным законодательством Российской Федерации, не могут быть использованы для промышленной сборки товарных автомобилей и должны быть забракованы и утилизированы.

Факт непригодности поврежденного груза подтвержден представленными АО «А» стандартами предприятия, заключением о непригодности груза от 08.10.2018, регламентами по осмотру, сортировке и отбраковке деталей, которые были утилизированы, что подтверждено документально.

При таких обстоятельствах судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь признает обоснованными выводы судов первой и апелляционной инстанции о наличии и размере ущерба, который не превышает размер ответственности перевозчика, установленный нормами КДПГ по весу груза согласно представленному расчету с правильностью которого согласился представитель ответчика.

Доводы заявителя кассационной жалобы о том, что к осмотру 25.10.2018 не были предъявлены грузополучателем радиаторы кондиционера с конденсатором в сборе признаются несостоятельными, поскольку представитель перевозчика своевременно неоднократно не был направлен для осуществления осмотра поврежденного груза до его утилизации.

С приведенными доводами заявителя и третьего лица о необходимости применения при расчете ущерба пункта 3 статьи 6 Федерального закона от 30.06.2003 №87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» нельзя согласится, поскольку из условий договора №FP/06-2016 от 01.12.2016 следует, что между ООО «Г» и «F» было достигнуто соглашение в пункте 5.1 договора об уровне имущественной ответственности. В данном случае не превышен размер ответственности, установленный КДПГ, в пределах которого предусматривалась ответственность истца перед своим заказчиком.

Приведенные доводы о допущенном судом процессуальном нарушении в связи с наличием неподтвержденной правоспособности истца также не нашли своего подтверждения, учитывая положения части 2 статьи 242 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, и представленные в подтверждение правоспособности истца его представителем документы, содержание которых не опровергнуто ответчиком и третьим лицом.

Иные приведенные в кассационной жалобе доводы являлись предметом оценки суда апелляционной инстанции, получили надлежащую правовую оценку, отклонены как несостоятельные с подробным изложением мотивов отклонения, поэтому оснований для их повторного изложения и переоценки не имеется.

При таких обстоятельствах обжалуемые судебные постановления являются законными и обоснованными, предусмотренных статьей 297 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь оснований для их отмены и изменения, каковыми являются необоснованность, нарушение либо неправильное применение норм материального и (или) процессуального права, не имеется.

Судебные расходы, понесенные в связи с рассмотрением кассационной жалобы, распределяются судебной коллегией по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь по правилам статьи 133 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь и относятся на заявителя кассационной жалобы.

Руководствуясь статьями 283, 294, 296, 298 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь

ПОСТАНОВИЛА:

Решение экономического суда города Минска от 01.07.2019 и постановление апелляционной инстанции этого же суда от 07.08.2019 по делу №450-25/2018 оставить без изменения, а кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «О» – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия, может быть обжаловано (опротестовано) в порядке надзора в соответствии со статьями 300-304 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

Председательствующий, судья

 

Судья

 

Судья

Последнее
по теме