Причинно-следственная связь между действиями директора должника-банкрота и субсидиарная ответственность - sudpraktika
Споры в области экономической несостоятельности (банкротства)

Причинно-следственная связь между действиями директора должника-банкрота и субсидиарная ответственность

Коллегия отказала инспекции МНС и антикризисному управляющему в привлечении к субсидиарной ответственности директора по долгам должника-банкрота, т.к. причинно-следственная связь между виновными действиями ответчика и банкротством отсутствовала.

Дело № 143-18/2017/767А/1506К

Апелляционной инстанцией экономического суда г. Минска было отказано в удовлетворении исковых требований МНС о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя по обязательствам ООО «Т».

Инспекция МНС (первоначальный истец, заявитель жалобы) в кассационной жалобе просит отменить данное постановление. По его мнению, наличие виновных (умышленных) действий, допущенных С. в качестве руководителя ООО «Т», усматривает в том, что им были подписаны договоры, первичные учетные документы с субъектами хозяйствования, которые фактически не принимали участия в хозяйственных операциях.

Налоговая инспекция считает, что последний знал о фактическом неучастии ООО «С» в хозяйственных операциях по приобретению обществом цемента, который отгружался напрямую в адрес ООО «Т». Впоследствии ответчиком были помещены в бухгалтерский учет общества недостоверные документы (не отражающие фактически совершенных хозяйственных операций), что и привело к доначислению налогов, сборов.

Антикризисный управляющий ООО «Т» поддержал доводы жалобы: к учету были приняты первичные учетные документы по хозяйственным операциям с ООО «С» и ЧТУП «Т», которые впоследствии были признаны не имеющими юридической силы.

Коллегия отказала в удовлетворении жалобы. Руководитель юридического лица может быть привлечен к субсидиарной ответственности исходя из наличия доказательств, позволяющих установить причинно-следственную связь между виновными (умышленными) действиями ответчика и банкротством юридического лица.

Как в суде первой инстанции, так и в суде апелляционной инстанции антикризисным управляющим ООО «Т» и налоговой инспекций не были представлены достоверные достаточные доказательства, которые подтверждают совершение С. умышленных действий, которые привели к экономической несостоятельности (банкротстве) ООО «Т».

"

Как видно из материалов дела, С. являлся руководителем ООО "Т" с 02.04.2012 по 09.11.2015.

Определением экономического суда города Минска от 20.10.2010 по делу в отношении должника открыто конкурсное производство с применением упрощенной процедуры банкротства ликвидируемого должника, а решением от 10.02.2017 ООО "Т" признано банкротом и открыто ликвидационное производство.

Выявив недостаточность имущества должника для полного удовлетворения требований кредиторов, в том числе задолженности по уплате налогов, сборов, пени в сумме 365551,70 белорусских рублей, управляющий ООО "Т" со ссылкой на акт внеплановой дополнительной проверки ООО "Т" от 12.05.2017, проведенной должностными лицами налоговой инспекции, посчитал, что имеются основания для привлечения С. к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО "Т", так как последним в нарушение требований статей 6, 7 Закона Республики Беларусь от 12.07.2013 №57-З "О бухгалтерском учете и отчетности" не было организовано ведение бухгалтерского учета, что привело к неправильному исчислению налогов, поскольку к учету были приняты первичные учетные документы, содержащие недостоверные сведения относительно участников хозяйственных операций и ответственных лиц за их осуществление.

Cуд первой инстанции оценил действия С. в качестве руководителя ООО "Т" по принятию к учету документов, не имеющих юридической силы, как приведшие к образованию задолженности по налогам и сборам и ликвидации общества. При этом суд усмотрел в этих действиях наличие у ответчика умысла на уклонение от налогообложения и на занижение налоговой базы, что посчитал достаточным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности.

Экономический суд апелляционной инстанции пришел к выводу о недоказанности умысла (вины) в действиях руководителя ООО "Т" по образованию задолженности по налогам и сборам, образование которой привело к ликвидации общества.

Принятое постановление суд мотивировал тем, что в ходе проверок, проведенных органами финансовых расследований, в том числе материалов оперативно-розыскной деятельности, сведений прямо указывающих на противоправную деятельность директора ООО "Т" С., направленную на уклонение от уплаты сумм налогов и сборов, не установлено.

Судом установлено, что сделки между ООО "Т" и ООО "С", ЧТУП "Т" по купле-продаже материальных ценностей реально имели место и в установленном порядке не были признаны недействительными.

Кроме того, факт включение ООО "С", ЧТУП "Т" в реестр коммерческих организаций и ИП с повышенным риском совершения правонарушений в экономической сфере (реестр - прим. ред.) не свидетельствует о наличии виновных (умышленных) действиях С., повлекших доведение ООО "Т" до банкротства.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь считает, что у суда апелляционной инстанции имелись основания для отмены принятого по делу решения в связи с недоказанностью обстоятельств, наличие которых приводилось в качестве достаточного основания для привлечения ответчика к субсидиарной ответственности.

Управляющий в обоснование заявленного требования сослался на акт внеплановой дополнительной налоговой проверки от 12.05.2017, указав, что в этом акте названы первичные учетные документы, содержащие недостоверные сведения относительно участников хозяйственных операций и ответственных лицах за их осуществление. В дальнейшем при уточнении позиции по делу обосновал свое требование тем, что ответчик, будучи директором ООО "Т", действовал не добросовестно и не разумно, так как не осуществил расчеты с кредиторами и совершил операции с субъектами предпринимательской деятельности, включенными в названный выше реестр.

Какие-либо доказательства, подтверждающие умышленные действия ответчика, налоговой инспекцией в суд первой инстанции представлены не были, также не были приведены обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора.

В суде апелляционной инстанции кроме копий актов проверок, составленных налоговой инспекций, решений и заключения по акту проверки других дополнительных доказательств в подтверждение умышленных действий ответчика и заявленных требований, представлено не было.

В соответствии с подпунктом 5.6 пункта 5 Декрета от 23.11.2017 №7 "О развитии предпринимательства" собственник имущества юридического лица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), его учредители (участники) или иные лица, в том числе руководитель юридического лица, имеющие право давать обязательные для этого юридического лица указания либо возможность иным образом определять его действия, несут субсидиарную ответственность при недостаточности имущества юридического лица только в случае, если экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица была вызвана виновными (умышленными) действиями таких лиц.

Таким образом, руководитель юридического лица может быть привлечен к субсидиарной ответственности исходя из наличия доказательств, позволяющих установить наличие причинно-следственной связи между виновными (умышленными) действиями ответчика и банкротством юридического лица.

Из материалов дела усматривается, что как в суде первой инстанции, так и в суде апелляционной инстанции антикризисным управляющим ООО "Т", налоговой инспекций не были представлены достоверные достаточные доказательства, которые подтверждают совершение С. умышленных действий, которые привели к экономической несостоятельности (банкротстве) ООО "Т".

Сам по себе факт включения ООО "С" и ЧТУП "Т" в реестр не свидетельствует о виновных (умышленных) действиях С., повлекших экономическую несостоятельность (банкротство) ООО "Т".

Исходя из положений статьи 2, пункта 3 статьи 49 Гражданского кодекса Республики Беларусь добросовестность и разумность участников гражданских правоотношений предполагается, поскольку не установлено иное, поэтому при заключении договоров с ООО "С" и ЧТУП "Т", которые не были включены в реестр в 2012, 2013 годах, у руководителя ООО "Т" при обмене документов, поступлении товара согласно оформленным сопроводительным документам не было оснований сомневаться в недобросовестности действий работников контрагентов относительно включенных в данные документы сведений.

Сведений, прямо указывающих на противоправную деятельность директора, направленную на уклонение от уплаты сумм налогов и сборов, установлено не было.

Какие-либо другие доказательства, подтверждающие умышленные действия ответчика, приведшие к доначислению налогов, сборов и пени, в материалы дела представлены не были.

При таких обстоятельствах, проанализировав в совокупности имеющиеся в деле доказательства, оценив доводы сторон, суд апелляционной инстанции в пределах заявленных требований правомерно пришел к выводу о недоказанности истцом наличия причинно-следственной связи между действиями ответчика и наступившими последствиями, приведшими ООО "Т" к банкротству по изложенным в исковом заявлении основаниям.

Последнее
по теме