Решение Верховного Суда Республики Беларусь по делу № 12-01/54-2019 - sudpraktika
Споры в сфере интеллектуальной собственности

Дело № 12-01/54-2019

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Республики Беларусь

20 мая 2019 года Верховный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего судьи …,

с участием секретаря судебного заседания …,

истца П.,

ответчика Р. и его представителя адвоката Г.,

представителя третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика – государственного учреждения «Н» – И.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по иску П. к Р. о признании авторства на произведение,

установил:

в заявлении суду истец П. указал, что он является автором музыки, а ответчик Р. автором слов песни «Б», созданной в 2010 году. Из письма государственного учреждения «Н» (далее – «Н») от 22 января 2018 года ему стало известно, что данная песня была зарегистрирована на имя ответчика, как автора музыки и слов указанного произведения, в связи с чем «Н» отказал ему, истцу, в регистрации данного произведения на его имя и управлении имущественными правами на это произведение на коллективной основе.

28 января 2019 года он направил в адрес Р. претензию с требованием о восстановлении его авторства на музыку песни «Б», однако эта претензия была оставлена без ответа.

Ссылаясь на указанные обстоятельства, истец П. просил признать его автором музыки песни «Б». Также просил взыскать в его пользу с ответчика судебные расходы по уплате государственной пошлины за подачу в суд искового заявления.  

В судебном заседании истец П. поддержал заявленные требования в полном объёме, пояснив суду, что он имеет высшее музыкальное образование. Им в соавторстве с Р. (истец – автор музыки, ответчик – автор слов), помимо песни «Б», были созданы и другие музыкальные произведения (песни). Р. по своей инициативе передал ему на бумажном носителе тексты своих стихов, в том числе «Б», для создания на эти стихи музыки (песни). Музыку и аранжировку к песне «Б» он создал самостоятельно, ответчик и иные лица участие в этом не принимали. При создании музыки он с согласия ответчика вносил изменения и дополнения в стихи «Б», так как переданный ему тест не ложился на ритмическую основу создаваемой песни. 10 декабря 2010 года при использовании собственных музыкальных инструментов (в частности, синтезатора) и программного обеспечения он произвёл запись демоверсии этой песни в собственном исполнении, которую передал Р. В последующем он, истец, исполнял эту песню публично на концертах, в том числе 23 марта 2012 года в помещении государственного учреждения «С» в присутствии Р., где объявлялось об их авторстве на эту песню. В целях популяризации этой песни он с ответчиком по инициативе последнего в одностороннем порядке подписали представленные Р. соглашения от 20 декабря 2013 года с исполнителем В., в которых он, истец, единолично значился автором музыки песни «Б», а ответчик автором слов. В остальной части истец дал суду пояснения, аналогичные доводам, изложенным в исковом заявлении.    

Ответчик Р. и его представитель адвокат Г. иск не признали, пояснив суду, что музыка на стихи Р. «Б» была создана последним в соавторстве с В. в 2014 году. В 2012 году он наиграл на гитаре В. мелодию этой песни, над которой в последующем работал В. и члены его группы.  По договору от 22 августа 2014 года, заключенному между Р. и В., последнему было передано исключительное авторское право на данное произведение. По их мнению, истец П. является автором одной из аранжировок этой песни, которая была осуществлена им без заключения договора с авторами произведения.  

Представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика – «Н» – И. разрешение иска оставил на усмотрение суда, пояснив, что по заключенным с ответчиком Р. договорам «Н» на коллективной основе управляет его имущественными правами на музыкальные произведения. По заявлению Р. от 13 июля 2011 года песня «Б» была зарегистрирована «Н» на имя Р., как автора слов, и П., как автора музыки этой песни. В перечне произведений от 1 апреля 2015 года к договору об управлении правами на произведения Р. указал себя как автора музыки и слов песни «Б», поэтому эта песня была перерегистрирована на его имя в полном объёме.  

Заслушав объяснения юридически заинтересованных в исходе дела лиц, показания свидетелей Ф. и В., проверив и исследовав письменные и вещественные доказательства по делу, суд приходит к следующему.

В соответствии с ч.1 п.1, п.3 ст.982 ГК Республики Беларусь авторам результатов интеллектуальной деятельности принадлежат в отношении этих результатов личные неимущественные и имущественные права.

Право авторства (право признаваться автором результата интеллектуальной деятельности) является личным неимущественным правом и может принадлежать только лицу, творческим трудом которого создан результат интеллектуальной деятельности.

Право авторства неотчуждаемо и непередаваемо.

Если результат создан совместным творческим трудом двух или более лиц, они признаются соавторами. В отношении отдельных объектов интеллектуальной собственности законодательством может быть ограничен круг лиц, которые признаются соавторами произведения в целом.

В силу п.1, пп.1, 2, 3, 6 п.2, п.4 ст.992 ГК Республики Беларусь авторское право распространяется на произведения науки, литературы и искусства, являющиеся результатом творческой деятельности, независимо от назначения и достоинства произведения, а также от способа его выражения.

Авторское право распространяется как на обнародованные, так и на необнародованные произведения, существующие в какой-либо объективной форме: письменной (рукопись, машинопись, нотная запись и т.д.); устной (публичное произнесение, публичное исполнение и т.д.); звуко- или видеозаписи (механической, магнитной, цифровой, оптической и т.д.); в других формах.

Авторское право не распространяется на собственно идеи, методы, процессы, системы, способы, концепции, принципы, открытия, факты.

Согласно пп.3 п.1, пп.1 п.3 ст.993 ГК Республики Беларусь объектами авторского права являются музыкальные произведения с текстом и без текста.

К объектам авторского права также относятся производные произведения (переводы, обработки, аннотации, рефераты, резюме, обзоры, инсценировки, музыкальные аранжировки и другие переработки произведений науки, литературы и искусства).

В соответствии со ст.4 Закона Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах» автором является физическое лицо, творческим трудом которого создано произведение; производным произведением – перевод или иная переработка произведения, являющиеся результатом творческого труда, в том числе обработка, обзор, пересказ, аннотация, резюме, реферат, инсценировка, музыкальная аранжировка.

В ходе судебного разбирательства по делу установлено, что ответчик Р. в 2010 году передал истцу П. стихи под названием «Б» в целях создания песни.

10 декабря 2010 года истец П. самостоятельно произвёл звуковую запись созданных им музыки и аранжировки песни «Б» в собственном исполнении, которую в декабре этого же года передал ответчику Р.

Вышеуказанные обстоятельства, помимо объяснений истца, подтверждаются:

- показаниями свидетеля Ф. (жены истца), показавшей суду, что в конце 2010 года к ним по месту их жительства приезжал Р. и передавал П. стихи для написания на них музыки; при этом Р. никаких мелодий не напевал и не наигрывал; она видела как П. в течение недели создавал и записывал музыку к песне «Б» при использовании имеющегося у него синтезатора и других технических средств; впоследствии запись этой песни в исполнении П. была передана ответчику; данное произведение истец неоднократно исполнял, в том числе и в присутствии Р. в 2012 году, на концертах в населённых пунктах Гродненской обл.;   

- текстами песни «Б» на бумажных носителях, на которых имеются подписи Р. и на одном из них правки текста, выполненные от руки;

- файлом МР3 на DVD-RW-диске от 10 декабря 2010 года звуковой записи музыкального произведения (песни) «Б» в исполнении истца П.;

- объяснениями самого ответчика Р., не оспаривавшего в судебном заседании факты передачи им П. стихов, в том числе под названием «Б»; внесения П. в эти стихи изменений и дополнений в связи с созданием последним, по мнению ответчика, аранжировки мелодии этой песни, которую он наиграл истцу на гитаре, а также факт получения им в 2010 году цифровой записи исполнения П. в музыкальном сопровождении песни «Б».

Из письма государственного учреждения «С» от 20 марта 2019 года в адрес суда и просмотренной в судебном заседании видеозаписи концерта следует, что 23 марта 2012 года в указанном учреждении был организован и проведен музыкальный вечер, в программе которого в присутствии Р. была представлена премьера песни «Б» в исполнении П. Последние были представлены аудитории: П. – как автор музыки, Р. – как автор слов песни.

По делу также установлено, что ответчик Р. 13 июля 2011 года заключил с «Н» договор об управлении имущественными правами автора на коллективной основе и подал в центр заявление о регистрации произведения «Б», указав себя в качестве автора его текста, а истца П. в качестве автора музыки (композитора); дату создания произведения – 2011 год.

14 июля 2014 года Р. перезаключил с «Н» договор об управлении имущественными правами на музыкальные произведения и в приложении № 1 к договору в перечне произведений, правообладателем которых он является, в отношении песни «Б» повторно указал автором музыки П., уточнив дату создания произведения – 2010 год.

Согласно объяснениям истца и ответчика в 2013 году Р. передал П. экземпляры их с исполнителем В. соглашений от 20 декабря 2013 года, по условиям которых они, истец П. – как автор музыки, а Р. – как автор слов песни «Б», предоставили В. разрешение на использование этого произведения, в частности, путём публичного исполнения, создания аранжировки, звуковой и видеозаписи исполнения произведения (фонограммы, клипа).

Данные обстоятельства подтверждаются исследованными в судебном заседании экземплярами указанных соглашений, которые были подписаны истцом и ответчиком в одностороннем порядке.  

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля В. суду показал, что в 2014 году была произведена фонограмма его исполнения песни «Б» в иной аранжировке; изготовлено на CD-дисках несколько подарочных экземпляров этой фонограммы; на полиграфической обложке и самом диске в качестве автора музыки песни «Б» был указан П., автором слов – Р. Впервые эту песню в 2012 году ему напел и наиграл на гитаре Р.  

Показания свидетеля В. в части изготовления в 2014 году сингла песни «Б» в его исполнении с указанием авторства истца на музыку подтверждается представленным в материалы дела скриншотом из сети Интернет, на котором изображены внешний вид диска и его обложки.     

Судом также установлено, что 1 апреля 2015 года в перечне произведений к договору об управлении имущественными правами на музыкальные произведения от 14 июля 2014 года ответчик Р. изменил сведения в части указания автора музыки этого произведения, указав себя единолично как автора музыки и слов песни «Б».

В судебном заседании ответчик Р. суду пояснил, что совершил такие действия, так как ранее он заблуждался относительно авторства П. на музыку этой песни.

Оценив представленные суду доказательства в их совокупности, суд пришёл к выводу о том, что истец П. своим творческим трудом создал музыку на стихи «Б» и выразил её в объективной форме посредством осуществления 10 декабря 2010 года звуковой записи музыки и слов песни в его исполнении, а также её публичного исполнения на концертах, в том числе 23 марта 2012 года в вышеназванной школе искусств.

Доводы ответчика Р. о том, что он наиграл П. на гитаре музыку к этой песне, а последний лишь осуществил её нотную запись и создал свою аранжировку, а также о том, что музыка к стихам была создана им в соавторстве с В. в 2014 году и он заблуждался относительно авторства истца при регистрации песни в «Н» в 2011 и 2014 годах, суд признаёт несостоятельными, поскольку они опровергаются вышеизложенными доказательствами и ничем не подтверждены.

Факт создания в 2014 году иной аранжировки созданного истцом П. музыкального произведения не опровергает авторство последнего на музыку песни «Б», так как в силу действующего законодательства аранжировки и другие переработки произведения относятся к производным произведениям.

Также не опровергает авторство П. на музыку песни «Б» факт объявления Ф. на одном из концертов П. в качестве аранжировщика песни «Б», а Р. автором её слов, что подтверждается представленным в материалы дела фрагментом видеозаписи данного выступления, поскольку песня исполнялась в аранжировке, созданной П. на его же музыку, под аккомпанемент последнего, и это соответствовало действительности.   

Принимая во внимание указанные обстоятельства, суд считает необходимым исковое требование П. удовлетворить и признать его автором музыки музыкального произведения с текстом (песни) «Б».

В соответствии с ч.1 ст.135 ГПК Республики Беларусь стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает за счет другой стороны возмещение всех понесенных ею судебных расходов по делу, хотя бы эта сторона и была освобождена от уплаты их в доход государства.

Согласно квитанции от 21 марта 2019 года истцом при подаче искового заявления была уплачена государственная пошлина в сумме 510 рублей.

Поскольку исковое требование судом удовлетворено в полном объёме, в возврат уплаченной истцом государственной пошлины с ответчика подлежат взысканию в пользу истца 510 рублей.

Представленные суду вещественные доказательства: DVD-RW и CD-R диски с записью аудио- и видеофайлов следует хранить в материалах дела.

Руководствуясь ст.ст.302-304 ГПК Республики Беларусь, суд

решил:

признать П. автором музыки музыкального произведения с текстом (песни) «Б».

Взыскать с Р. в пользу П. в возврат уплаченной им государственной пошлины 510 (пятьсот десять) белорусских рублей.

Вещественные доказательства: DVD-RW и CD-R диски с записью аудио- и видеофайлов – хранить в материалах дела.

Решение вступает в законную силу немедленно после его оглашения, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

Председательствующий судья                                            

Последнее
по теме