Трудовые споры

Утрата доверия не основание для увольнения любого работника

Увольнение в связи с утратой доверия допускается только в отношении тех работников, которые непосредственно обслуживают денежные и материальные ценности. В статье рассмотрим трудовой спор, в котором увольнение по п. 2 ст. 47 ТК признано судом незаконным и с учетом многочисленных нарушений законодательства о труде в отношении работника основание увольнения изменено на ст. 41 ТК (расторжение трудового договора по требованию работника в связи с нарушением законодательства о труде).

Серикова Алина

Адвокат, магистр права

(Дело № 33-1912/18)

Обстоятельства дела

Истец был уволен с должности главного бухгалтера по п. 2 ст. 47 ТК (совершение виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные и материальные ценности, если эти действия являются основанием для утраты доверия к нему со стороны нанимателя). Полагая, что увольнение является незаконным, истец обратился в суд с целью изменения формулировки причины увольнения, взыскания компенсации, возмещения морального вреда.

Позиция истца

В исковом заявлении истец указал, что он не согласен с основанием увольнения.

Истец считал свое увольнение незаконным, поскольку он не являлся работником, непосредственно обслуживающим денежные и материальные ценности, функции кассира на него нанимателем не возлагались, договор о материальной ответственности с ним не заключался, каких-либо действий, которые могли бы явиться основанием для утраты доверия к нему со стороны нанимателя, он не совершал.

Приказ об увольнении был составлен на основании актов и докладных записок, информация в которых не соответствует действительности. Также нанимателем в приказе не отражены конкретные действия истца, послужившие причиной увольнения.

Истец просил изменить основание увольнения на ст. 41 ТК (расторжение трудового договора по требованию работника в связи с нарушением законодательства о труде), так как ответчик нарушил законодательство о труде: не предоставил работнику трудовой отпуск, а также допустил нарушения при увольнении.

Также в соответствии с подп. 22.2 п. 22 постановления Совета Министров Республики Беларусь от 02.08.1999 № 1180 «Об утверждении Примерной формы контракта нанимателя с работником» (далее — постановление № 1180) истец требовал выплаты компенсации в размере 3 среднемесячных заработных плат.

В день увольнения истцу не была выдана трудовая книжка, поэтому на основании ст. 79 ТК истец требовал также взыскать с ответчика средний заработок за время вынужденного прогула за задержку выдачи трудовой книжки со дня увольнения по день вынесения решения суда.

При этом истец просил обязать ответчика выдать ему трудовую книжку, а также дубликат трудовой книжки, не содержащей запись об увольнении по п. 2 ст. 47 ТК.

Кроме того, с истцом в день увольнения не был произведен окончательный расчет: ответчик не выплатил ему заработную плату за последний неполный месяц работы (10 дней) и компенсацию за неиспользованный отпуск. В последующем ответчик перечислил истцу почтовым переводом денежные средства, но сумма денежного перевода была меньше той, которая полагалась выплате истцу в день увольнения. В связи с этим истец требовал от ответчика выплатить ему недостающую сумму.

На основании ст. 247 ТК истец заявил требование о возмещении морального вреда, обосновывая его размер нравственными страданиями, вызванными увольнением по дискредитирующему основанию, а в соответствии со ст. 124 ГПК — требование о возмещении расходов, затраченных на оплату услуг представителя.

Позиция ответчика

Ответчик исковые требования не признал. Он пояснил, что истец уволен по п. 2 ст. 47 ТК законно и обоснованно. Причин для изменения формулировки основания увольнения у истца не имеется.

Ответчик указал на отсутствие оснований для взыскания в пользу истца компенсаций и иных выплат, поскольку трудовую книжку истец изъял в организации в период работы. Это подтверждается приказом нанимателя, которым на истца возлагались обязанности по ведению кадрового делопроизводства, в том числе по хранению и учету трудовых книжек.

В день увольнения окончательный расчет с истцом не был произведен в силу того, что истец, являясь главным бухгалтером, не исполнил свои должностные обязанности по выплате окончательного расчета при увольнении. При этом организация из-за действий истца не имела доступа к данным программы бухгалтерского учета. Однако в последующем сумма окончательного расчета была перечислена истцу в полном объеме.

Свои доводы ответчик подтвердил актами, докладной запиской и платежными поручениями, на основании которых был издан приказ об увольнении истца.

В связи с указанными обстоятельствами ответчик просил отказать в удовлетворении иска.

Позиция суда первой инстанции

Рассмотрение вопросов законности увольнения

В соответствии с п. 42 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 29.03.2001 № 2 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о труде» по п. 2 ст. 47 ТК могут быть уволены работники, непосредственно обслуживающие денежные и материальные ценности (прием, хранение, транспортировка и т.п.), совершившие виновные действия, которые дают основание нанимателю для утраты доверия к этим работникам. При этом не имеет значения, в каком размере работник несет материальную ответственность за ущерб, причиненный нанимателю при исполнении трудовых обязанностей, и заключен ли с ним договор о полной материальной ответственности.

Суд установил, что истец, исполняя обязанности главного бухгалтера, не являлся работником, непосредственно обслуживающим денежные и материальные ценности, поскольку не обслуживал непосредственно материальные ценности, на него не были возложены нанимателем функции кассира. При этом перечисление денежных средств на основании платежных поручений не является действием, связанным с непосредственным обслуживанием денежных средств. Иные действия истца, изложенные в актах и докладной записке, могут свидетельствовать о нарушении трудовой дисциплины, что не является основанием для увольнения работника по п. 2 ст. 47 ТК.

Поскольку достаточных и достоверных доказательств, свидетельствующих о выполнении истцом работы, связанной с непосредственным обслуживанием денежных и материальных ценностей, и совершении им виновных действий, дающих основание для утраты к нему доверия со стороны нанимателя, суду не представлено, увольнение истца по п. 2 ст. 47 ТК признано незаконным.

Суд обязал ответчика выдать истцу трудовую книжку, а при ее утрате — дубликат трудовой книжки.

Согласно ст. 314 ГПК решение суда в части возложения на ответчика обязанности выдать истцу трудовую книжку должно быть исполнено немедленно.

В соответствии со ст. 79 ТК суд изменил дату увольнения истца с даты издания приказа об увольнении на дату вынесения решения суда.

Суд также взыскал с ответчика в пользу истца сумму окончательного расчета при увольнении. При этом с расчетами, предоставленными истцом, суд не согласился, поскольку в соответствии с табелем учета рабочего времени истец отработал 7 дней, а не 10.

Требование о выплате истцу среднего заработка за задержку расчета при увольнении не подлежало удовлетворению, поскольку суд не установил вины нанимателя в невыплате окончательного расчета при увольнении.

На основании ст. 79 ТК суд взыскал с ответчика средний заработок за время вынужденного прогула в связи с задержкой выдачи трудовой книжки, поскольку достаточными и достоверными доказательствами факт изъятия трудовой книжки истцом в судебном заседании не подтвержден. Помимо того, установив отсутствие трудовой книжки истца в организации, ответчик не обращался к нему по вопросам предоставления трудовой книжки, будучи обязанным затребовать ее у работника, что также ставит под сомнение доводы представителя ответчика и представленные им акты.

Рассмотрение вопросов изменения основания увольнения

Приведенные истцом доводы о непредоставлении ответчиком отпуска признаны судом несостоятельными и не являются основанием для изменении формулировки основания увольнения. Достаточных и достоверных доказательств, подтверждающих наличие вины нанимателя в непредоставлении истцу трудового отпуска, суду не представлено. Заявлений в адрес нанимателя об увольнении по ст. 41 ТК истец не подавал. Доказательств, свидетельствующих о подаче нанимателю заявления о предоставлении трудового отпуска, истец не представил.

Нарушения, допущенные нанимателем непосредственно при увольнении истца на основании приказа, и незаконность такого увольнения не свидетельствуют о наличии основания для увольнения истца по ст. 41 ТК, поскольку таких оснований на момент его увольнения не имелось.

С учетом всех обстоятельств суд пришел к выводу о том, что оснований для изменения формулировки основания увольнения истца на ст. 41 ТК не имеется.

Следовательно, основания для взыскания с ответчика в пользу истца трехмесячного среднего заработка в связи с досрочным расторжением контракта по вине нанимателя отсутствуют.

Поскольку решение о восстановлении истца на работе судом не выносилось и в удовлетворении требований об изменении формулировки основания увольнения истцу также отказано, не имеется оснований для удовлетворения заявленных истцом требований о выдаче дубликата трудовой книжки без записи об увольнении по п. 2 ст. 47 ТК.

В удовлетворении этой части требований истцу отказано.

Принимая во внимание характер причиненных истцу незаконным увольнением нравственных страданий, учитывая, что истец был уволен по дискредитирующим его основаниям, степень вины ответчика, а также требования разумности и справедливости, суд удовлетворил требования истца о взыскании компенсации морального вреда частично.

Суд частично удовлетворил требование истца о возмещении расходов по оплате юридических услуг пропорционально удовлетворенным требованиям.

Позиция суда кассационной инстанции

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что имелись основания для увольнения истца по ст. 41 ТК, так как наниматель допустил виновное нарушение законодательства о труде, которое выражается в нарушении нанимателем сроков выплаты заработной платы, а также непредоставлении трудового отпуска за рабочий год.

Поскольку судебной коллегией установлена вина нанимателя в нарушении законодательства о труде, то в соответствии с подп. 22.2 п. 22 постановления № 1180 в пользу истца подлежит взысканию компенсация в размере 3 среднемесячных заработных плат.

На основании п. 59 Инструкции о порядке ведения трудовых книжек и в связи с тем, что истец уволен по п. 2 ст. 47 ТК без законных оснований, а также имеются основания для изменения формулировки причины увольнения, подлежит удовлетворению требование истца о выдаче дубликата трудовой книжки без записи о незаконном увольнении.

В соответствии с абз. 1 и 2 п. 2 ст. 8 Закона Республики Беларусь от 12.07.2013 № 57-З «О бухгалтерском учете и отчетности» прием и сдача дел оформляются актом в случае назначения на должность и освобождения от должности главного бухгалтера организации.

Ответчик был обязан и имел возможность потребовать от истца передачи дел и документации, принять меры по обеспечению своевременной выплаты сумм окончательного расчета увольняемому работнику в размере неоспариваемой суммы, однако соответствующих мер ответчик не принял. На основании изложенного с ответчика в пользу истца подлежит взысканию средний заработок за задержку расчета при увольнении с даты издания приказа об увольнении по дату частичного расчета истца в объеме 100 %.

В остальной части решение суда оставлено без изменений, а кассационные жалобы сторон и кассационный протест прокурора — без удовлетворения.

Выводы:
Из приведенной ситуации следует вывод о том, что по основанию, предусмотренному ч. 2 ст. 47 ТК, могут быть уволены только работники, непосредственно обслуживающие денежные и материальные ценности (прием, хранение, транспортировка и т.п.), совершившие виновные действия, которые дают основание нанимателю для утраты доверия к этим работникам. При этом не имеет значения, в каком размере работник несет материальную ответственность за ущерб, причиненный нанимателю при исполнении трудовых обязанностей, и заключен ли с ним договор о полной материальной ответственности. Предусмотрено увольнение работников по основанию утраты к ним доверия и в том случае, если в соответствии с законодательством установлен факт совершения хищения, взяточничества и иных корыстных правонарушений работниками, даже если указанные действия не связаны с их работой.
На основании ст. 41 ТК в случаях болезни или инвалидности работника, иных уважительных причин, препятствующих выполнению работы по трудовому договору, а также в случае нарушения нанимателем законодательства о труде, коллективного договора, трудового договора срочный трудовой договор подлежит расторжению досрочно по требованию работника. При этом факт нарушения нанимателем законодательства о труде, коллективного договора, трудового договора устанавливается уполномоченным органом надзора за соблюдением законодательства о труде, профсоюзами и/или судом.
Поскольку в рассматриваемом деле установлены незаконность увольнения работника по п. 2 ст. 47 ТК и факт нарушения нанимателем законодательства о труде, то действительно имеются основания для изменения формулировки увольнения на ст. 41 ТК и удовлетворения иных требований, вытекающих из оспариваемого обстоятельства.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ:Людмила Шерснёва, юрист

Увольнение по п. 2 ст. 47 ТК допустимо лишь в отношении работников, непосредственно обслуживающих денежные или материальные ценности. Для выяснения вопроса о том, обслуживает ли работник материальные или денежные ценности непосредственно, следует изучить должностную инструкцию работника и установить круг его обязанностей. При этом имеет значение не только наименование занимаемой им должности (выполняемой работы), но и фактически возложенные на него трудовые обязанности.
Если трудовые обязанности работника не связаны с непосредственным обслуживанием материальных ценностей, увольнение такого работника по п. 2
ст. 47
ТК является незаконным.
В соответствии со ст. 41 ТК срочный трудовой договор (контракт) подлежит расторжению досрочно по требованию работника в том числе в случае нарушения нанимателем законодательства о труде, коллективного договора, трудового договора.
В рассматриваемой ситуации факт нарушения нанимателем законодательства о труде (нарушение нанимателем сроков выплаты заработной платы, а также непредоставление трудового отпуска за рабочий год) установлен судом, следовательно, имеются основания для применения ст. 41 ТК.
Одним из негативных последствий для нанимателя является то, что при расторжении срочного трудового договора в связи с нарушением нанимателем законодательства о труде, коллективного договора, трудового договора работнику выплачивается выходное пособие в размере не менее двухнедельного среднего заработка, за исключением работников, которым актами законодательства установлена выплата минимальной компенсации за расторжение срочного трудового договора в связи с нарушением нанимателем законодательства о труде, коллективного договора, трудового договора (ст. 48 ТК).
В приведенной ситуации с работником заключен контракт (срочный трудовой договор), который подпадает под исключение из общих правил выплаты выходного пособия, установленных ст. 48 ТК, и предусматривает выплату минимальной компенсации.
Конкретный размер минимальной компенсации в размере 3 среднемесячных заработных плат в случае досрочного расторжения контракта с работником из-за невыполнения или ненадлежащего выполнения его условий по вине нанимателя определен п. 2 постановления Совета Министров Республики Беларусь от 02.08.1999 № 1180.
Поскольку судом установлена вина нанимателя в нарушении законодательства о труде, то в соответствии с п. 2 постановления № 1180 имеются основания для выплаты компенсации в размере 3 среднемесячных заработных плат.

Последнее
по теме