Споры по договорам аренды

Взыскание задолженности или неосновательного обогащения: выбираем надлежащий способ защиты нарушенных прав

В случае несвоевременной уплаты арендных платежей арендодатель, как правило, идет в суд за защитой своих прав и взысканием с арендатора задолженности по договору аренды. Но как быть, если арендатор допустил переплату арендных платежей по договору аренды? Сможет ли арендатор в судебном порядке взыскать задолженность, образовавшуюся излишним перечислением арендной платы, а также проценты за пользование чужими денежными средствами? Какой способ защиты нарушенных прав необходимо выбрать?

Матюк Сергей

Юрист юридической компании ООО «Экономические споры»

(Дело № 318-5/2015/241а)

Обстоятельства дела

Между ООО «А» (далее — истец, субарендатор) и ООО «Б» (далее — ответчик, субарендодатель) был заключен договор субаренды, по которому ответчик обязался предоставить истцу в пользование нежилое помещение.

По акту сдачи-приемки от 11.01.2014 ответчик передал, а истец принял в субарендное пользование данное помещение.

За время аренды по договору субаренды истец вносил арендную плату за пользование имуществом в белорусских рублях.

Субарендная плата, перечисленная истцом ответчику за январь — август 2014 г., составила сумму большую, чем было установлено договором субаренды. Как следствие, истец, рассчитав сумму фактической переплаты, направил ответчику две претензии, в которых просил ответчика погасить задолженность и проценты за пользование чужими денежными средствами в указанные в претензиях сроки. Ответчик на претензии не ответил, предъявленные в его адрес требования в добровольном порядке не удовлетворил.

Истец со ссылкой на ст. 290 и 366 ГК обратился в экономический суд с иском о взыскании с ответчика задолженности по договору субаренды (излишне выплаченных сумм арендных платежей), а также процентов за пользование чужими денежными средствами.

Позиция истца

В ходе судебного процесса в первой инстанции истец, ссылаясь на ст. 290, 366 и 665 ГК, просил взыскать с ответчика сумму задолженности в виде части суммы арендной платы за пользование помещением, излишне перечисленной и полученной ответчиком.

От редакции. По всей видимости, истец в исковом заявлении допустил ошибку, неправильно указав номер статьи ГК. Вместо ст. 625 ГК, регулирующей условие о размере арендной платы, истец указал в исковом заявлении ссылку на ст. 665 ГК, которая регулирует порядок оплаты работы по договору подряда.

Истец также просил взыскать сумму процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 09.06.2014 по 01.02.2015.

Позиция ответчика

Ответчик иск не признал, ссылаясь на неправильное определение истцом основания спора ввиду ссылки в исковом заявлении на ст. 665 ГК.

Кроме этого, ответчик указал на невнесение истцом сумм эксплуатационных расходов по договору субаренды и, соответственно, на наличие задолженности у истца перед ответчиком по состоянию на момент рассмотрения дела судом первой инстанции. В качестве доказательств этого ответчик предоставил в суд акты сдачи-приемки, подписанные от имени истца его должностным лицом (не руководителем).

Позиция суда первой инстанции

Суд первой инстанции пришел к выводу, что исковые требования истца подлежат удовлетворению в части взыскания с ответчика суммы основного долга (задолженности в виде части суммы излишне перечисленной арендной платы).

Доводы ответчика судом были отклонены.

Во-первых, ответчик не представил суду достаточных доказательств (оригиналы или копии доверенностей истца, решения общего собрания участников истца, приказов истца), наделявших полномочиями по подписанию от имени истца актов сдачи-приемки (предусматривавших внесение истцом ответчику суммы эксплуатационных расходов), которые были предоставлены ответчиком в дело в обоснование своих возражений по иску.

Во-вторых, в судебном заседании ответчик отказался от взаимозачета на сумму эксплуатационных расходов и не представил суду доказательств выставления ответчиком истцу счетов на оплату сумм эксплуатационных расходов, как это предусмотрено договором субаренды.

В-третьих, ошибочная ссылка истца на ст. 665 ГК не меняет по сути основание иска, о котором в нем говорится, поскольку в нем имеются ссылки и на другие статьи, а также подробное описание такого основания иска.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции удовлетворил требования истца в части взыскания с ответчика суммы основного долга (задолженности в виде части суммы излишне перечисленной арендной платы) и суммы расходов по госпошлине, а в остальной части иска отказал.

Доводы ответчика в апелляционной жалобе

В апелляционной жалобе ответчик просил отменить решение суда первой инстанции и принять по делу новое постановление об отказе в удовлетворении иска с отнесением на истца судебных издержек.

В апелляционной жалобе ответчик указал, что при вынесении решения суд первой инстанции ошибочно применил материальные нормы, регулирующие отношения аренды, и не применил подлежащие применению правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения.

Кроме того, ответчик сослался на необоснованный вывод суда об отказе ответчика от взаимозачета. Ответчик указал, что исходя из принципа автономии воли при осуществлении гражданских прав (ст. 8 ГК) суд не имел права требовать от ответчика принятия решения о заявлении либо отказе от заявления о взаимозачете, делать вывод об отказе от взаимозачета на основании непризнания ответчиком иска, а затем, в нарушение п. 2 ст. 8 ГК, обосновывать взыскание с ответчика денежных средств якобы отказом.

Доводы истца в апелляционной жалобе

Истец поддержал ранее заявленные требования, в судебном заседании представитель истца не участвовал, был извещен надлежащим образом.

Выводы апелляционной инстанции

Апелляционная инстанция экономического суда посчитала, что решение суда первой инстанции по делу подлежит отмене с учетом следующих обстоятельств.

Как установил суд первой инстанции, по расчетам истца вся арендная плата, перечисленная ответчику по договору субаренды, оказалась больше, чем было установлено договором субаренды.

Как следствие, истец, рассчитав сумму фактической переплаты, ссылаясь на ст. 290 и 366 ГК, направил ответчику претензии с требованием погасить задолженность и проценты за пользование чужими денежными средствами в указанные сроки.

Тем не менее согласно ст. 288 ГК в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда, неосновательного обогащения и из иных оснований, указанных в ГК и других актах законодательства.

Правоотношения сторон, как следует из материалов дела, связаны с арендой имущества.

Справочно. 
В соответствии с ч. 1 ст. 577 ГК по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.

Согласно п. 1 ст. 585 ГК обязанность по своевременному внесению платы за пользование имуществом (арендной платы) возложена на арендатора. Порядок, условия и сроки ее внесения определяются договором аренды.

По существу иска истец, ссылаясь на условия договора аренды, ст. 290, 311, 366 и 665 ГК, требовал у ответчика исполнить обязательство по погашению долга в виде переплаты по арендным платежам, а также уплатить проценты за пользование чужими денежными средствами за просрочку оплаты денежных средств.

Тем не менее ни названные истцом нормы законодательного акта, ни условия договора субаренды не регулируют обязательства арендодателя по возврату сумм арендных платежей.

Исходя из сущности договора аренды, у арендодателя отсутствуют денежные обязательства перед арендатором по возврату излишне уплаченной суммы арендной платы.

При таких обстоятельствах исковые требования истца являются необоснованными и несостоятельными, а поэтому удовлетворению не подлежат.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции постановил решение суда первой инстанции отменить, в удовлетворении исковых требований отказать, расходы истца по государственной пошлине за подачу иска отнести на истца.

Мнение автора:
Данный пример судебной практики демонстрирует значимость выбора при определении стороной надлежащего способа защиты права и норм материального права судом первой инстанции при вынесении решения по делу.
Согласно принципу диспозитивности (ст. 23 ХПК) дела в судопроизводстве в суде, рассматривающем экономические дела, рассматриваются лишь в отношении заявленных требований.
До вынесения судом решения истец не подавал какого-либо заявления об изменении либо уточнении своих исковых требований. Несмотря на это, в нарушение п. 21 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 27.05.2011 № 6 «О некоторых вопросах рассмотрения дел в хозяйственном суде первой инстанции» (далее — постановление Пленума ВХС № 6) суд самостоятельно изменил исковое требование истца, сославшись на ст. 625 ГК вместо ст. 665 ГК. Любая ошибочность должна исправляться в процессуальном порядке, в данном случае — заявлением об изменении/уточнении основания искового требования, а не самостоятельно судом. Таким образом, на наш взгляд, суд вышел за пределы своих полномочий.
В решении суд первой инстанции указал, что любое обязательство должно «исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства» (ст. 290 ГК), установил, что срок обязательства арендодателя по возврату арендной платы определен моментом востребования (ст. 295 ГК), однако не упомянул, в силу какой нормы законодательства или договора такое обязательство возникает.
Статья 422 ГК регулирует порядок изменения и расторжения договора. Статья 625 ГК касается арендной платы, то есть затрагивает обязательства арендатора по ее оплате, а не устанавливает какие-либо обязательства арендодателя.
Таким образом, ст. 290, 295, 422 и 625 ГК не содержат указания на обязательство кредитора (арендодателя) по возврату должнику (арендатору) выплаченных сумм, в том числе какой-либо переплаты.
В то же время правом Республики Беларусь предусмотрено внедоговорное обязательство, вытекающее из неосновательного обогащения.
В соответствии с п. 10 постановления Президиума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 27.04.2011 № 30 «О некоторых вопросах применения хозяйственными судами положений Гражданского кодекса Республики Беларусь о неосновательном обогащении» (далее — постановление Президиума ВХС № 30) правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения подлежат применению также к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством (то есть выходящим за пределы предусмотренного обязательства), если иное не предусмотрено соглашением сторон или актом законодательства.
В том числе к таким случаям может быть отнесено получение ответчиком имущества сверх объема, предусмотренного договором, например переплата за поставленный товар, что аналогично переплате арендной платы, каковой, по мнению суда и истца по данному делу, является сумма, перечисленная истцом в адрес арендодателя (ответчика).
Однако в ходе судебного рассмотрения истец не заявлял требований о взыскании сумм неосновательного обогащения. Даже если бы истец заявил об изменении своего требования о взыскании основного долга на требование о взыскании суммы неосновательного обогащения, это явилось бы одновременным изменением основания и предмета иска, то есть заменой одного иска другим, что недопустимо (п. 19 постановления Пленума ВХС № 6, п. 7 постановления Президиума ВХС № 30).
Таким образом, истцом был выбран ненадлежащий способ защиты нарушенных прав. В судебном постановлении суд апелляционной инстанции указал, что в случае, если истец считает, что в рассматриваемом деле ответчик без установленных на то законодательством или сделкой оснований приобрел или сберег денежные средства за счет истца, последний вправе в установленном порядке обратиться за защитой своих нарушенных прав и законных интересов с соответствующими самостоятельными требованиями.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ: Андрей Толочко, руководитель субпрактики разрешения неплатежеспособности и банкротства, адвокат Адвокатского бюро «Ревера»; Дарья Шемет, юрист Адвокатского бюро «Ревера»

Согласно п. 1 ст. 585 ГК арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату).
Порядок, условия и сроки внесения арендной платы определяются договором аренды. В случаях, когда договором они не определены, считается, что установлены порядок, условия и сроки, обычно применяемые при аренде аналогичного имущества при сравнимых обстоятельствах.
Следовательно, все суммы, которые уплачены в ином порядке и размере, не являются арендной платой. Отношения по их зачислению (возврату) не подчиняются условиям договора, а также положениям законодательства, которые регулируют отношения между арендатором и арендодателем.
Таким образом, не представляется возможным удовлетворить требования истца, руководствуясь ст. 290, 366 и 625 ГК.
В соответствии с п. 1 ст. 971 ГК лицо, которое без установленных законодательством или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 978 ГК.
Согласно ст. 978 ГК не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:
1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;
2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;
3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, суммы по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;
4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.
Для квалификации неосновательного обогащения как основания для возникновения обязательства истцу необходимо доказать совокупность обстоятельств:
— наличие обогащения (приобретения или сбережения имущества) на стороне одного лица;
— происхождение этого обогащения за счет имущества другого лица;
— отсутствие правового основания для обогащения.
Таким образом, при взыскании суммы неосновательного обогащения особое внимание следует уделить обоснованию причин, по которым перечислялись денежные средства, а также указать, с какого момента стало известно об отсутствии оснований для перечисления денежных средств.
Нельзя отрицать, что истец имеет право на возврат излишне уплаченных денежных средств как суммы неосновательного обогащения, но никак не суммы основного долга по договору аренды. Однако суды, рассматривающие экономические дела, согласно ст. 23 ХПК связаны требованиями, заявленными истцом. Суд не вправе самостоятельно изменять предмет или основания иска.
С учетом вышеизложенного полагаем, что суд апелляционной инстанции абсолютно обоснованно отменил решение суда первой инстанции об удовлетворении исковых требований.

Последнее
по теме