Споры в сфере строительства

Законные и договорные неустойки по договору строительного субподряда: практика взыскания

Порой неустойка по договорам строительного подряда служит не столько мерой по обеспечению исполнения обязательства, сколько способом получения дополнительного дохода или инструментом мести. Рассмотрим спор по договору строительного подряда о взыскании сторонами законной и договорной неустойки. 

Дмитроченко Светлана

Адвокат

(Дело № 155-7/17/А/Н/А/А)

Обстоятельства дела

Между ЗАО «Г» (генподрядчик, истец, ответчик по встречному иску) и ООО «Ф» (субподрядчик, ответчик, истец по встречному иску) был заключен договор строительного субподряда на выполнение определенных видов работ на объекте (далее — договор).

Срок выполнения работ — с 01.07.2019 по 31.07.2019 (п. 1 договора).

В соответствии с условиями договора оплата осуществляется без авансов и с рассрочкой платежей за выполненные работы в течение 30 календарных дней после подписания акта выполненных работ. 

Субподрядчик в сентябре — октябре 2019 г. выполнил работы и составил акты сдачи-приемки выполненных работ и справки о стоимости выполненных работ на сумму 5000 руб.

Акт выполненных работ за сентябрь 2019 г. вместе со справкой о стоимости выполненных работ был получен генподрядчиком 25.10.2019. 

Акт выполненных работ за октябрь 2019 г. вместе со справкой о стоимости выполненных работ получен генподрядчиком 17.12.2019. 

Тем не менее вышеуказанные акты и справки генподрядчик не подписал. Субподрядчиком был предъявлен иск в суд к генподрядчику о взыскании суммы основного долга по договору в размере 5000 руб. по актам и справкам за сентябрь — октябрь 2019 г.

В ходе судебного разбирательства была обнаружена ошибка в направленных актах: объем выполненных работ был суммарно завышен на 2000 руб. При этом претензий по качеству выполненных работ на 3000 руб. со стороны генподрядчика не заявлялось, мотивированного отказа в установленный срок от подписания актов в адрес субподрядчика не направлялось. 

В итоге стороны пришли к соглашению о подписании 21.05.2020 акта выполненных работ за октябрь 2019 г. на сумму 3000 руб. Указанная сумма ген-подрядчиком была оплачена, в связи с чем субподрядчик в полном объеме отказался от иска.

Впоследствии генподрядчик решил обратиться в суд за взысканием с субподрядчика договорных неустоек.

Позиция истца (ответчика по встречному иску)

Генподрядчик обратился в суд с иском к субподрядчику о взыскании следующих договорных неустоек:

— пени за нарушение установленных в договоре сроков выполнения строительных работ, включая оформление документов, подтверждающих их выполнение, — 0,2 % стоимости невыполненных строительных работ за каждый день просрочки, но не более стоимости этих работ (договорная неустойка);

— пени за превышение по своей вине установленных договором сроков сдачи объекта в эксплуатацию (передачи результата строительных работ) — 0,2 % стоимости объекта за каждый день просрочки, но не более стоимости объекта (результата строительных работ) (договорная неустойка). При этом истец указал, что данная пеня взыскивается именно за просрочку передачи результата строительных работ;

— штрафа за каждый день необоснованного неисполнения обязательств в сроки, указанные в п. 1 договора, — 10 базовых величин за каждый день необоснованного неисполнения таких обязательств (договорная неустойка). При этом в исковом заявлении истец уменьшил штраф и заявил сумму в 10 раз меньше, чем следовало по расчету.

Период просрочки для всех неустоек — с 01.08.2019 по 20.05.2020 (со дня, следующего за днем окончания выполнения работ по договору, по день, предшествующий дню подписания акта за октябрь 2019 г., — 21.05.2020). 

Сумма, на которую истец производил начисление неустоек, — 5000 руб. (вся сумма работ по договору).

Позиция ответчика (истца по встречному иску)

С предъявленными исковыми требованиями субподрядчик не согласился и предъявил встречный иск.

В обоснование несогласия с исковыми требованиями субподрядчик сослался на несвоевременное исполнение генподрядчиком обязанности по передаче субподрядчику изменений в проектную документацию, а также строительных материалов, обязанность по поставке которых лежала на генподрядчике. Материал, необходимый для производства бетонных работ, был передан субподрядчику с 20 по 30 сентября 2019 г., то есть фактически после окончания договорных сроков выполнения работ. Субподрядчик указывал, что срок начала, равно как и окончания выполнения работ по договору, был нарушен не по вине субподрядчика.

Субподрядчик предъявил встречный иск о взыскании следующих неустоек:

— пени за необоснованное уклонение от приемки выполненных строительных работ и оформления соответствующих документов, подтверждающих их выполнение, — 0,2 % стоимости непринятых строительных работ за каждый день просрочки, но не более стоимости этих работ (договорная неустойка). 

При этом период просрочки исчислялся в соответствии с п. 55 Правил заключения и исполнения договоров строительного подряда, утвержденных постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 15.09.1998 № 1450 (далее — Правила № 1450), — с 25.12.2019 по 21.05.2020. Начало просрочки исчислено исходя из даты получения генподрядчиком последнего акта выполненных работ за октябрь 2019 г. (17.12.2019) плюс 5 рабочих дней на его рассмотрение; дата окончания периода просрочки — день подписания акта выполненных работ генподрядчиком;

— пени за несвоевременное проведение расчетов за выполненные и принятые в установленном порядке строительные работы — 0,2 % неперечисленной суммы за каждый день просрочки платежа, но не более размера этой суммы (законная неустойка).

Договором была установлена пеня за несвоевременное проведение расчетов в размере меньшем, чем это предусмотрено п. 84 Правил № 1450. Так как по соглашению сторон установленные Правилами № 1450 размеры ответственности могут быть только увеличены (но не уменьшены), истец по встречному иску, руководствуясь п. 87 Правил № 1450, заявил о взыскании законной неустойки;

— процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 366 ГК.

Период просрочки для последней пени и процентов исчислялся в соответствии с п. 55 Правил № 1450 и условиями договора по оплате — с 24.01.2020 по 11.06.2020. При этом начало просрочки исчислено исходя из даты получения генподрядчиком последнего акта выполненных работ за октябрь 2019 г. (17.12.2019) плюс 5 рабочих дней на его рассмотрение плюс 30 календарных дней на оплату по условиям договора; дата окончания периода просрочки — дата оплаты генподрядчиком за выполненные работы.

Сумма, на которую производилось начисление всех пеней и процентов, — 3000 руб. (не оспариваемая сторонами сумма выполненных и принятых работ).

Решение суда первой и апелляционной инстанции

Суд первой инстанции удовлетворил иск генподрядчика, применив ст. 314 ГК и значительно уменьшив общую сумму иска. Во встречном иске было отказано в полном объеме. 

Проверив расчет неустоек, произведенный истцом, суд согласился с ним. В соответствии с ч. 1 ст. 314 ГК, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

В качестве критериев, положенных в основу вывода о несоразмерности неустойки, суд учитывает следующие обстоятельства: размер договорной неустойки, периоды просрочки, взыскание нескольких неустоек за сходные нарушения обязательств. Кроме того, ответственность в виде неустойки (в том числе договорной) предусмотрена законодателем как стимул к своевременному исполнению обязательства стороны по договору, а не как средство обогащения кредитора. 

В удовлетворении встречного иска суд первой инстанции отказал. 

Апелляционная инстанция оставила решение суда без изменения, а жалобу субподрядчика — без удовлетворения.

Постановление кассационной инстанции

Постановлением кассационной инстанции решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. 

В обоснование принятого постановления кассационная инстанция указала следующее.

Отказывая в удовлетворении встречного иска, судебные инстанции экономического суда не учли, что согласно п. 4 ст. 708 ГК сдача результата работы подрядчиком и приемка его заказчиком оформляются актом, подписанным обеими сторонами. При отказе одной из сторон от подписания акта в нем делается отметка об этом с указанием мотивов отказа и акт подписывается другой стороной.

Субподрядчик предъявил по актам за сентябрь — октябрь 2019 г. работы на сумму 5000 руб., часть из которых на сумму 3000 руб. была принята и оплачена ЗАО «Г» согласно оформленному 21.05.2020 акту сдачи-приемки выполненных работ за октябрь 2019 г., справке о стоимости выполненных работ за октябрь 2019 г.

Обстоятельства правомерности отказа генподрядчика от оплаты части выполненных субподрядчиком работ на сумму 3000 руб. в период с 17.12.2019 с учетом содержания первоначально оформленных актов сдачи-приемки и справок о стоимости выполненных работ в сравнении с оформленными 21.05.2020 актом сдачи-приемки выполненных работ и справкой о стоимости выполненных работ за октябрь 2019 г. не были исследованы и не получили надлежащую оценку судебными инстанциями экономического суда.

По первоначальному иску заявлена пеня за нарушение сроков выполнения строительных работ согласно договору и штраф за нарушение сроков выполнения субподрядчиком обязательств за период с 01.08.2019 по 20.05.2020, начисленный из расчета 10 базовых величин за каждый день необоснованного неисполнения таких обязательств. Вместе с тем судом первой инстанции оставлено без исследования и без оценки содержание диспозиции приведенных условий договора в части достоверного определения конкретных нарушений условий договора, по которым установлен штраф, чем указанная неустойка отличается от пени за нарушение сроков выполнения строительных работ. По данным обстоятельствам экономическому суду надлежало с целью исключения привлечения ответчика к двойной ответственности установить содержание договора по правилам ст. 401 ГК.

Кроме того, признавая правомерным расчет пени и штрафа на всю стоимость работ по договору, экономический суд также не установил на условиях п. 4 ст. 708 ГК обстоятельства правомерности отказа ЗАО «Г» от принятия и оплаты части выполненных работ. 

Также экономический суд не установил, какие фактические действия были совершены сторонами по исполнению договора, кем и когда действительно выполнена и сдана заказчику часть работ, не выполненных ответчиком.

Решение суда первой инстанции по итогам нового рассмотрения дела

Судом первой инстанции требования истца по первоначальному иску удовлетворены в части, с ООО «Ф» взыскано:

— пеня за нарушение установленных в договоре сроков выполнения строительных работ, включая оформление документов, подтверждающих их выполнение, — 0,2 % стоимости невыполненных строительных работ за каждый день просрочки, но не более стоимости этих работ (договорная неустойка). При этом указанная пеня уменьшена судом на основании ст. 314 ГК в 3,7 раза;

— штраф за каждый день необоснованного неисполнения обязательств в сроки, указанные в п. 1 договора, — 10 базовых величин за каждый день необоснованного неисполнения таких обязательств (договорная неустойка). При этом указанный штраф уменьшен судом на основании ст. 314 ГК в 10 раз.

Во взыскании пени за превышение по своей вине установленных договором сроков сдачи объекта в эксплуатацию, а именно — передачи результата строительных работ, суд отказал, мотивировав свое решение следующим.

За нарушение субподрядчиком сроков сдачи объекта в эксплуатацию (передачи результата строительных работ) надлежит применять нормы о толковании договора в порядке ст. 401 ГК

Из содержания договора следует, что на субподрядчика, кроме выполнения определенных договором работ, не возложено совершение каких-либо дополнительных действий, направленных непосредственно на ввод объекта в эксплуатацию (передачу результата строительных работ). 

Принимая во внимание предмет рассматриваемого договора строительного субподряда, поименованное истцом такое отдельное нарушение, как превышение срока сдачи объекта в эксплуатацию (передачи результата строительных работ), не может являться основанием для привлечения к ответственности субподрядчика, поскольку ни условиями договора, ни нормами действующего законодательства не предусмотрено указанное обязательство субподрядчика, а также сроки его исполнения.

Суд первой инстанции требования истца по встречному иску удовлетворил в полном объеме.

Размер удовлетворенных судом требований истца по первоначальному иску соответствовал размеру удовлетворенных требований по встречному иску.

Постановление апелляционной инстанции

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции и вынес новое постановление по делу. 

Судом апелляционной инстанции требования истца по первоначальному иску удовлетворены в части, с субподрядчика частично взыскана пеня за нарушение установленных в договоре сроков выполнения строительных работ, включая оформление документов, подтверждающих их выполнение.

Во взыскании части пени за нарушение установленных в договоре сроков выполнения строительных работ, пени за превышение по своей вине установленных договором сроков сдачи объекта в эксплуатацию (передачи результата строительных работ) и штрафа за каждый день необоснованного неисполнения обязательств в сроки, указанные в договоре, суд отказал.

Судом апелляционной инстанции требования истца по встречному иску удовлетворены в части, с ЗАО «Г» взысканы в полном объеме:

— пеня за несвоевременное проведение расчетов за выполненные и принятые в установленном порядке строительные работы (законная неустойка);

— проценты за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 366 ГК.

Во взыскании пени за необоснованное уклонение о приемки выполненных строительных работ и оформления соответствующих документов, подтверждающих их выполнение, суд отказал.

При этом размер удовлетворенных судом требований истца по первоначальному иску соответствовал размеру удовлетворенных требований по встречному иску.

Обосновывая принятое решение, суд указал следующее.

В рамках настоящего дела ЗАО «Г» обратилось в суд с требованием о взыскании с ООО «Ф» пени за нарушение сроков выполнения строительных работ за период с 01.08.2019 по 21.05.2020, начисляя данную неустойку в соответствии с п. 7.2.1 договора на сумму 5000 рублей, составляющих всю стоимость работ по этому договору.

Вместе с тем суд апелляционной инстанции, проверив в данной части расчет ЗАО «Г», пришел к выводу о неверном определении истцом размера указанной неустойки (пени), поскольку приведенный расчет противоречил условиям заключенного между сторонами договора и требованиям п. 4 ст. 708 ГК, пп. 64, 65 Правил № 1450, так как расчет данной неустойки был проведен на всю сумму договора без учета обстоятельств неправомерного отказа генподрядчика от принятия и оплаты части выполненных субподрядчиком работ на сумму 3000 рублей.

Отказывая в удовлетворении штрафа, суд апелляционной инстанции указал следующее.

Суд апелляционной инстанции, исходя из буквального толкования условий договора по правилам ст. 401 ГК, а также системного анализа содержания норм договора, в том числе предусматривающих ответственность в виде неустойки (пени) за нарушение сроков выполнения строительных работ, пришел к выводу о наличии в договоре условий, предусматривающих двойную ответственность субподрядчика за нарушение одних и тех же условий договора в виде неустойки. Несмотря на то, что стороны в договоре определили вид неустойки как штраф, по своей сути данная неустойка предполагает ответственность субподрядчика в виде пени за допущенные нарушения своих обязательств.

Отказывая в удовлетворении данных требований, тем самым устраняя возможность привлечения лица за одно и то же нарушение своих обязательств к двойной ответственности, суд апелляционной инстанции также учитывает необходимость соблюдения баланса интересов обеих сторон, поскольку ответственность в виде неустойки (в том числе договорной) предусмотрена законодателем как способ обеспечения исполнения обязательства стороны по договору, а не как средство обогащения кредитора.

Отказывая в удовлетворении требований истца по встречному иску в части пени за необоснованное уклонение от приемки выполненных строительных работ и оформления соответствующих документов, подтверждающих их выполнение, суд апелляционной инстанции исходил из следующего.

Так, договором предусмотрена ответственность генподрядчика за необоснованное уклонение от приемки выполненных строительных работ и оформления соответствующих документов, подтверждающих их выполнение в размере 0,2 % стоимости непринятых строительных работ за каждый день просрочки, но не более стоимости этих работ.

При этом суд апелляционной инстанции отметил, что условия данного пункта договора четко и однозначно предусматривают, что возможность взыскания указанной неустойки (пени) ставится в зависимость от наличия двух обстоятельств, применяемых одновременно и касающихся не только факта необоснованного уклонения генподрядчика от приемки выполненных строительных работ, но и факта необоснованного уклонения от оформления соответствующих документов, подтверждающих их выполнение, который бы подтверждал наличие в совокупности указанных фактических обстоятельств.

Вместе с тем материалами дела с достоверностью подтверждается, что со стороны генподрядчика не имелось факта необоснованного уклонения от оформления соответствующих документов, подтверждающих выполнение строительных работ, поскольку представленные субподрядчиком акты выполненных работ за сентябрь и октябрь 2019 г. (получены генподрядчиком 25.10.2019 и 17.12.2019) не могли быть оформлены генподрядчиком, так как содержали объемы работ, которые субподрядчик не выполнял, что не отрицалось (не оспаривалось) самим представителем субподрядчика в судебном заседании суда апелляционной инстанции.

В связи с этим, исходя из системного анализа условий договора, суд апелляционной инстанции отметил, что в ходе судебного разбирательства со стороны субподрядчика не были представлены надлежащие относимые и допустимые доказательства, подтверждающие соблюдение им в совокупности тех условий, которые являлись основанием для взыскания с ЗАО «Г» пени за необоснованное уклонение от приемки выполненных строительных работ и оформления соответствующих документов.

Ключевые выводы по спору

1. Неустойка (законная или договорная) — это способ обеспечения надлежащего исполнения обязательства стороной по договору, и она не может служить инструментом получения дополнительного дохода или обогащения за счет другой стороны.
2. Генподрядчик, не согласный с содержанием полученных актов сдачи-приемки выполненных работ, справок об их стоимости, обязан в установленный договором срок обеспечить оплату той части работ, которая им не оспаривается.
3. Субподрядчик обязан доказать имевшие место препятствия в работе, помешавшие исполнению обязательств в срок, установленный договором, а именно: должен был письменно сообщить генподрядчику в порядке ст. 670 ГК о приостановлении работ.
4. Пеня за нарушение установленных в договоре сроков выполнения строительных работ, включая оформление документов, подтверждающих их выполнение, должна исчисляться от стоимости не выполненных в срок строительных работ.
5. Пеня за превышение по своей вине установленных договором сроков сдачи объекта в эксплуатацию (передачи результата строительных работ) может быть взыскана с субподрядчика, только если соответствующие обязанности субподрядчика прямо предусмотрены договором субподряда.
6. Судом может быть отказано во взыскании неустойки (штрафа), если договором уже предусмотрена другая неустойка (пеня) за такие же нарушения его условий. Тем самым суд устраняет возможность привлечения лица за одно и то же нарушение своих обязательств к двойной ответственности.
7. Пеня за необоснованное уклонение от приемки выполненных строительных работ и оформления соответствующих документов, подтверждающих их выполнение, может быть взыскана при одновременном подтверждении двух вышеуказанных фактов, входящих в предмет доказывания. При этом если акты выполненных работ не могли быть подписаны генподрядчиком в первоначальном виде, что в дальнейшем нашло свое подтверждение в суде, то основания для взыскания такой пени у субподрядчика отсутствуют даже в неоспариваемой части этих актов.

Последнее
по теме
Мы готовы экономить ваше время и для вашего удобства подготовили календарь мероприятий, которые стоит посетить!